Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Похищение по-чекистски

02.06.2010 | Светова Зоя | № 18 от 31 мая 2010 года

Кому могли мешать родственники убитого ингушского оппозиционера

Четыре родственника ингушского оппозиционера Макшарипа Аушева, убитого в октябре 2009 года, в декабре того же года пропали в Санкт-Петербурге. Уголовное дело возбуждено, но найти пропавших до сих пор не удается. Жены и сестры похищенных обратились с жалобой в Страсбургский суд: они уверены, что их родных похитили с ведома спецслужб. Кому могли мешать родственники убитого оппозиционера — узнавал The New Times

Хроника событий, происходящих с родственниками Макшарипа Аушева, напоминает сценарий мрачного триллера. 25 октября 2009 года известного ингушского оппозиционера расстреляли на трассе «Кавказ». Через полтора месяца, 16 декабря, взорвалась машина его тещи, Лейлы Джаниевой. Погибли Лейла и двое ее сыновей. Беременная дочь Лейлы, вдова Аушева Фатима Джаниева чудом спаслась. Хотя, видимо, именно она была целью убийц. На следующий день, по версии правоохранительных органов, один из выживших сыновей Лейлы, Батыр Джаниев, из мести совершил самоподрыв у поста ДПС в Назрани.
25 декабря два брата Лейлы, Юсуп и Юнус Добриевы, вернулись в Петербург из Назрани после похорон своей сестры и племянников. Из Ингушетии они привезли вдову Аушева Фатиму. А в ночь на 26 декабря братья пропали. Вместе с ними пропали последний оставшийся в живых сын Лейлы, Али Джаниев, и ее племянник Магомед Аджиев.

Спасения нет

«Юcуп Добриев пришел к нам в организацию с просьбой о помощи. Он сказал: «Тот, кто хотел убить беременную женщину, вряд ли остановится». Поэтому Юсуп хотел вывезти из Ингушетии Фатиму и 17-летнего Али, — рассказал The New Times руководитель правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов. — Он подал заявление в право­охранительные органы, полагая, что Фатиме и Али грозит опасность. Но получилось так, что он сам стал жертвой похищения».
Вечером 25 декабря братья Добриевы вместе с Фатимой и Али приехали на Васильевский остров на квартиру своей племянницы Миланы Аджиевой. Там был и ее брат 21-летний Магомед. Было решено оставить здесь Фатиму. Юнус Добриев собирался завести Али и Магомеда к родственникам на Московский проспект, а своего старшего брата Юсупа решил оставить ночевать у себя.
Но никто из них на Московский проспект так и не приехал. Около часа ночи жена Юнуса Танзила Добриева заволновалась и позвонила ему на мобильный. Телефон не отвечал. Она обзвонила родственников, больницы, морги — все бесполезно. В 4.30 утра муж Миланы Адам решил проехать на машине по маршруту, которым должен был ехать Юнус Добриев. Он сразу заметил, что за его машиной следует «Лада-Приора» серебристого цвета. Сообразив, что это слежка, Адам записал номера автомобиля. На следующий день Танзила Добриева пошла в отделение милиции, чтобы заявить об исчезновении своего мужа и трех его родственников. «Когда я вышла из дома, я заметила, что за мной по пятам идут двое парней, — вспоминает она. — Я пять часов просидела в милиции, а эти парни поджидали меня в машине. За мной в отделение милиции приехали родственники, и слежка продолжалась. Они следили за нами еще примерно дня три».
Уголовное дело возбудили только через месяц после заявления Танзилы. Причем возбуждено оно было не по факту похищения, а по статье 105 часть 2 пункт «А» УК РФ («убийство двух или более лиц»).

Параллельное расследование

Не полагаясь на следствие, родственники пропавших начали свое расследование. По ходатайству Танзилы Добриевой из городского мониторингового центра они получили часть записей с видеокамер, установленных на улицах, по которым должен был проезжать Добриев. На одной из пленок видно, как, нарушая правила дорожного движения, машину Добриева преследуют два светлых микроавтобуса и «Форд-Фокус». Этот же «Форд» следил и за Танзилой Добриевой. Проанализировав записи, родственники пропавших Добриевых определили примерное место похищения и сообщили об этом следствию. 11 февраля у дома № 85 по Большому проспекту на Васильевском острове следователи обнаружили машину Юнуса Добриева. На передней ее части — характерная вмятина, из чего можно сделать вывод, что преследователи блокировали автомобиль Добриева.
В начале марта сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская вместе с одним из друзей похищенных обошла дома, расположенные рядом с местом похищения. Им удалось найти трех свидетелей, которые согласились рассказать адвокатам потерпевших и следователю, что они видели в ночь с 25 на 26 декабря 2009 года.

