Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Игра в куклы по-взрослому

27.05.2010 | № 17 от 24 мая 2010 года


Елена Аброскина — бухгалтер. Этому обучена, этим зарабатывает на жизнь. В свободное же время делает авторские куклы, не похожие ни на какие другие — каждая со своим лицом и характером. The New Times обнаружил бухгалтера-художницу в блогосфере и захотел поделиться открытием с читателями

Мне часто задают вопрос, с чего все началось, все-таки моя первая профессия далека от художественного творчества. Мне и самой интересно это понять. Может быть, толчком послужил переезд из Хабаровска в Санкт-Петербург.

Единственная жизнь
158-52-03.jpg
   Голубая роза. 2008


Что потрясает провинциала в большом городе? Меня, как Фросю Бурлакову из фильма «Приходите завтра», ошеломило множество людей. Ужас, сколько народу! И всем этим людям нет до меня никакого дела. Скажу вам, это было невыносимо. Первые месяцы не могла отделаться от привычки смотреть на лица — встречала жесткий ответный взгляд: мол, брысь! О Фросиных сетованиях, что «никто не здоровается», даже думать смешно. Это потом уже я почувствовала некоторую свободу, что ли. В провинциальном городе десятки пар глаз смотрят на тебя, отмечают недостаток средств или вкуса. Все накрашены, наряжены, товар лицом… После нескольких месяцев жизни в мегаполисе в качестве офисного планктона и тьмы времени, проведенного под землей, в переходах, вагонах, тоннелях, наступил у меня настоящий кризис. Чем я занимаюсь в своей единственной короткой жизни? Бесконечные бухгалтерские бумаги показались мне в тот момент пустой тратой времени и только видимостью, имитацией жизни, бегом по кругу. Я не принадлежала себе, и все было бессмысленно и пусто.

Во сне и наяву

Мне приснился вещий сон. Я была на выставке кукол, совершенно не похожих на те, что я когда-нибудь видела раньше. Они смотрели на меня с интересом (и никакого равнодушия!), а я смотрела в их лица без боязни, что «прогонят». Куклы были почти живые. Прошло некоторое время, а сон никак не шел у меня из головы. Выручил, конечно, интернет — стоило только поискать. Оказалось, что такие куклы действительно бывают и есть талантливые художники, у которых я стала учиться.
Никто из моих родственников творчеством не занимался. Склонность к этому делу была только у отца: он умел дудочки вырезать из дерева, вязать. У него была непростая судьба. Он родился в 37-м в Западной Белоруссии, семью чуть не расстреляли немцы во время оккупации за родство с командиром партизан, но спас староста, разубедил немцев и сам отвел детей домой. У папы была за школу золотая медаль, два красных диплома о высшем образовании, но он отказался от всех перспектив, уехал добровольцем на Дальний Восток и всю жизнь был капитаном в Охотском море на маленьком суденышке.

158-52-02.jpg
   Мак. 2008
Это вам не игрушки

Профессиональные художники-кукольники настаивают на том, что авторская кукла — отдельный новый вид искусства. От театральной куклы, от детской куклы-игрушки, от сувенира она отличается тем, что создается исключительно для созерцания, как художественный объект.
Как приходит идея куклы, я точно сказать не могу. Иногда просто увидишь какую-то ткань в магазине — и уже может появиться образ. Однажды, например, меня вдохновил концерт Кинчева. Теперь, правда, я в нем разочаровалась: еще шаг — и он начнет за «Едро» агитировать, такое ощущение у меня появляется на его концертах. Или смотрю фильм — и какой-то образ меня цепляет. Но портретную куклу делать непросто и неблагодарно. Из портретных у меня только Кинчев, Высоцкий (я как-то его много слушала и загорелась) и вампир Эдвард Каллен из фильма «Сумерки».
Я отдаю предпочтение реалистичному стилю, но все мои куклы-цветы скорее условны. Тут сложно определить границы. Материал каждый художник выбирает свой: фарфор, дерево, текстиль. Я работаю с самоотвердевающим пластиком.

Счастье расставания 
158-52-01.jpg
  Саломея. 2007


С куклами-цветами я участвовала в международном салоне в Москве в 2008 году. Участие окупила и была несказанно счастлива. Две ­куклы уехали в Екатеринбург, одна в Новосибирск, еще две остались в Москве. Поначалу мне казалось, что будет тяжело их отдавать, но оказалось, что хуже, когда они остаются дома — ощущение, что никому не нужны. Деньги от продажи кукол небольшие, но дело не в них, а в моем тщеславии, наверное. Радостно, что я не безрукая и кому-то нужны мои работы. С этим уже нельзя порвать. Могу не лепить долгое время, но в голове постоянно новые образы. Я должна новой работой внутренне заболеть, потерять сон и аппетит, прочесть и прослушать все, что удастся найти по теме. В такие периоды у меня сложности дома и на работе, потому что все лишнее мешает, я ухожу в творчество с головой и мало похожу на нормального человека. Но это стоит того...



Елене Аброскиной 36 лет. Училась в Институте народного хозяйства в Хабаровске. Работает в Петербурге бухгалтером в товариществе собственников жилья. Вторую, любимую профессию художника авторской куклы получила в школе при Объединении художников-кукольников Санкт-Петербурга.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.