Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

К плюс К

18.05.2010 | Барбан Ефим | № 16 от 17 мая 2010 года

41-1-.jpgВ Великобритании произошла смена правительства: к власти после 13 лет правления лейбористов пришли консерваторы. Нового премьер-министра, 12-го по счету за время 57-летнего царствования королевы Елизаветы II, зовут Дэвид Кэмерон. Он занял должность в результате парламентских выборов 6 мая, которые смело можно назвать историческими. Впервые со времен Второй мировой войны в Британии создано коалиционное правительство, при этом коалиция консерваторов и либерал-демократов — вообще первая в британской истории. 
Как и почему это случилось, какими путями теперь пойдет британская политика — выяснял The New Times

Коалиция тори и либерал-демо­кратов — не единственное новшество, связанное с выборами. Впервые во время предвыборной кампании состоялись теледебаты лидеров трех крупнейших политических партий, которые реально сказались на результатах выборов. Наконец, впервые после 1974 года перед страной замаячила угроза так называемого «подвешенного парламента», когда результаты выборов не позволили ни одной из партий получить в палате общин абсолютное большинство, чтобы сформировать эффективно работающее правительство.
Победившая на выборах Консервативная партия получила 306 мест (у лейбористов — 285, у либерал-демократов — 57), до абсолютного большинства ей не хватило 20 (310 голосов позволяет проводить многие, но далеко не все решения правительства). Лейбористская партия только что ушедшего в отставку премьера Гордона Брауна после 13 лет правления потеряла на этих выборах 91 место, 5 потеряли либерал-демократы. После этого стало ясно: для создания дееспособного кабинета тори придется формировать коалицию. Но с кем?

Голубая мечта

Первая послевыборная неделя прошла в бурных политических торгах. Тори и лейбористы всячески пытались соблазнить либерал-демократов составить с ними коалицию и таким образом получить право на формирование правительства. Для лейбористов это была еще и возможность сохранить власть. Ситуация «подвешенного парламента» во многом была спровоцирована и существующей в Британии мажоритарной избирательной системой: избранным считается лишь один кандидат, получивший простое большинство голосов, а все другие, отставшие от него хотя бы на один-два голоса, — неизбранными: их результат не засчитывается партии, которую они представляют. Голубой мечтой либеральных демократов на протяжении всей их недолгой истории* * Либерально-демократическая партия образована в 1988 г. путем слияния Либеральной и Социал-демократической партий. была реформа британской избирательной системы — из мажоритарной в пропорциональную. На выборах 6 мая за либерал-демократов проголосовали 23% избирателей, за лейбористов — 29%. Однако при разнице 6% Лейбористская партия получила в пять раз больше парламентских мест. При пропорциональной системе у либеральных демократов в этом случае было бы более ста представителей в парламенте. Проведение такой реформы, против которой категорически выступали консерваторы, стала главным условием либерал-демократов при заключении соглашения о коалиции. И соответственно главным предметом торга.

Между ними, аристократами...

Лидер либерал-демократов Ник Клегг решил вести переговоры на два фронта — и с лейбористами, и с консерваторами, хотя идеологически его левоцентристская партия традиционно близка лейбористам. Но дело в том, что сам Клегг скорее принадлежит к правому крылу своей партии, а лидер тори Кэмерон — скорее к левому крылу консерваторов. Другими словами, их взгляды достаточно близки. Кроме того, Клегг еще до начала межпартийных переговоров заявил: для его партии неприемлемы какие-либо соглашения с лузерами-лейбористами, которые всеми силами пытаются удержаться у власти, несмотря на то что избиратели решили по-другому и отказали сторонникам Брауна в поддержке. Видимо, именно по этой причине переговоры с Гордоном Брауном длились полдня и завершились безрезультатно. И это при том, что лейбористы шли на огромные уступки, суля либерал-демократам министерские портфели и нужные им реформы. Впрочем, очевидно и другое: Дэвид Кэмерон и его команда показались Клеггу и социально более близкими. 43-летний Кэмерон — прямой потомок английского короля Вильгельма IV, его мать — дочь баронета, теща — виконтесса Астор. 43-летний Клегг чуть менее голубых кровей: в его жилах течет кровь обер-прокурора российского Правительствующего сената Игнатия Закревского. Дочь прокурора — прабабка Клегга. Кроме того, среди его родственников — баронесса фон Энгельгард и баронесса Будберг — та самая Мура Будберг, которая была любовницей Максима Горького, Герберта Уэллса и британского разведчика Брюса Локкарта* * Именно Мура Будберг незадолго до смерти Горького по требованию НКВД привезла из Италии в СССР чемодан с письмами писателя. . Короче говоря, Кэмерон и Клегг нашли общий язык, и 59-летнему Гордону Брауну, сыну священника и дочери торговца лесом, ничего не оставалось, как признать поражение на выборах и подать королеве прошение об отставке. Одновременно он ушел с поста лидера партии. Объявлено, что Лейбористская партия изберет нового лидера до конца июля. Временно должность лидера исполняет заместитель Брауна по партии Харриет Хартман.


