Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Невечный огонь

26.04.2010 | Асатиани Нино | № 15 от 26 апреля 2010 года

Почему грузинские фронтовики остались дома

Одна на всех. В годы Великой Отечественной в Красную армию была мобилизована пятая часть населения СССР — приблизительно 43 млн человек, из них около 60% погибли. Без вклада всех союзных республик, их людских и материальных ресурсов победа была бы недостижима. Поэтому вполне логично приглашение на Парад в честь Дня Победы лидеров всех постсоветских государств. Всех, кроме Грузии. Как эта история видится из Тбилиси — узнавал The New Times... 

В годы Великой Отечественной войны республика отправила на фронт 700 тыс. солдат — почти треть своего населения. 35 грузин стали генералами. И 300 тыс. не вернулись с полей сражений. Сегодня в Грузии, по официальным данным, 7408 ветеранов Великой Отечественной и около 16 тыс. тружеников тыла. Пенсия ветерана — от 82 до 129 лари.* * 1 лари — около 18 рублей.

Невечный огонь

Виктор Петрович Джапиашвили, 86-летний профессор, ветеран войны, не знал о том, что в Москве 9 мая соберутся ветераны из всех бывших стран СССР и что там будут все, кроме грузинской делегации и грузинских ветеранов. «Грузины своей кровью заслужили быть там, где вспоминают о победе над фашизмом. Очень жаль, что у нас такие отношения с Россией», — сказал он.
В этот день профессор Джапиашвили собирается пойти в парк Победы в Тбилиси, где зажгут памятный огонь. Он горит здесь только 9 мая. Да и людей в военной форме с орденами и медалями с каждым годом в парке становится все меньше. «Нет, я не обижен. С чего бы? Просто нет того возвышенного настроения, которое было раньше в этот день. Это время прошло», — говорит он. И с усмешкой вспоминает дилемму, перед которой оказался два года назад. Ему предстояло выбрать, какую пенсию получать: ветерана Великой Отечественной войны или доктора наук, ученого, 60 лет проработавшего в Абастуманской астрофизической обсерватории — первой высокогорной обсерватории в СССР. Получать несколько пенсий одновременно запрещает грузинское законодательство. Пенсия ученого оказалась больше на 8 лари, и поэтому выбор был сделан в ее пользу. Потом, узнав, что пенсию ветеранам увеличили, он написал заявление и стал пенсионером-ветераном. «С тех пор я слежу, — говорит он, — может, увеличится та, вторая».
Виктор Джапиашвили с удовольствием вспоминает 1942 год, себя — 18-летнего студента инженерного факультета, добровольно, тайком от родителей записавшегося в армию. «Я мог не пойти. Но четко тогда решил: нельзя предавать Родину, когда она нуждается в тебе». Вспоминает, как его ранило под Туапсе немецким снарядом и он остался без пальцев на руке, как ходили они с товарищами на разведку, как вместе, всей страной радовались взятию Берлина. И заключает: «Молодежь не любит советскую историю, думаю, сегодня уже не все знают, что советский флаг над рейхстагом водрузил грузин».

Печальное совпадение

Борьба против советского прошлого в Грузии началась еще в начале 1990-х, когда в стране зарождалось национально-освободительное движение. Джапиа­швили вспоминает инцидент, случившийся с ним в 1990 году, когда еще свежа была память о 9 апреля (разгон митинга в Тбилиси силами армии). «Я опаздывал на поезд до Абастумани, был голодный и решил купить бутерброд. В очереди стояли 3–4 человека. Я извинился, попросил разрешения пройти без очереди и показал удостоверение ветерана войны. Молодой человек из очереди сказал: «Ты ветеран? И за что же ты боролся? Твое место в конце!» Я ушел, так и не купив ничего». Говорит, уже тогда понял, что предстоит жить в совершенно другой стране. С тем, что коммунистическое прошлое должно быть осмыслено и переоценено, мало кто спорит в Грузии. Но далеко не все одобряют, например, открытие в 2006 году в Тбилиси Музея советской оккупации Грузии или снос в конце 2009 года в Кутаиси памятника жертвам Второй мировой войны. Историк Лаша Бакрадзе считает, что Грузия обязательно должна перешагнуть через советское прошлое, но не подрывом памятников, а путем «рационального осмысления» этого прошлого. «В ином случае это похоже не на борьбу против сталинизма и тоталитаризма, а на искажение собственной истории. На нежелание взять на себя ответственность за историю».
Не пригласив грузинских ветеранов в Москву отмечать День Победы, Россия обидела прежде всего ветеранов: для молодых Красная площадь — площадь чужой им страны. Впрочем, вряд ли и грузинская официальная делегация согласилась бы поехать в Москву, даже если бы получила приглашение. «В истории советской Грузии мало славного. Но тем, что грузины сражались вместе с остальным миром за победу над злом фашизма, мы должны только гордиться», — считает литературовед Заал Андроникашвили. Символично, что именно в отношении к грузинским ветеранам точка зрения Кремля и Тбилиси так печально совпала.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.