Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Примочки для старых и больных

02.06.2010 | Гонтмахер Евгений | № 18 от 31 мая 2010 года

На днях правительство объявило об очередных мерах по реформированию системы здравоохранения. Речь идет о двух нововведениях. Во-первых, стала понятна судьба «лишних» 2%, на которые было решено увеличить размер страховых выплат, начиная с 2011 года. В целом эти выплаты, которые осуществляют работодатели, будут составлять 34% от каждой выданной ими зарплаты. В результате жаркой дискуссии ведомств (см. The New Times № 15 от 26 апреля 2010 г.) страховой тариф в системе обязательного медицинского страхования составит не 3,1%, а 5,1%.
Характерно, что премьер Владимир Путин ничего не сказал о том, что эти дополнительные 2% вольются в общую копилку системы обязательного медицинского страхования. Он пояснил, что они направятся в специальный фонд, который будет составлять, по предварительным расчетам, более 300 млрд рублей. И именно из этого фонда будет обновляться материальная база отечественных медицинских учреждений.
Казалось бы, все логично: оборудование наших больниц и поликлиник устарело и не дает возможности проводить на должном уровне ни профилактику, ни лечение. Дополнительные 300 млрд рублей нашим медицинским учреждениям явно не помешают. Но возникает вопрос: какое отношение все это имеет к страхованию?


Сегодня в России минимальная медицинская страховка стоит не менее 30 тыс. рублей, и такую низкую цену на рынке надо еще поискать



Принцип медицинской страховки предельно понятен: люди платят относительно небольшие деньги, чтобы при наступлении страхового случая получать более дорогостоящее лечение. Тут же речь идет о создании фактически чистого бюджетного фонда, в который, правда, вливают 2% страховых взносов. И конкретный работник может теперь рассчитывать не на конкретное лечение за конкретные страховые деньги, а лишь на косвенный эффект от использования создаваемого фонда: может быть, ему повезет попасть в больницу, оборудование которой обновлено за счет вышеназванных 300 млрд.
Вторая новация связана с формированием страховой программы для пожилых людей «Здоровье». На счет каждого нашего пенсионера будет положена 1000 рублей в год. Эту тысячу, по задумке авторов, пожилой человек может использовать, чтобы купить себе какие-то медицинские услуги. Если он не потратит эту сумму в течение года, она будет доначисляться к пенсии. Идея вроде бы правильная. Но снова возникают вопросы.
Что такое одна тысяча рублей в год? Сегодня в России минимальная медицинская страховка без госпитализации (простое посещение поликлиники и оказание амбулаторных услуг) стоит не менее 30 тыс. рублей, и такую низкую цену на рынке надо еще поискать. А пенсионеры, как правило, имеют немало заболеваний, часто нуждаются в госпитализации, их страховка стоит в разы дороже. Одной тысячи рублей не хватит даже на проведение элементарного обследования. Стало быть, люди будут стремиться использовать дополнительную тысячу не на медицинские цели, даже если им это необходимо, а в качестве добавки к своей пенсии. В результате амбициозная цель, которая ставится перед программой, — улучшить состояние здоровья пожилых людей — точно не будет достигнута.
На примере этих двух нововведений хорошо видна глобальная проблема нашей системы здравоохранения. Похоже, в правительстве до сих пор никто не понимает, какой она в итоге должна быть: бюджетной (бесплатной для населения, как это записано в Конституции), страховой (через систему обязательного медицинского страхования) или платной. Решение этого вопроса в очередной раз отодвинуто, очевидно, до президентских выборов, которые состоятся в 2012 году. А пока концептуальное решение не принято, правительство идет по пути этаких «примочек», которые проблем не решают, но заботу о людях вроде бы демонстрируют.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.