Кэмерон­— не благотворитель. Несмотря на коалицию, ключевые министерства оказались в руках тори



Делу — час

Нужно отдать должное британской политической системе. Если в других европейских странах смена власти может затянуться на несколько месяцев, то в Британии она произошла в течение часа. Сразу после того как Браун вернулся из Букингемского дворца и королева приняла его отставку туда был вызван Кэмерон — и Елизавета II предложила ему сформировать правительство. Лидер тори заявил Ее Величеству, что принимает предложение. Характерный штрих: аудиенция Кэмерона с женой у королевы продолжалась 20 минут, Браун же удалился из дворца через три минуты. Дэвид Кэмерон стал двенадцатым премьер-министром за время ее 57-летнего царствования.

Щедрое вознаграждение

Чем же тори расплатились с либерал-демократами? Клегг получил пост заместителя премьер-министра, четыре его соратника — портфели министров. Всего же тори трудоустроили на разные второстепенные должности в правительстве (глав министерских департаментов и их заместителей) более 20 из 57 прошедших в парламент либерал-демократов — в Британии член правительства должен обязательно быть парламентарием. До назначения Клегга вице-премьером эта должность была практически декоративной (см. справку на полях). По неписаной британской конституции у вице-премьера нет своего аппарата, он не может замещать главу правительства во время его отсутствия и исполнять его функции или наследовать ему — как в США — в случае ухода в отставку или смерти. Обычно вице-премьер курирует какие-то правительственные проекты или координирует работу некоторых министерств, которые ему тем не менее не подчинены. Однако Дэвид Кэмерон заявил, что Клегг получит более ощутимые властные полномочия и назначен лордом-президентом совета, ответственного за реализацию политических и конституционных реформ. Впрочем, Кэмерон — не благотворитель. Естественно, ключевые министерства оказались в руках тори. Министрами иностранных дел, финансов, обороны, внутренних дел, юстиции стали члены теневого кабинета консерваторов: Уильям Хейг, Джордж Осборн, Лиам Фокс, Тереза Мэй и Кеннет Кларк.

На брюссельском направлении

Значительной уступкой тори либерал-демократам стало обещание провести референдум по изменениям избирательной системы. Кроме того, с общего согласия Клегга и Кэмерона все шаги по дальнейшему сближению Лондона с Евросоюзом или передаче Брюсселю каких-либо правительственных полномочий должны в будущем также решаться на референдуме. При этом либерал-демократы обещали не заикаться о присоединении к еврозоне до окончания полномочий нынешнего парламента — то есть в ближайшие пять лет. Тори в большинстве своем — евроскептики, и Кэмерон во время предвыборной кампании обещал не только не расставаться с фунтом стерлингов, но и ограничить власть Брюсселя. В свою очередь, либерал-демократы обязались поддержать усилия консерваторов по ограничению иммиграции и введению квоты для иммигрантов из стран, не входящих в Евросоюз. Главным же стало торжественное обещание обеих партий сохранять стабильность и нерушимость коалиции на протяжении пяти лет, что подразумевает: ближайшие парламентские выборы не могут состояться ранее мая 2015 года.

