Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Приказано: выжать!

26.04.2010 | Гурвич Евсей, руководитель Экономической экспертной группы | № 15 от 26 апреля 2010 года

Правительство снова включает налоговый пресс

Премьер Владимир Путин объявил о том, что ставка страховых взносов в следующем году вырастет с нынешних 26% до 34%. Тем самым поставлена точка в затянувшемся споре о налоговом проценте, который вели министерства финансов, экономического развития и здравоохранения. Чем грозит экономике усиление фискальной нагрузки — выяснял The New Times

В эти 34% включаются платежи в Пенсионный фонд, Фонд соцстраха и Фонд обязательного медицинского страхования. Напомню, что изначально инициатива повышения размера страховых взносов принадлежала Минздравсоцразвития, озабоченному дефицитом бюджета Пенсионного фонда. Минфин предложил поднять их с нынешних 26% до 32%. Минэкономразвития, отвечающее за экономический рост, было против, опасаясь, что бизнес замедлит развитие под дополнительным фискальным гнетом. Вроде бы победила точка зрения Минфина, но тут возмутился Минздрав, обнаруживший, что в обязательных страховых платежах не предусмотрены выплаты на медстрах, обеспечивающие бесплатное обслуживание населения. Так к плановой цифре добавились еще 2%.

Затыкание дыр

Повышение налоговой нагрузки вызовет множество разнообразных последствий. Снизится рентабельность бизнеса (причем особенно значительно в более продвинутых отраслях, где традиционно выше доля оплаты труда), это сделает нашу экономику менее привлекательной для инвесторов, а значит — замедлит ее развитие. Часть дополнительных социальных платежей работодатели переложат на плечи работников, снизив их заработок. Что ослабит стимулы для трудовой активности. Между тем, по всем прогнозам, через 5–7 лет недостаток рабочей силы станет для России самым острым макроэкономическим вопросом и главным тормозом роста ВВП.
Много ли выиграет от повышения ставок бюджет? По нашим расчетам, сборы социальных налогов возрастут на 1,1–1,2% ВВП (550–600 млрд рублей). Но выигрыш бюджетной системы в целом будет существенно меньше — всего лишь 0,7% ВВП (примерно 400 млрд рублей). Эта оценка учитывает, что часть зарплаты уйдет «в тень», с нее перестанут платить налоги. Кроме того, повышение социальных взносов сократит величину прибыли и фонда заработной платы, которые служат базой для других налогов. В результате уменьшатся сборы подоходного налога и налога на прибыль, большая часть которых идет в региональные и муниципальные бюджеты. Они потеряют, по нашим расчетам, примерно 0,4% ВВП. Так что в проигрыше окажутся не только бизнес и работники, но и местные бюджеты.

Пенсионный тупик

Конечно, после того как в 2010 году были резко увеличены пенсии, у правительства не осталось выбора, оно вынуждено повышать социальные взносы. Собственно, первоначально предполагалось, что повышение пройдет уже в 2010 году, лишь кризис заставил на год отложить «приведение в исполнение» этого решения. Но насколько оправданно было очередное реформирование пенсионной системы?
Безусловно, уровень наших пенсий очень низок. Но, с другой стороны, российская пенсионная система уникально расточительна. Например, у нас сейчас 31 млн человек в пенсионном возрасте, при этом получателей пенсий более 39 млн! Такой низкий пенсионный возраст, как у нас, имеют только некоторые слаборазвитые африканские страны, и я не знаю страны, где можно было бы без ограничений получать одновременно зарплату и полную пенсию. Так что у нас есть резервы повышения пенсий за счет более рациональной социальной политики. Мы же пошли по более легкому пути увеличения пенсий за счет повышения ставки социальных налогов и передачи Пенсионному фонду части средств из федерального бюджета.
При этом мы так и не приблизились к решению долгосрочных проблем пенсионной системы. В будущем у нас число пенсионеров, приходящихся на одного работника, будет расти — значит соотношение между средней зарплатой и пенсией вновь будет падать. Если не проводить настоящих реформ, то необходимость повышать социальные взносы будет возникать вновь и вновь. Поэтому я считаю, что нынешнее повышение пенсий было чисто популистским шагом: мы избавились от сегодняшней проблемы, только усугубив завтрашние.

Смена тренда 

На налоговые проблемы тоже нужно смотреть с точки зрения долгосрочной перспективы. Тогда мы увидим, что нынешнее повышение налогов является очень плохим сигналом для инвесторов, приток вложений которых жизненно важен для нашей экономики. Ведь для инвестора важны не только сегодняшние ставки налогов, но и те, которые будут действовать в будущем, по крайней мере, в те сроки, за которые должны окупаться его инвестиции. Поэтому хорошая налогово-бюджетная политика обязательно должна быть ясной, последовательной и по возможности стабильной. Мы же посылаем инвесторам совсем другой сигнал: налоги начинают расти.
Вспомним, что на протяжении практически всех 2000-х годов правительство явно демонстрировало свою решимость снижать фискальное бремя. За исключением разве что налогов в нефтегазовом секторе, которые периодически повышались, все остальные — либо оставались стабильными, либо менялись в сторону понижения. И вот на примере ставки страховых взносов мы видим отступление от этого правила. При этом власти не говорят — разовое это отступление в налоговой политике или начало новой тенденции. Поскольку правительство при этом не объясняет, как будет решать долгосрочные пенсионные проблемы, возникает обоснованное предположение, что налоговую нагрузку придется еще повышать. И вот уже сейчас обсуждается возможность роста экспортных пошлин на металлы, химическую продукцию. Следствием этого станет ухудшение инвестиционного климата в стране. И этот негативный результат считаю гораздо более болезненным для экономики, чем простое увеличение страховых взносов на 6 или даже на 8%.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.