«Как в кино»

«Я случайно подошла к окну, чтобы открыть форточку, и увидела, как на 9-й линии Васильевского острова, напротив дома № 6, одна машина подрезала другую, кажется, «жигули», — вспоминает одна из свидетелей похищения. — Территория перед домом хорошо освещается, поэтому я все видела. Позади «жигулей» был еще белый микроавтобус, его стекла были наглухо тонированы. Из микроавтобуса выскочили высокие люди в черной одежде, кто-то из них был в масках, как из криминальных новостей. Было ли у них оружие, не помню...»
Другой свидетель вспоминает, что люди, приехавшие на микроавтобусе, были в мас­ках и с оружием, они начали вытаскивать пассажиров «жигулей» из машины: «Одного положили на землю, скрутив руки за спиной и приставив к затылку пистолет. Остальных вытащили и посадили, по-моему, в разные машины. Один человек из проводивших спецоперацию все снимал на видеокамеру. Другой сдерживал пешеходов, чтобы они не приближались к месту ее проведения. Третий человек находился посреди дороги и направлял движение по встречной полосе».

Их никто не ищет

Похищенные на Васильевском
острове в Санкт-Петербурге
27--a.jpg
Добриев Юнус,
1971 года рождения. Последние пять лет
жил в Санкт-Петербурге. По образованию
физик-математик. Читал лекции по исламу
в Исламском культурном центре в
Санкт-Петербурге, член Духовного общества
мусульман Санкт-Петербурга. Имеет сына.
27--b.jpg
Добриев Юсуп,
1969 года рождения. Жил в Архангельске,
четверо детей, юрист по образованию.
Работал помощником судьи.
27-c.jpg
Аджиев Магомед,
1989 года рождения. Учился в
Новочеркасске.
27--d.jpg
Джаниев Али,
1992 года рождения. Учился в лицее. Жил
в Ингушетии. Последний из оставшихся
в живых сыновей Лейлы Джаниевой,
которая погибла во взорванной машине
16 декабря 2009 года.
Эти рассказы лишь укрепили уверенность родственников в том, что за похищением стоят спецслужбы. Поскольку официальное расследование никак не продвигалось, они подали жалобу в Европейский суд по правам человека. До 19 мая российское правительство должно было прислать в Страсбург ответы на вопросы: были ли исчезнувшие ингуши задержаны агентами спецслужб и если да, то где они находятся сейчас? Неизвестно, пришли ли в Страсбург ответы из Москвы. «Я надеюсь, что самое позднее мы узнаем об этом в июне, — говорит адвокат Ольга Цейтлина. — Материалы для Европейского суда готовил следователь, который расследует это дело, и я не жду от него каких-то результатов». От источников в правоохранительных органах потерпевшие узнали, что в деле замешано ФСБ, поэтому расследование ни к чему не приведет.
В пресс-службе Следственного комитета при прокуратуре, куда The New Times обратился за комментариями, объяснили, что «следствие в полном разгаре и комментариев до его окончания не будет». Ничего не знает о судьбе похищенных и секретарь Совета безопасности Ингушетии Бекхан Атыгов. «Никакой информации у нас нет. Они ведь не в Ингушетии пропали, а в Санкт-Петербурге», — заявил он The New Times.
«Родственники моего мужа обращались к президенту Евкурову, — вздыхает Танзила Добриева. — Он обещал, что хоть что-то сделает, и каждый раз перекладывал ответственность на своих подчиненных. А мы так на него надеялись. Ведь он мог узнать в Москве, где находятся наши мужчины».
Кому мешали родственники Макшарипа Аушева? «Я думаю, что силовиков интересовал 17-летний Али Джаниев, — считает сотрудница «Мемориала» Екатерина Сокирянская. — В Ингушетии по телевизору передавали, что он якобы собирался стать смертником. Возможно, спецслужбы следили за ним и им показалось подозрительным, что они все вместе собрались в Петербурге». Правозащитник Магомед Муцольгов говорит, что ни одно дело о похищении людей в Ингушетии, к которому причастны силовые структуры, ни разу не было расследовано. «Эти преступления покрываются властями и в этом ужас происходящего», — утверждает Муцольгов.
Для родственников похищенных главное, чтобы они оказались живы. Пусть хоть в тюрьме, пусть незаконно обвиненные. Но только живые.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.