#Политика/анализ

Парк электорального периода

17.09.2021 | Андрей Колесников, Московский центр Карнеги

Избиратель попал в треугольник «Единая Россия»--КПРФ—«Умное голосование»,—полагаем колумнист NT Андрей Колесников

kolesnikov-400.jpg



Парламентская кампания, завершающаяся трехдневными электоральными процедурами, в том числе в электронном виде, с одной стороны, ничего не изменит в сути авторитарного режима, становящегося все более репрессивным. С другой стороны, — и это видно по тому, как нервничает коллективный Кремль, это тест для режима на долгоиграющую устойчивость.



«Умное голосование» как партия

«Умное голосование» (УГ), несмотря на отсутствие на публичной сцене Алексея Навального, не имеющего возможности управлять процессом из лагеря, и разгром его инфраструктуры, оказалось в центре этой кампании. Особенно в соцсетях, которые, конечно, играют очень важную роль в сегодняшнем медиа-пространстве. Власть сама своей истерически бурной борьбой с УГ превратило этот, в сущности, технический инструмент демонстрации возможной слабости Кремля, в едва ли не самый обсуждаемый сюжет предвыборного периода. И в этом сюжете есть несколько аспектов.

Сам масштаб внимания к «Умному голосованию» свидетельствует о том, что своего рода манихейская ситуация «Навальный против Путина, Путин против Навального» никуда не делась. Политика в России пока сводится к этой дихотомии. Из технического средства УГ превратилось в своего рода партию – отсутствующую в избирательном бюллетене партию Навального.

Степень успеха «Умного голосования» предсказать сложно. Равно как и то, какая из системных партий (а других и нет, кроме – и то с оговорками – «Яблока») станет основным бенефициаром УГ. Возможно, коммунисты. И это создает серьезную проблему для власти. Во-первых, пропустить кандидатов и партию-бенефициара с улучшенными показателями из-за технологии Навального – значит, обнаружить слабость. А инструмент авторитарной власти, каковым и является «Единая Россия» слабость демонстрировать не имеет права – это удар по имиджу Кремля. Во-вторых, КПРФ, при всей ее управляемости, не должна оказаться слишком уж успешной на этих выборах. Зря что ли со скандалом снимали Павла Грудинина, опасаясь того, что он прибавить привлекательности коммунистам…

Создает эта ситуация и проблемы для идеологизированных избирателей-демократов. То есть, по сути, – для ядра сторонников «Яблока»: они органически не могут – и этот психологический барьер можно понять – голосовать за коммунистов или жириновцев, да даже за всяких там «Новых людей». И тогда для них существует одна опция – «Яблоко», поскольку «Новые люди», как уже многими было отмечено, играют ту же роль на парламентских выборах, что и Собчак на президентских, имитируя «либерализм» и реальную альтернативу. Рост популярности УГ ослабляет позиции партии Явлинского. На выходе получается очередной – в новых формах – раскол демократического электората. А среди кандидатов-одномандатников началось соревнование – кто в больше степени подходит для поддержки «Умным голосованием».

Притом, что УГ – голосование протестное и отчасти демонстрация признания Навального авторитетным альтернативным политическим центром, это, конечно, не часть выборов. Потому что выборы – это выбор. А здесь – использование малого зла, чтобы было уязвлено зло большое.

«Единая Россия» как Минфин

У «Единой России» как у одного из многочисленных имен власти нет иной повестки и функции, кроме как обсуждать и осуществлять социальную поддержку. В политический оборот фактически вернулось древнесоветское понятие «партия и правительство», потому что, по логике вещей, партия не может быть ходячим госбюджетом, а правительство — может. Между тем, по ходу выборов «ЕР» выступала как Минфин на выезде и исполняла функции Деда Мороза задолго до Нового года и Рождества.

Раздача слонов, безусловно, важное привлекательное свойство партии власти, и беднейшим слоям, понимающим, что «мы говорим партия – подразумеваем бюджет», имеет прямой смысл голосовать за денежный мешок. Денег нет даже у системной оппозиции, что бы она там ни обещала. Бюджетники и классы ниже среднего – естественный ресурс поддержки «Единой России». Как и в принципе люди, зависящие от государства – будь то пресловутые «врачи-учителя» или армия, ФСБ, полиция и бюрократия (государственная и корпоративная). Для них еще существует административное и корпоративное принуждение к голосованию. Впрочем, как они голосуют на самом деле, и какая доля из них со злости отдает голос протестным образом, неизвестно.

Ресурс «ЕР», помимо совсем уж несших в течение всей кампании невероятную пургу самых популярных министров Шойгу и Лаврова, - это Путин. А Путин – это вовсе не Россия. Путин – это деньги по большим праздникам. За них существенная часть населения и голосует.

ЭлектРорат

Это выборы, которых не слишком жалко, потому что они не так важны, как президентские. Поэтому парламентские электоральные процедуры можно рассматривать как тест и прелюдию к кампании 2024 года. Как сработают те или иные технологии фальсификаций и грязных трюков? На какие сигналы реагируют избиратели, которых власть держит за электоральный планктон, чем его можно привлечь и отвлечь? Имеет ли смысл работать с образованными городскими классами методами предложения им новой позиции в меню квазимодернизационной партии? Как противостоять сторонникам Навального и вообще недобитому демократическому избирателю? Наконец, можно ли перевести выборы в суверенный электронный формат и использовать его в 2024-м, превратив электорат в электРорат и найдя возможность что-то там подкручивать уже в безбумажной форме?

Говорят, что парламентские выборы-2021 готовят транзит. Но пока наша прикладная транзитология движется от Путина к Путину 2.0, а затем к Путину обнуленному, то есть превратившемуся в восточного сатрапа. Так что не очень понятно, в чем новизна этого транзита. Да, ему нужна управляемая Дума, может быть, немного обновленная. Но функционал ее останется прежним – что-то между бешеным принтером и регуляторной песочницей для тех, кто придумывает репрессии пожестче и запреты поабсурднее.

А сами выборы запомнятся, пожалуй, внезапной фрондой кандидата Шевченко, потребовавшего освободить Навального, чтобы прорваться сквозь бубнение информационного шума электоральных дебатов, да упавшими штанами Жириновского во время тех же дебатов. Их приходится поддерживать вручную, как падающие реальные располагаемые доходы населения.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование cookie-файлов.