Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Сюжеты для небольшого визита

15.06.2010 | Юнанов Борис , Хазов Сергей | № 20 от 14 июня 2010 года

Какие тёрки шли в Париже

Спустя всего полгода после предыдущей своей поездки в Париж премьер Владимир Путин снова приехал в столицу Франции — открыл во дворце Гран-Пале российскую выставку. Других формальных поводов для его «рабочего визита» не нашлось, что неудивительно. Ведь по главным вопросам повестки дня — от покупки Россией вертолетоносцев «Мистраль» до присоединения французского энергетического концерна EDF к газовому проекту «Южный поток» и строительства нового православного собора в центре французской столицы — Москва и Париж в принципе уже договорились. Какой ценой Кремлю даются победы на берегах Сены — выяснял The Nеw Times

42-1a.jpg
Франсуа Фийон и Владимир Путин научились договариваться по-крупному

Буквально за два дня до Путина в Париже побывал его главный оппонент на постсоветском пространстве — президент Грузии Михаил Саакашвили. Обмен рукопожатиями с Саакашвили накануне встречи с Путиным со стороны президента Франции Николя Саркози был явно демонстративным жестом. Но сделано это было не в пику Москве. По данным парижских источников The New Times, Саркози преисполнен решимости развить дипломатический успех августа 2008 года. Тогда ему удалось склонить Москву и Тбилиси к подписанию составленного им же самим «мирного плана» и тем самым предотвратить поход российских танков на грузинскую столицу. А сейчас Саркози задумал вновь выступить посредником — теперь уже в попытках помирить Саакашвили с Кремлем. Кстати, июньский визит Саакашвили в Париж был первой его поездкой на Запад после августовской войны. Аудиенции у хозяина Елисейского дворца он добивался ровно полгода, едва стало известно о планах Парижа продать Москве «мистрали», способные в считанные минуты высадить морской или вертикальный десант в Батуми, Поти, Кутаиси и вообще где бы то ни было на территории Грузии или, к примеру, стран Балтии. Саркози не поддался уговорам не продавать Москве вертолетоносцы. Но в то же время для него стала очевидной бесперспективность попыток Кремля изолировать грузинского президента. Недавние местные выборы в Грузии показали: реальных конкурентов на внутреннем политическом поле у Саакашвили пока нет. Саркози надеется, что это поняли и в Москве. А потому не пришло ли время разыграть на Кавказе новую миротворческую партию?
В то же время часть французской элиты считает, что и Саркози, и Фийон торопятся раздать путинской России авансы, которых та пока не заслужила. Одним из проявлений такого недовольства, полагают аналитики, стал скандал вокруг затеянного Москвой строительства в самом центре Парижа русского православного собора.

«Земля обетованная»

