Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Равнение на иену

03.06.2010 | Грозовский Борис | № 18 от 31 мая 2010 года

Евро продолжает терять в цене. 
И инвесторы волей-неволей задумываются, какую валюту выбрать для своих накоплений. Доллар и фунт не внушают доверия: экономики США и Британии восстанавливаются после кризиса медленно, бюджеты сводятся с большим дефицитом, госдолг велик. На этом фоне роль «безопасной гавани» неожиданно начала играть японская иена. 
В феномене нового валютного лидера разбирался 
The New Times   


За май курс иены к доллару вырос примерно на 4%. Еще заметнее укрепление к евро — с января оно составило 23% (за восемь с половиной лет курс евро к иене упал до минимума). Победное шествие японской валюты на первый взгляд кажется совершенно нелогичным.

Кредиты под 0%

Процентная ставка японского нацбанка — 0,1%. На повышение ставки надежды нет: по правилу Тейлора, рекомендующего нацбанкам устанавливать ставки в зависимости от динамики инфляции и темпов роста ВВП, ставка должна была быть вообще глубоко отрицательной. Пока в Японии раздают кредиты под 0%, инвесторам выгодно брать здесь дешевые кредиты и вкладывать средства в экономики других государств с дорожающей валютой. Например, обменяв иены на рубли в феврале 2009-го (на минимуме), а в конце 2009-го конвертировав их обратно в иены, инвестор заработал бы почти 24% годовых.
Как подсчитал Bloomberg, в 2000–2008 годах продажа иены и покупка австралийских и новозеландских долларов приносила в среднем 13% годовых. Если бы вместо иены инвестор использовал для аналогичной операции американский доллар или евро, доходность составила бы 8,5% и 3,7% соответственно.
Экономическая теория гласит, что валюты стран, где процентные ставки низки, обычно используются как основа для трансграничных инвестиций. Там, где кредиты дешевы, хорошо занимать. Но сейчас инвесторы вынуждены переосмысливать свою привычную схему: «Занимай в странах с низкими процентными ставками — инвестируй в странах с высокими ставками». Такая стратегия хороша в спокойные времена, во время экономического роста. Сейчас же капиталы как раз бегут из стран с высокими процентными ставками (такими как Греция и Португалия). Высокие ставки сейчас — не обещание больших прибылей, а сигнал, что риски в данной стране неприемлемо высоки.
Возможно, именно в соответствии с этой логикой Япония показалась инвесторам тем островком, который выстоит посреди кризиса.

Тихая гавань

Инвесторов вдохновляет то, что у Японии, в отличие от США, нет проблем с чрезмерным развитием импортного сектора. Текущий счет Японии устойчиво положителен.
А главное, местная экономика, стагнировавшая два десятка лет, наконец начала расти. В I квартале 2010 года рост достиг непривычных для Страны восходящего солнца 4,9%. Ближайшая перспектива тоже вполне безоблачна: рост ВВП, по прогнозу МВФ, в 2010–2011 годах достигнет 2%. Инвестиции увеличатся благодаря росту спроса на экспорт в Азии (на нее приходится 55% японского экспорта). За последние годы структура японской экономики драматически изменилась: до недавнего времени ее рост зависел от темпов роста в США, но сейчас это не так, утверждает Дзицуро Терасима, руководитель Mitsui Global Strategic Studies Institute. Япония давно мечтает «сесть на хвост» бурного китайского роста. Возможно, на этот раз получится.
Впрочем, во многом нынешний японский рост основывается на бюджетном стимулировании экономики. А госдолг Японии выше, чем у США и Великобритании, так что долго поддерживать бюджетный дефицит страна не сможет. Наконец, если многие государства будут вынуждены и дальше урезать дефициты своих бюджетов, начнет выдыхаться и японский рост. Ведь пока он основан на внешнем спросе.
В то же время международные финансовые аналитики отмечают, что японский госдолг не так страшен, как кажется. Этот долг, самый большой среди развитых стран (в отношении к размеру экономики), был бы примерно на треть ниже, если бы в его состав не включались обязательства по социальному обеспечению сограждан. Другие страны не включают такие обязательства в государственный долг. На 20–30% был бы ниже без учета социальных выплат в 2009–2011 годах и бюджетный дефицит страны.

Праздник не вечен

Но как ни считай, все равно очевидно: если Япония будет продолжать наращивать долг, инвесторы быстро потеряют доверие и к иене. В июне правительство должно обнародовать новую бюджетную стратегию, которая позволит сократить заимствования. Если отложить снижение расходов, в 2015 году госдолг Японии достигнет 150% ВВП, прогнозирует МВФ. С таким долгом инвес­торы будут относиться к Японии, как сейчас к Греции, уже не вникая, какая часть долга относится к системе соцобеспечения. Вероятно, правительство вынуждено будет повысить налог с продаж и заморозить в номинальном выражении бюджетные расходы, не связанные с соцобеспечением и уплатой процентов по долгу.
Не стоит инвесторам рассчитывать и на повышение ставок Банком Японии. Ведь вместе с кризисом в страну вернулась дефляция. Это не могло не произойти: местный нацбанк пытается оживить кредитование и насытить ликвидностью банковскую систему. Иначе говоря, Банк Японии занимается инфляционным таргетированием,* * Установление целевых ориентиров в регулировании прироста денежной массы, которых придерживаются в своей политике центральные банки. как и многие другие банки мира. Но если те стремятся опустить темп роста цен до заданной границы, то задача японского центробанка — наоборот, разогнать рост цен до необходимого темпа. Но цены не слушаются.
Между тем слишком резкое укрепление иены весьма беспокоит правительство Страны восходящего солнца. Министр финансов Наото Кан уже несколько раз обещал «пристально следить за ситуацией». Сейчас Япония активно присоединилась к Соединенным Штатам в попытке уговорить Китай повысить курс юаня. Ведь нацбанк Японии не может заставить коммерческие банки перестать «сидеть на деньгах» и увеличить кредитование экономики. В этих условиях едва приходящей в себя японской экономике не нужно ни неизбежное при росте курса иены замедление экспорта, ни приток иностранных спекулятивных капиталов.
Ну а пока международные инвесторы продолжают делать ставку на иену. Впрочем, к России это никак не относится. Доля Японии в российском экспорте 2009 года — 2,4%, а в импорте — 4,3%. Объемы того и другого, по таможенным данным, не слишком серьезные — $7,2 млрд. Японская продукция идет в Россию в основном через Китай. Невелика и доля иены в резервах Центробанка — $5,5 млрд (1,3%). В последнее время эта доля не менялась. Еще ниже доля оборота в иенах на межбанковском валютном рынке — 0,97% на начало 2010 года. Это связано с тем, что большая часть двусторонней торговли идет не в иенах, а в долларах. Между тем российский валютный рынок лихорадит не меньше, чем рынки других государств. В этих условиях нашим денежным властям стоило бы присмотреться к иене повнимательнее.

39GR.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.