Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Обвиняется банк

19.05.2010 | Грозовский Борис | № 16 от 17 мая 2010 года

В чем подозревают Goldman Sachs
Крупнейший американский инвестбанк Goldman Sachs оказался объектом расследования американских финансовых властей: его обвиняют в мошенничестве — сознательно скрытой информации о рисках при покупке ипотечных ценных бумаг. Уолл-стрит снова под ударом: подобные расследования ожидают и другие американские банки. Как это отразится на финансовой ситуации в США — выяснял The New Times

Goldman Sachs (GS) — «банк, делающий работу бога», однажды пошутил его руководитель Ллойд Бланкфейн. По итогам драматического для всей финансовой системы 2009 года GS оказался самым прибыльным ($13,4 млрд) в мире инвестбанком. Но сейчас им недовольны американская Комиссия по ценным бумагам (SEC), прокуратура, Конгресс, президент Барак Обама, инвес­торы, да и вся политизированная публика. Все они уверены, что банк действительно почувствовал себя богом и взял на себя слишком много. Теперь его ожидают нелегкие времена.

Вверх-вниз

Обвинения против Goldman Sachs заключаются в следующем. Продавая клиентам ипотечные бонды, GS одновременно делал ставку на то, что их цена пойдет вниз. Клиенты же, покупая по рекомендации банка эти бумаги, естественно, рассчитывали, что их котировки вырастут. Получается, цели банка были противоположны целям клиентов.
Тут следует учитывать масштабы проблемы. GS — не просто очень большой банк: на многих рынках он работает маркет-мейкером, то есть обеспечивает множеству крупных и мелких инвесторов возможность продать и купить разнообразные финансовые инструменты. GS присутствует практически на всех финансовых рынках, играя на каждом одну из главных ролей. Он может влиять на движение цены активов. При этом маркет-мейкеры не обязаны докладывать клиентам, какую позицию («покупать» или «продавать») они занимают относительно той или другой бумаги. Да и природа бизнеса инвестиционных банков такова, что банк часто занимает позицию, противоположную интересам клиентов. Конфликт интересов в такой ситуации неминуем. Одно подразделение банка «упаковывает и продает» ипотечные бумаги, а другое раньше прочих понимает, что эти активы будут только дешеветь. Один департамент помогает привлечь финансирование фирмам, играющим с нефтяными бумагами, другой готовит аналитическую записку о том, что цены на нефть уже почти на максимуме, но в состоянии еще немного подорожать. Третье подразделение своими ставками это подорожание может организовать. Не слишком сильное и не слишком надолго, но может. Именно так, кстати, действовал GS в 2008 году, что сошло ему с рук (см. внизу статьи).
Конечно, Goldman Sachs не всесилен. Но на GS, как правило, работают лучшие профессионалы в той или иной отрасли. Они стараются угадать движения рынка раньше и точнее и конкурентов, и клиентов. И чаще всего выигрывают — и у тех и у других. Иначе бы этот банк не был самым прибыльным в мире.
До сих пор чиновники SEC не имели ничего против такого совмещения функций. На нем и построен феноменальный успех GS. Все в рамках правил. Вот только на беду Goldman Sachs после кризиса Америка решила правила поменять.



Goldman Sachs скрывал информацию не от физических лиц, а от профессиональных инвесторов — банков, которые должны прекрасно понимать риски и сами проверять всю информацию



Дерьмовая ипотека

Нынешнее обвинение SEC, предъявленное 16 апреля (позже к нему присоединилась прокуратура), касается продажи GS в 2007 году бумаг, привязанных к ипотечным закладным. GS ставил на снижение цены тех самых бумаг, которые он выпускал и продавал клиентам. Инвестбанк раньше других понял, что ипотечный рынок скоро умрет. Но это не мешало ему «впаривать» финансовые инструменты клиентам.
Свою ставку GS сделал через хедж-фонд Paulson&Co. Этот же фонд, говорят чиновники, ссылаясь на внутреннюю переписку GS, отбирал для банка ипотечные активы. GS возражает: хеджирование рисков — обычная операция (например, компания, чей доход снижается при падении цены нефти, может купить бумагу, которая, наоборот, приносит доход, когда нефть дешевеет).
Ответственность за средства клиентов несет только подразделение, управляющее их активами, сказал 11 мая президент банка Гари Кон. Но оно в ипотечных сделках задействовано не было.
Сенаторов во главе с демократом Карлом Левиным, мучивших менеджеров GS на слушаниях более 10 часов, больше всего волновало, как банк мог продавать клиентам бумаги, которые его же сотрудники называли «дерьмовыми» (Сенат опубликовал 900 страниц внутренней переписки сотрудников GS). Правда, в тот момент это «дерьмо» имело наивысший рейтинг от нескольких агентств, основанный на предположении, что жилье в США будет в ближайшей перспективе только дорожать.
Иск против GS в любом случае сложен для SEC, считает профессор Йельского университета (США) Олег Цывинский: «Goldman скрывал информацию не от физических лиц, а от профессиональных инвесторов — банков, которые должны прекрасно понимать риски и сами проверять всю информацию. Потенциальные сомнения в успехе иска отражены и в том, что принятие решения о подаче иска в самом SEC было принято тремя голосами против двух». 

