Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Аукцион

Миллионы за дочерей Екибондо

17.06.2010 | Барбан Ефим | № 20 от 14 июня 2010 года

Русские богачи готовы переплачивать за знакомые с детства имена художников
В Лондоне завершилась традиционная Русская неделя в крупнейших британских аукционных домах «Сотбис» и «Кристис». Этой традиции не одно десятилетие. Но в этот раз торги поразили воображение англичан: покупатели, в основном из России, оказались готовы не только платить, но и переплачивать по-крупному. В мотивах неслыханной щедрости разбирался The New Times

50-1a.jpg
В мае в Историческом музее Москвы состоялась предаукционная выставка «Сотбис». Посетитель у картины Ивана Шишкина «Чернолесье»

Русские торги за последние годы превратились из сугубо коммерческого мероприятия в масштабные события культурной и светской жизни. К тому же теперь в них участвуют еще два аукционных дома — «Бонэмс» и «Макдугаллс». По престижу и изысканности лондонские Русские недели можно сравнить с парижскими Русскими сезонами балетной труппы Дягилева в начале прошлого века. И произошло это благодаря состоятельным покупателям из России. Во время русских торгов на фешенебельных Бонд-стрит и Кинг-стрит, где расположены «Сотбис» и «Кристис», русская речь слышится куда чаще английской.

Айвазовский из Лондона

Для представителей российской бизнес-элиты стало модным проводить время в британской столице, где они, ясное дело, заняты покупками не только живописи. Тем не менее приобрести картину Айвазовского или Шишкина для них особенно важно именно в Лондоне, где, по их мнению, они застрахованы от обмана и подделок.* * В мае 2007 года «Сотбис» первым из ведущих аукционных домов открыл отделение в Москве. Вещь, купленная в британской столице с сертификатом от «Сотбис» или «Кристис», обретает дополнительную ценность, и в этом есть практический резон.
Международный художественный рынок практически не подвержен инфляции, не оказывает на него существенного влияния и глобальный экономический кризис. Цены на этом рынке непрерывно растут: то, что всего лишь 10 лет назад стоило сотни тысяч долларов, сейчас стоит миллионы. Как отметила в разговоре с The New Times глава русского отдела «Сотбис» Джоанна Викери, «вещи, которые мы продавали три года назад, на сегодняшнем рынке могут стоить в два-три раза больше». Такого скачка в повышении ликвидности за столь короткий срок не знают никакие ценные бумаги. Для российских бизнесменов, составляющих 90% покупателей живописи на Русской неделе, возможность легального инвестирования огромных сумм в произведения искусства, да еще в кризисное время, обрела дополнительную ценность: на фоне обвального падения стоимости акций и недвижимости шедевры Репина и Левитана выглядят самой устойчивой и стабильной международной валютой. Отсюда и небывалый взлет цен на русских торгах и «безумные», с точки зрения британских арт-дилеров, суммы, уплаченные российскими покупателями. «Только за последние пять-шесть лет цены на произведения русского искусства выросли в среднем на 60%, а в некоторых сегментах рынка — вдвое», — говорит Джоанна Викери. По ее словам, «русское нашествие» полностью изменило атмосферу аукционов, превратив их в бурные и непредсказуемые баталии между покупателями с бездонными карманами. За последние десять лет оборот русских торгов в «Сотбис» увеличился в 18 раз, в «Кристис» — в 15 раз. Cейчас рентабельность крупнейших британских аукционных домов во многом зависит от Русских недель, ставших одним из главных источников их дохода.

