Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Демарш чекиста

26.04.2010 | Новиков Константин | № 15 от 26 апреля 2010 года

Кто торпедирует закон о парламентском контроле


«Если закон «снесут» — значит будем говорить, что при нынешней власти ничего сделать нельзя, нужно менять власть к чертовой матери. В 2011 году и поменяем. Если власть хочет Киргизию, она ее получит», — говорит полковник ФСБ в отставке и депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков. Больше года он готовил законопроект о комиссиях парламентского контроля (КПК), которые, по его мнению, станут самым мощным инструментом в борьбе с коррупцией и властным беспределом. Но законопроект может не пройти и первого чтения. В ситуации разбирался The New Times


Из-за памятного знака Interpolice в кабинете «эсера» Геннадия Гудкова выглядывает портрет Феликса Дзержинского. Рядом красуется медаль «130 лет со дня рождения» шефа ВЧК, звезда от оперативного управления ФСБ России и вымпел оперативного управления ФСО. Тем удивительнее, что «человек системы» и представитель «второй ноги партии власти» вдруг вышел в публичное пространство с резкой критикой этой самой корпорации: Геннадий Гудков опубликовал открытое письмо президенту и премьеру, пытаясь убедить их — не под ковром, как это обычно делается, а открыто — в необходимости законопроекта о парламентском контроле.

Кого контролировать?

Суть законопроекта в том, что любая оппозиционная фракция в Госдуме сможет инициировать создание специальной парламентской комиссии, которая получит широчайшие полномочия. Члены комиссии смогут знакомиться с любым закрытым уголовным, гражданским и иным делом, по которому закончено производство либо решение суда вступило в законную силу.* * Аналогичное право есть у Уполномоченного по правам человека с 1996 года. Такая комиссия получит доступ ко всем документам организаций, министерств и ведомств, у нее будут полномочия вызвать «на ковер» любого чиновника вплоть до министра, и явка будет строго обязательной. А к уклонистам применят меры вплоть до привлечения к уголовной и конституционно-правовой ответственности (если речь идет о высших чиновниках исполнительной власти). Разработчики считают: «Если закон примут, многие коррупционеры окажутся перед выбором: или перестать нарушать закон, или собирать чемоданы», — убежден один из авторов законопроекта, член экспертного совета Комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции Дмитрий Горовцов. Основная задача закона — осуществление постоянного мониторинга и контроля за исполнительной властью, и в этом его основное отличие от уже имеющегося закона «О парламентских расследованиях». Если комиссия создается для выяснения фактов и обстоятельств конкретного случая или ЧП, то КПК работает постоянно, в течение всего срока депутатских или сенаторских полномочий. Без специального закона парламентское расследование — мера слабоэффективная: когда депутаты занялись изучением катастрофы на СШ ГЭС, явка должностных лиц была необязательна, а само расследование шло негласно.  

Полковник ФСБ в отставке и депутат Госдумы  
от «Справедливой России» 
Геннадий Гудков: 
 

Страна погрузится в болото системного 
кризиса с легко предсказуемыми последствиями                

 

Рожденный в муках 

В рабочую группу, которая разработала законопроект о парламентском контроле, вошли депутаты трех фракций (СР, КПРФ и ЕР), представители аппарата правительства и администрации президента. «На встрече с депутатами фракций в сентябре 2008 года Гудков спросил Путина, что он думает о парламентском контроле, тот сказал: «Готовьте законопроект, не возражаю, такой контроль нужен». Мы надеялись на поддержку», — рассказал The New Times Горовцов. Весь 2009 год группа занималась разработкой и шлифовкой закона, он был внесен в Думу в декабре 2009 года на межфракционной основе — в качестве соавторов выступили представители трех фракций из четырех (по словам Горовцова, Владимир Жириновский и Игорь Лебедев отказались от участия ЛДПР в проекте). Впрочем, уже через неделю четверо из пяти единороссов отозвали свои подписи. Анатолий Иванов, член Комитета по труду и социальной политике ГД объяснил The New Times, почему он единственный решил оставить свою подпись: «Этот законопроект необходим, особенно сейчас, в условиях тотальной коррупции, он может стать инструментом для депутатов в борьбе с этим явлением. Были на первом этапе работы просьбы отозвать свою подпись, но я сказал, что считаю это необходимым. И руководители фракции согласились с тем, чтобы я оставался в числе соавторов». Проблемы с проектом начались еще до его регистрации в Госдуме: по инициативе Геннадия Гудкова будущий закон отправили Владимиру Путину и в администрацию президента – для ознакомления. Но кроме адресатов с документом ознакомились и другие чиновники правительства. «Они решили на дальних подступах торпедировать внесение этого законопроекта в Думу, — рассказывает Горовцов. — Я им говорю: зачем нам ваш отзыв, мы вас о нем не просили». Но это уже не имело значения: правительственные чиновники надавили на правовое управление Госдумы, с тем чтобы оно нашло в документе статьи расходов — в этом случае необходим не отзыв, а заключение правительства (см. стр. 40). В итоге Гудков и Комитет по конституционному законодательству получили отрицательное заключение, подписанное вице-премьером и руководителем аппарата правительства Сергеем Собяниным. По мнению авторов законопроекта, это заключение не выдерживает критики. Один из ключевых тезисов звучит так: «Следует отметить, что в статье 12 законопроекта об ответственности за противодействие осуществлению парламентского контроля указывается конституционно-правовая ответственность, хотя соответствующее понятие законодательством Российской Федерации не предусмотрено». «В специальной литературе этот термин появился еще в 1973 году, — оппонирует Горовцов. — В действующем законодательстве предусмотрена такая ответственность, в Конституции этот механизм заложен — инициация процедуры импичмента, например. Назначение Уполномоченного по правам человека, аудиторы Счетной палаты — все это примеры конституционно-правовой ответственности». Все эти аргументы по пунктам изложены в открытом письме Путину и Медведеву, которое авторы законопроекта во главе с Гудковым опубликовали в десятке газет и выложили в интернете.  