Мотивы брака

Объясняя, что побудило его заключить политический брак по расчету, Ник Клегг на совместной пресс-конференции с Кэмероном подчеркнул: и он, и лидер тори сознательно шли на серьезный риск, понимая, что столь идеологически несхожие (естественно, в британском понимании этого слова) партии могут не ужиться в одном правительстве. По словам Клегга, заключить альянс с тори его побудило желание реализовать новую политику и создать стабильное и эффективное правительство, способное вывести страну из продолжающейся рецессии. Клегг назвал новое коалиционное правительство «реформистским» и «радикальным». В свою очередь, Кэмерон, вторя своему заместителю, объявил приоритетной задачей кабинета немедленное снижение огромного бюджетного дефицита в £167 млрд и пообещал уже в этом году сократить правительственные расходы на 6 млрд. Экстренные меры правительства по восстановлению экономики, сказал новый премьер, будут включать замораживание на год зарплат в бюджетной сфере и жесткое регулирование выдачи социальных пособий — дабы покончить с «профессиональными безработными». Будет реструктурирована и система налогообложения с целью поощрения малого и среднего бизнеса.
...Во время пресс-конференции один из журналистов напомнил новому премьеру об одном эпизоде его предвыборной кампании. Кэмерона тогда попросили рассказать его любимую шутку, и тот ответил: «Ник Клегг». Вспомнив об этом, премьер-министр покатился со смеху. Еще громче смеялся вице-премьер.
  
НИКОЛАС КЛЕГГ 
Родился 7 января 1967 года в местечке Челфонт Сент-Джайлс (графство Бэкингемшир). В нем только четверть английской крови: бабушка Клегга по отцу — русская аристократка, бежавшая в Великобританию после Октябрьской революции, мать — голландка. Клегг окончил Робинсоновский колледж Кембриджского университета, где изучал археологию и социальную антропологию, американский университет Миннесоты и Европейский колледж в Брюгге (Бельгия). В 1990 году Клегг стажировался в качестве журналиста в Нью-Йорке, где писал для левого журнала The Nation. В 1994 году перебрался в Брюссель, где получил работу при Европейской комиссии. В 1999–2004 годах был депутатом Европарламента. В начале ­2000-х годов публиковал колонки в британской газете The Guardian. Покинув Европарламент, Клегг стал консультантом в PR-агентстве GPlus. Читал лекции в Шеффилдском университете и в Кембридже. В 2005 году вернулся в политику, став депутатом парламента Великобритании. Годом позже вошел в созданное либеральными демократами теневое правительство, в котором занял пост министра внутренних дел. В декабре 2007 года Клегг становится лидером либеральных демократов. В апреле 2010-го одерживает победу на первых в британской истории теледебатах. Клегг — полиглот: владеет голландским, французским, немецким и испанским языками. 

ДЭВИД КЭМЕРОН
родился 9 октября 1966 года в Лондоне. Образование получил в знаменитом Итонском колледже и Оксфордском университете, где изучал философию, политологию и экономику, получив в 1988 году степень бакалавра. По окончании университета работал в исследовательском отделе Консервативной партии, затем занимал должность политического секретаря премьер-министра Джона Мейджора. В 1994 году он стал одним из директоров медиакорпорации Carlton Communications, где занимался внедрением новых телевизионных технологий. В 2001 году выставил свою кандидатуру по списку Консервативной партии на парламентских выборах, он был избран в палату общин. В парламенте вошел в состав влиятельного комитета по внутренним парламентским делам, а вскоре был назначен и спичрайтером нового лидера партии тори Иэна Дункана Смита. В 2003 году Кэмерон вошел в состав теневого кабинета консерваторов, заняв должность заместителя теневого лидера палаты общин. Пос­ле ухода тогдашнего лидера партии тори Майкла Хауарда в 2005 году в отставку, Кэмерон объявил о намерении бороться за пост лидера партии. Его победе способствовало блестящее выступление на партийной конференции, которая должна была одобрить его кандидатуру. В очень эмоциональном выступлении он изложил свое видение будущего партии, предложив ряд реформ для усиления ее электоральной привлекательности. Дэвид Кэмерон говорит о себе как о «большом поклоннике Маргарет Тэтчер», однако он «не уверен, делает ли это его тэтчеристом». Он также называет себя «либеральным консерватором» и «человеком, не зацикленным на идеологии». 


У Уинстона Черчилля в военном кабинете замом был лейборист Клемент Этли, во время второго пришествия Черчилля во власть замом у него был Энтони Иден. В кабинете Тони Блэра должность вице-премьера занимал Джон Престон. Гордон Браун не назначал себе заместителя, но сделал лорда Мандельсона первым государственным министром по совместительству с его должностью министра по делам бизнеса.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.