Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Пулитцер и мы

28.05.2010 | Хрущева Нина, Нью-Йорк | № 17 от 24 мая 2010 года


24 мая в Нью-Йорке — церемония вручения Пулитцеровской премии за 2010 год. После чего каждый из ее новоиспеченных лауреатов станет богаче на $10 тыс. — таков размер награды. Мал золотник да дорог: с 1917 года, когда ее вручили в первый раз, Пулитцеровская премия остается одной из самых престижных в области журналистики и — об этом пишут куда реже — литературы и музыки. Лауреатами ее в разные годы были Джон Кеннеди и Роберт Фрост, Эрнест Хемингуэй и Роберт Пенн Уоррен, Харпер Ли и Уильям Фолкнер... Лауреатами Пулитцера-2010 в четырех номинациях стали журналисты из «Вашингтон пост», три награды получили их коллеги из «Нью-Йорк таймс». Очередной триумф «качественной прессы».
А между тем Пулитцеровская премия — один из наиболее успешных в истории примеров «отмывания» денег, которые, как известно, не пахнут. Джозеф Пулитцер, завещавший премию потомкам, был родоначальником жанра «желтой прессы», сумевшим на сплетнях заработать кучу денег. Еще в 1892 году он предложил Колумбийскому университету профинансировать создание первого в стране факультета журналистики. Почтенный вуз, входящий в «Лигу плюща» (название происходит от побегов плюща, обвивающих старые здания в университетах. — The New Times), объединившую восемь элитарных частных университетов Северо-Востока США — Колумбийский, Гарвард, Принстон и другие, — думал целых 20 лет, прежде чем согласиться. Впрочем, про путь Пулитцера к богатству мало кто вспоминает теперь в Америке. Как никто уже не помнит, что сто лет назад и Эндрю Карнеги, и Джон Рокфеллер тоже начинали как беспринципные олигархи, далеко не ангельским способом заработавшие свои капиталы.
По мере распространения интернета и его новых жанров традиционная словесность вроде бы отходит на второй план. «На самом деле сейчас лучшее время для журналистики», — считает бывший шеф московского бюро «Вашингтон пост» Дэвид Хоффман, получивший Пулитцера-2010 за «Мертвую руку» — «лучшую книгу в жанре non-fiction (нехудожественная литература)». Она  — о «белых пятнах» эпохи холодной войны и гонки вооружений. «Открытия, идеи, новости так же важны, как и прежде, они просто передаются другими способами», — заметил Дэвид, когда я позвонила ему, чтобы поздравить. Он признается, что и сам теперь, после 30 лет работы в прессе, больше использует социальные интернет-сети Твиттер и Фейсбук, но при этом не считает, что его «классические» репортажи стали менее важны. Пока живут люди — живет и творчество. Премия Пулитцера стремится не отставать от времени: с 2007 года она включает в себя номинации за лучшие работы в интернете. «Пулитцер» — не партийное решение по блату, это постоянно обновляющийся независимый организм», — говорит Хоффман. Злободневная тема всегда помогает успеху. Пока он писал свою книгу, Россия и США вели переговоры по новому договору об СНВ. В 2004 году, когда Владимир Путин остался президентом РФ на второй срок, премии получили две книги о России: «Никита Хрущев: человек и его время» Билла Таубмана и «ГУЛАГ: история» Энн Эпплбаум...
 

Америка позволила своим олигархам 
стать в итоге выдающимися филантропами, 
Россия — нет    


 
Америка позволила своим олигархам пройти естественные ступени эволюции и стать в итоге выдающимися филантропами. Россия, где судьба отдельно взятого олигарха с некоторых пор полностью зависит от воли и капризов государства, — нет. Из Михаила Ходорковского, спонсировавшего премии «Русский Букер» и «Произвол в законе», власть сделала мученика, из Бориса Березовского, учредившего «Триумф», — изгнанника. Правда, когда хозяином Кремля стал Дмитрий Медведев, все робко заговорили об «оттепели». Но Ходорковский все еще в тюрьме. Своей всемирно признанной «пулитцеровской премии» в России пока не предвидится.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.