Полковник ФСБ в отставке 
и премьер-министр Российской Федерации 
Владимир Путин: 

 

Если бы вы посмотрели за дебатами ваших коллег, скажем, в британском парламенте, — как-будто у нас все происходит, слово в слово все то же самое    


 

Демарш чекиста

«Закон о парламентском контроле направлен на то, чтобы придать парламенту функцию, удерживающую исполнительную власть от тотального воровства, — заявил Геннадий Гудков в интервью The New Times. — Массовая коррупция объясняется непрозрачностью и бесконтрольностью власти при огромных полномочиях. Естественно, такой законопроект вызывает истерику в коридорах исполнительной власти, они не знают, что придумать, чтобы его не пропустить». По словам Гудкова, открытое письмо — это не вызов системе, а попытка достучаться до здравомыслящих людей в правительстве и администрации. «Если бы не СМИ, наша инициатива могла бы быть тихо спущена на тормозах. В Думе подавляющее большинство в кулуарах — за. Всех достала роль статистов и все понимают, что страна идет семимильными шагами к системному политическому кризису. Киргизия нам покажется еще очень спокойным, заурядным рядовым событием».

Театр одного премьера

По мнению Гудкова, сегодня у парламентариев нет никаких реальных рычагов влияния: «Даже у депутатов правящей партии ни хрена нет властных полномочий. Это политические стрелочники, статисты законодательного процесса. Поэтому у нас такой вялый, неинтересный и безынициативный парламент».  

 

У нас правительство — 
это такой Дед Мороз, который, 
если ему хорошо улыбнешься, 
лизнешь одно место, 
он тебе даст подарок    


 
Первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников (его подпись также стоит под открытым письмом) сказал The New Times: «Две имеющиеся формы контроля — ежегодный отчет правительства и парламентское расследование — неработающие механизмы. Отчет выливается в театр одного актера, а расследования, которые иногда бывают острыми в начальной стадии, в большинстве случаев заводятся в такие дебри, что сами авторы подчас не знают, как дальше применить то, что они «раскопали». «Театр одного актера», по версии коммунистов, случился и во вторник, 20 апреля. Отчет правительства поддержало подавляющее большинство депутатов (316 голосов — за при 84 — против). Ни одного острого вопроса к Владимиру Путину у депутатов не нашлось. Более того, даже те, что были, скорее напоминали тосты: «реализация антикризисных мер правительства продолжается…», «в 2009 году правительство осуществило целый ряд мер, направленных на стимулирование инновационной деятельности и инновационной активности предприятий…», «в текущем году одной из важнейших составляющих социальной политики государства стало повышение и валоризация пенсий…» Голосование сюрпризов не принесло: ЕР и ЛДПР в полном составе — за, КПРФ — против, СР оставила своим депутатам право свободного выбора. Геннадий Гудков от голосования уклонился. Итог известен. 

«Сейчас — момент истины»

«У нас правительство — это такой Дед Мороз, который, если ему хорошо улыбнешься, лизнешь одно место, он тебе даст подарок, — считает Гудков. — А если плохо себя ведешь, значит, и не получишь ни черта. То, как проголосуют за этот законопроект, покажет, чего стоят все эти разговоры о борьбе с коррупцией, о борьбе с терроризмом, который является порождением коррупции. Сейчас — момент истины. Хватит звездеть, давайте определим позиции». «Самое важное звено, на которое мы рассчитываем, — президентская сторона, — старается не нагнетать ситуацию Горовцов. — Есть сигналы, что формируется положительное заключение администрации президента на наш законопроект. Официально оно еще не поступило, но предложения, отзывы и поправки подаются до 11 мая. С учетом имеющейся поддержки со стороны региональных заксобраний, при положительном отзыве президентской стороны заключение правительства будет нивелировано. Это не бюджет и не финансы, это вопрос конституционного права и госстроительства, и последнее слово за президентской стороной». На президента рассчитывает и единоросс Анатолий Иванов: «Гудков говорит, что согласовывал законопроект в Кремле. Если это так, если администрация президента поддержит, тогда перспектива есть. Если же АП не поддержит, то законопроект, очевидно, не пройдет, учитывая позицию фракции «Единой России».
«Либо реформа сверху, либо проблемы снизу, — убежден Гудков. — Пусть выбирает наша власть, а россияне сами решат, куда им двигаться. Нравится им такое правительство, нравятся им такие порядки — ради бога! Пусть живут и не жалуются».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.