34-1a.jpg
Во время сенатских слушаний по делу Goldman Sachs пострадавшие инвесторы наглядно показали, что хотят видеть руководителей банка на нарах

Удар по репутации

Пока расследование SEC в самом разгаре и, по мнению экспертов, до объявления вердикта еще далеко. Но даже если GS докажет в конце концов свою невиновность, он сильно пострадает от этой истории. Бизнес инвестбанка, тем более такого разностороннего, строится на репутации. Именно она сейчас под ударом.
Чем дальше продвигается расследование по поводу GS, тем большую премию за риск придется ему платить, привлекая средства, цитирует Bloomberg Майкла Донелана, портфельного менеджера Ryan Labs Inc. Через пару недель после начала расследования Донелан продал 2/3 бывших у него бондов GS. Так поступил не он один, и это не прошло для инвестбанка бесследно. С момента предъявления обвинений котировки акций GS упали на 22%.
Вдобавок попал под следствие и один из директоров GS Раджат Гупта. На протяжении 13 лет он был связан с другим индийцем, Раджем Раджаратнамом — главой Galleon Group, обвиняемым в инсайдерской торговле. А бывший руководитель GS Стивен Фридман был вынужден покинуть нью-йоркский резервный банк, поскольку одновременно регулировал банк и покупал его акции. Рейтинговые агентства S&P, Moody’s и Fitch сменили прогноз рейтинга GS на негативный (не снижая пока сам рейтинг) — в основном из-за проблем с репутацией.
Впрочем, Олег Цывинский считает, что речь не идет о том, чтобы добить банк: «В худшем случае Goldman придется заплатить $1 млрд для компенсации убытков. Тем не менее вряд ли это конец компании. Ведь трейдинговые операции GS в первом квартале этого года приносили компании минимум $25 млн в день».

Кто следующий?

Эксперты считают, что дело против GS — не просто локальный конфликт инвестбанка с SEC. На кону серьезные изменения в регулировании финансовой сферы, на волне кризиса затеянные Обамой и Конгрессом. Против них отчаянно выступают банкиры. Администрация и Конгресс планируют запретить банкам торговать финансовыми инструментами на собственные средства. Кроме того, банки не смогут торговать внебиржевыми деривативами (производными ценными бумагами), размещать средства в хедж-фондах и т.д. Если замысел Обамы и его советника, экс-главы ФРС Пола Волкера, удастся воплотить, нынешней бизнес-модели GS придет конец.
Реформа банковского регулирования — главный вызов для GS, констатирует Брэд Хинц, аналитик Sanford C. Bernstein & Co. Банк анализирует множество сценариев реформы регулирования, чтобы быть готовым к любым изменениям, отвечает на это Дэвид Виньяр, финдиректор GS. В любом случае теперь GS придется сделать свой бизнес гораздо более открытым для политиков, регуляторов, клиентов и публики. Глава GS Ллойд Бланкфейн уже пообещал, что банк станет прозрачным. Но это уменьшит его возможности по зарабатыванию денег.
Между тем SEC уже пообещала, что расследование против Goldman Sachs будет не единственным. Как стало известно 13 мая, SEC и прокуратура ведут предварительное расследование и в отношении других крупнейших инвестбанков — Morgan Stanley, JPMorgan Chase, Deutsche Bank, UBS и Citigroup. Логика обвинения точно такая же: банки продавали клиентам инструменты, привязанные к ипотечным кредитам, уже понимая, что эти бумаги будут дешеветь.
Активность финансовых чиновников вызывает тревогу не только банкиров, но и независимых экспертов. «Конечно, ужесточение законодательства необходимо, но риск в том, что популизм властей может привести к зарегулированию финансовых рынков, — тревожится Олег Цывинский. — А оно замедлит рост и восстановление американской экономики».



Нефтяной скандал c участием Goldman Sachs Весной-летом 2008-го аналитики банка GS утверждали, что цена нефти достигнет $150–200. Когда цена и вправду достигла $147, оказалось, что наибольшие потери ($2,4 млрд) из-за этого понесла компания Semgroup. Она чуть раньше, чем следовало, сделала ставку на то, что нефть будет дешеветь, обещая поставлять ее по $96. О ставке, сделанной Semgroup, знали менеджеры GS: банк помогал компании привлекать финансирование и владел всей информацией о ее инвестициях. Одновременно, торгуя нефтью и другими сырьевыми товарами через свое подразделение J. Aron&Co, Goldman Sachs мог повлиять на динамику нефтяных цен. И вот всего за два июньских дня 2008-го нефть без видимых причин подорожала на $15. По странному совпадению, причиной банкротства Semgroup стала невозможность выполнить обязательства по нефтяным опционам именно перед J. Aron&Co. На пике цены она теряла с каждого барреля $50. Стоило Semgroup потерять платежеспособность и по дешевке продать активы Barclays, как нефть стала дешеветь. Разбирательства, которые вели по этому случаю SEC и Комиссия по фьючерсным контрактам, ничем не завершились.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.