Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Осторожный Обама

18.06.2010 | Баев Павел, ведущий эксперт Института исследований проблем мира в Осло (Норвегия) | № 20 от 14 июня 2010 года

Обнародованную в США еще в конце прошлого месяца новую доктрину национальной безопасности российский политический класс не удостоил должным вниманием. Комментариев и оценок — минимум. Мол, ничего принципиально нового применительно к российско-американским отношениям в документе нет, стало быть, и спрос с него невелик. Тем более что главное изобретение Обамы на российском направлении — «перезагрузка» — идет своим чередом.
Честно говоря, от доктрины действительно можно было ожидать более обстоятельного анализа отношений с Москвой. Медведевская Россия в документе — всего лишь одна из держав — партнеров США, причем даже не из ядерной «пятерки» или «Большой восьмерки», а «двадцатки». Но все это не умаляет значения документа, вызвавшего в США жесткие словесные баталии даже в стане демократов. Так, сторонники Обамы из либерального лагеря ожидали от доктрины большего упора на вопросы демократии и прав человека, хотя моральные аспекты политики в ней прописаны гораздо четче, нежели у республиканцев. Джордж Буш продвигал демократию наступательными методами. Обама, памятуя о его невеликих результатах, занял куда более осторожную позицию. Да, Америка поддерживает демократические преобразования во всем мире, но никаких обязательств по продвижению демократии на себя не берет. Возможно, это связано с желанием Обамы жестко дистанцироваться от своего предшественника. А оно продиктовано не только личностным аспектом, но и реальной необходимостью восстановить авторитет США в мире.


Джордж Буш продвигал демократию наступательными методами. Обама, памятуя о его невеликих результатах, занял куда более осторожную позицию


Америка Джорджа Буша действовала в одиночку, односторонне — Обама хочет сотрудничать. Буш не привечал международные организации — Обама их уважает. Буш использовал союзников — Обама готов к ним прислушиваться. Буш угрожал превентивными ударами — Обама рассматривает военные средства как «крайние», извлекая уроки из кампаний в Ираке и Афганистане. Да и терроризм, по Обаме, необязательно заносится в США извне — он вполне может оказаться доморощенным продуктом. Признание далеко не революционное, но в нем хотя бы чувствуется попытка переосмыслить всю проблематику терроризма. А вот «Аль-Каида», напоминает Обама, ни в коем случае не является синонимом ислама. 
С вдохновляющими лозунгами и политкорректностью в новом документе все в порядке. С конкретными шагами — увы, хуже. Взять, к примеру, глобальный кризис. Обама призывает всех «соотносить отныне экономические цели с имеющимися в наличии средствами». Но как именно «соотносить» — об этом ни слова. Суть любой стратегии — в верной расстановке приоритетов. В новой доктрине приоритетом, по сути, выглядит вся сфера безопасности — от собственно военных аспектов до здравоохранения, прав человека и климата. В ней не чувствуется трезвого осознания того, что инструментальных возможностей в сфере безопасности стало меньше и Америка в этом смысле не так сильна, как это представлялось ей раньше.
В доктрине, задуманной как стратегия, ощущается нехватка стратегического видения. Вместо конкретных достижимых целей — широкий спектр благих пожеланий. Понятно, что любой документ такого рода — плод политического компромисса. Тем более многие сопартийцы призывают сейчас Обаму к «умеренности и аккуратности»: ведь уже в ноябре демократам идти на промежуточные выборы в Конгресс, нужно расширять базу поддержки. Но ведь одними благими пожеланиями вряд ли вымостишь дорогу в Капитолий.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.