Рекорд, еще рекорд

    Хиты Русской недели:
51-5a.jpg
   Юрий Анненков. Портрет Зиновия Гржебина
51-2a.jpg
   Александр Яковлев. Тити и Нарангхе, дочери 
   вождя Екибондо
51-6a.jpg
   Кузьма Петров-Водкин. Вася
Последняя Русская неделя, стартовавшая 7 июня, показала: экономический кризис не умерил художественные страсти состоятельных россиян. Напротив, те с еще большим рвением бьются за капиталоемкий и ликвидный товар. На аукционистов, коллекционеров и арт-дилеров обрушился шквал мировых рекордов. Первым лотом в «Сотбис» было небольшое импрессионистическое полотно Сергея Виноградова (1869–1938), художника отнюдь не первого ряда: «Вид на Ай-Петри, Крым». Однако за него сразу же развернулась острая борьба между восемью российскими покупателями — те вели торг, не считаясь ни с художественной ценностью, ни с реальной рыночной стоимостью картины. В результате ее эстимейт — предварительная оценка экспертами — $154 тыс. был перекрыт в шесть раз, и она ушла за $900 тыс. Для работ Виноградова это мировой аукционный рекорд.
В тот же день на вечернем аукционе в «Сотбис» почти в три раза была превышена предварительная каталожная цена экзотической картины Александра Яковлева «Тити и Нарангхе, дочери вождя Екибондо». Яковлев, конечно, блистательный художник, но этот его этюд 1926 года, созданный по мотивам путешествия по Африке, трудно назвать этапной работой выдающегося мастера. Однако она стоила российскому покупателю $3,615 млн (эстимейт $1,080 — 1,390 млн). Другой россиянин выложил на аукционе «Кристис» $2,643 млн за картину Кузьмы Петрова-Водкина «Вася» — сумма в шесть раз превысила эстимейт и стала мировым ценовым рекордом для работ этого художника.
Столь огромное несоответствие между реальной рыночной стоимостью вещи и уплаченными за нее деньгами эксперты склонны отнести не только на счет русского купеческого размаха и изрядной «разогретости» художественного рынка. Поговаривают и о том, что это еще и способ легализовать значительные суммы денег, ушедшие от налогообложения. Не вызвала вопросов разве что цена, уплаченная на «Сотбис» (опять же покупателем из России) за портрет издателя Зиновия Гржебина кисти Юрия Анненкова — $2,564 млн. Последние 80 лет картина находилась в семье Гржебиных, не выставлялась с 1932 года и никогда не появлялась на рынке. Ее продаже сопутствовал серьезный ажиотаж среди заполнившего аукционный зал российского делового и финансового бомонда.

Родом из букваря

И все же: почему покупатели из России стремятся инвестировать капиталы на лондонских аукционах именно в русское искусство? И почему они чаще всего предпочитают академическую классику? В свое время глава русского отдела «Кристис» Алексис Тизенгаузен изложил автору этих строк довольно стройную теорию. Суть ее в следующем: вкусы тех, кто может позволить себе в России тратить миллионы на живопись, ограничены их детским художественным опытом. Иллюстрации в двух книгах, которые им более всего запомнились в жизни, — «Букварь» и «Родная речь», играют здесь первостепенную роль. Вот почему Репин, Шишкин, Саврасов, Айвазовский, Левитан, Поленов, олицетворяющие для них вершину живописного искусства, бьют мировые аукционные рекорды.
И действительно, главные баталии на русских аукционах в Лондоне разворачиваются вокруг этих имен. Невозможно припомнить русские торги, на которых не было бы картин Айвазовского и Шишкина, многократно бивших мировые аукционные рекорды и ставших олицетворением усредненного вкуса российского нувориша.


«Сотбис» (Sotheby’s) — один из старейших в мире аукционных домов. Совместно с аукционным домом «Кристис» (Christie’s) занимает около 90% мирового рынка аукционных продаж антиквариата, предметов искусства и т.д. Основан 11 марта 1744 года в Лондоне книготорговцем Самюэлем Бейкером и поначалу был закрытым клубом. В 1977 году акции «Сотбис» начали продаваться по открытой подписке и быстро подросли в цене. К началу 80-х годов XX века «Сотбис» практически обанкротился из-за начавшегося промышленного кризиса и в 1983-м был продан американскому предпринимателю Альфреду Таубману — владельцу крупной сети магазинов в США. В 1998 году Таубман вывел акции «Сотбис» на биржу. Представление на торгах «Сотбис» старого русского искусства пока не выходит за пределы 1% от общего оборота фирмы. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.