Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

По второму кругу

24.05.2010 | № 17 от 24 мая 2010 года


158-04-01.jpg

Не было политика в России, который не использовал бы в своей риторике словосочетание «верховенство закона». И в начале 1990-х оно даже перестало казаться абстракцией, чем-то вроде света отдаленной звезды: в стране появился Конституционный суд, суды присяжных, новые УК, УПК, массив иных законодательных актов. Появились и деньги, которые заменили собой всемогущее в СССР телефонное право, бывшее привилегией 60-тысячного отряда советской номенклатуры. Так же как колбаса перестала быть дефицитом, так и правосудие и даже справедливость стали доступны значительно боїльшему числу людей — хотя бы тем, у кого была возможность и за то, и за другое заплатить. И это было принципиальное отличие: в СССР свободу нельзя было купить ни за какие деньги, в России 1990-х стало можно. Правда, цены все время росли. Когда в 2000 году в Кремль пришел новый президент — Владимир Путин — в обиход вошло новое словосочетание: «диктатура закона». Теперь очевидно: это была дымовая завеса, под которой к власти шла корпорация КГБ. Поначалу она брала под свой контроль органы управления в центре и регионах, потом — компании, дальше — главные ресурсы страны: нефть, газ, землю. Собственность требовала охраны — милиционеров, следователей, судей. Так правоохранительные органы вновь, как было в СССР, стали карательными, суды и судьи — карманными, прокуроры — послушными. И закон снова что дышло: куда повернешь, туда и вышло. В 2008 году в стране появился третий по счету президент — юрист по образованию и даже с опытом адвокатской практики. По настоянию Дмитрия Медведева был принят пакет антикоррупционных законов, чиновников заставили заполнять и обнародовать декларации о доходах, внесены поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, ограничивающие досудебный арест обвиняемых в экономических преступлениях. И вот тут система показала звериный оскал: бизнес на арестах имеет многомиллионный оборот. Ах как этот оскал напомнил тот, что еще недавно демонстрировали уголовные ОПГ — организованные преступные группировки вроде солнцевской или тамбовской. Только имя нынешней ОПГ не имеет локальной привязки, а в ее составе люди, которые совершают преступления со словами «именем Российской Федерации» — об этом в главной теме номера.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.