44-1a.jpg
Жан де Буасю — официальный представитель
премьер-министра Франции. Сын русского
князя и французской дворянки. В 90-х годах
был парламентарием. Считается одной 
из ключевых фигур «русофильского лобби» 
в парижских верхах.
44-2a.jpg
Игорь Митрофанофф — советник премьера.
Его называют «пером, рупором и правой рукой»
Фийона. По слухам, именно Митрофанофф
посоветовал Николя Саркози после выборов
«по-новому» взглянуть на Россию.
44-3a.jpg
Жан-Давид Левитт. Сын еврея — выходца
из России и белой женщины из ЮАР.
Карьерный дипломат, работал послом
в Пекине и Вашингтоне. На начальной
стадии военной кампании США в Ираке
боролся с «антифранцузской истерией»
в Америке. Левитта называют
«Дипломатом с большой буквы», а также
«серым кардиналом» французской
дипломатии. По слухам, благодаря
усилиям Левитта Париж отказался
поддерживать Грузию и Украину в их
стремлении стать членами НАТО.
В то же время Левитт — сторонник
сближения Франции с США и Израилем.
Недалеко от Гран-Пале, на набережной Бранли, располагается французская метеорологическая служба. Участок 5 тыс. кв. м, на котором находится ее особняк, осенью прошлого года был выставлен на продажу. От покупателей не было отбоя, но основными претендентами стали Канада, Саудовская Аравия и Россия. Арабы хотели построить в этом престижном месте новое посольство, Россия повела себя нестандартно: земля понадобилась ей для строительства… православного собора. Мол, верующих в Париже много, а собора Александра Невского на всех не хватает. (К тому же не подчиняется он Московскому патриархату, а попытки взять его под свое крыло встретили резкий отпор со стороны прихожан.) Лоббирование строительства нового собора было начато еще в 2007 году тогдашним патриархом Алексием II. Организовать его встречу с Николя Саркози удалось осенью того же года с помощью представителя Ватикана кардинала Этчегарая. Держал ли тогда в уме Алексий II конкретный участок земли на набережной Бранли и знали ли о нем в Кремле на момент той встречи, остается загадкой. В любом случае принципиальное согласие Саркози на строительство собора было получено.
Когда французы объявили о продаже земли, канадцы попытались получить ее без тендера — якобы они «тут первые стояли». Но посол России во Франции Александр Орлов тут же предупредил: Кремль будет рассматривать это как недружественный акт. Пришлось объявлять тендер. Дальше события развивались стремительно. Сентябрь 2009 г. — здание с землей на набережной Бранли выставляется на продажу. 18 декаб­ря — президент Дмитрий Медведев обсуждает сделку с Николя Саркози на климатическом саммите в Копенгагене. В январе управляющий делами президента Владимир Кожин встречается с главой французского министерства государственной администрации Эриком Вэртом, и уже 28 января 2010 года тендерный комитет соглашается на предложенные Россией €70 млн. Все остальные остались ни с чем, даже Саудовская Аравия, задействовавшая свое мощнейшее лобби в Париже.
Но праздновать победу Москве было рано. Французское общество всегда нервно реагирует на попытки какой бы то ни было религиозной экспансии. А тут новый православный собор в двух шагах от Эйфелевой башни. Такое соседство не единственное, что смутило противников строительства. Против продажи участка России выступили французские спецслужбы. Их аргумент — против: близость «объекта» к зданию МИД, служебным квартирам чиновников из Елисейского дворца и иностранным посольствам. Новый собор, полагают спецслужбисты, может стать не только источником пищи духовной, но и вполне себе хлебом насущным для русской разведки. В поддержку этого аргумента Центральное управление внутренней разведки Франции распространило отдельное заявление, в котором, в частности, говорилось: «Сегодня присутствие российских агентов во Франции — самое массивное с 1985 года». Противники «русского проекта» имелись и в других секторах госаппарата, включая канцелярию Елисейского дворца и дворца Матиньон (резиденция премьер-министра Франции. — The New Times). Тем не менее Саркози не уступил. Как не уступил он на уговоры не продавать Москве «мистрали». Последнюю, повторимся, отчаянную попытку отговорить Париж от внетендерной сделки объемом от €400 до €600 млн предпринял 8 июня президент Саакашвили. «Россия — партнер Франции, — ответил ему Саркози, — а партнерам нужно доверять». И добавил: «Во всем».


Париж может предложить Москве компромиссный вариант: технологии продаваемых «мистралей» в обмен на их строительство на французских верфях


Означает ли это, что Саркози готов «во всем» пойти навстречу своим российским друзьям и передать им, в рамках сделки, еще и технологии строительства «мистралей», как об этом просит Москва? На этот счет визит Путина не внес ясности. Но стороны явно не намерены трепать друг другу нервы. «Москва ведь спрашивает именно про технологии строительства кораблей, а не производства вооружений для них — это разные вещи, — поясняет The New Times директор Русского центра Французского института международных отношений Тома Гомар. — Так что Париж еще будет думать». 
Впрочем, французская сторона, по данным парижских источников The New Times, может предложить Кремлю компромиссный вариант: «технологии в обмен на строительство». Это значит, что три «мистраля» из четырех, идущих на продажу, будут собраны не в России, как того хотят Путин с Медведевым, а во Франции, на верфях в Сен-Назере.

Русофильское лобби

Как бы то ни было, Николя Саркози, которого до его прихода в Елисейский дворец в Москве называли не иначе как «атлантистом», свою российскую партию играет легко и уверенно. Недаром Кремль простил ему и отсутствие, вопреки первоначальным обещаниям, на параде Победы в Москве 9 мая. Повернуться — с экономической и политической выгодой для Франции — лицом к России Николя Саркози убедило вскоре после победы на президентских выборах влиятельное «русофильское трио» в Париже. Так называют трех ключевых советников Саркози и Фийона по России: Жана де Буасю, Игоря Митрофанофф и Жана-Давида Левитта. Все трое имеют русские корни и прекрасно говорят на языке Пушкина и Толстого. Именно они стоят у истоков масштабных сделок с Москвой — от экспансии «Рено» на АвтоВАЗ до «мистралей». Левитт к тому же находится в дружеских отношениях и с главой МИД РФ Сергеем Лавровым — он работал в ООН, когда Лавров возглавлял там российское представительство, и с помощником президента РФ по международным делам Сергеем Приходько. И потому всегда вовремя и безошибочно доводит до ушей своих патронов эманации Кремля. Кстати, это Левитт, как говорят, слил прессе знаменитый разговор Путина и Саркози, во время которого наш нацлидер пообещал «повесить за яйца» Саакашвили» — мол, ведь Буш когда-то повесил Саддама. На что Саркози посоветовал Путину «не заканчивать так, как Буш», и не брать штурмом Тбилиси. Совет, как теперь многие убеждены в Париже, пришелся кстати.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.