#В блогах

Андрей Зубов о Борисе Ельцине

01.02.2021

Сегодня бы Борису Ельцину исполнилось 90. В этот день я вспоминаю две его фразы, за которые особенно благодарен ему

Сегодня бы ему исполнилось 90. Возраст значительный, но не предельный. Мой отец, тоже, кстати, Борис Николаевич, умер на 97 годе в ясном рассудке. Б.Н.Ельцин много бы рассказал еще и многое переосмыслил в своем прошлом. Но уже скоро 14 лет, как его нет с нами.

Как историк и как политик я могу строго судить Бориса Николаевича за его ошибки, принесшие немало вреда народу России. Главная из них - отказ от системной декоммунизации осенью 1991 г. Но он и сам судил себя за них, когда, уйдя на покой накануне нового 2000 года, стал диктовать воспоминания и размышлять о пережитом.

Близким людям он в последние годы жизни откровенно говорил, что не может простить себе двух вещей - Чеченскую войну и согласие на назначение "преемником" себе В.В.Путина. Не может простить и мучается сознанием собственной неискупной вины. Так может страдать только по-настоящему цельный и нравственный человек, только настоящий государственный муж, для которого благо других, благо народа, которым Бог дал ему управлять, выше его личного материального и душевного комфорта.

В этот день я вспоминаю две его фразы, за которые особенно благодарен ему.

Одна из них соединена с делом - торжественным захоронением останков последнего царя, его супруги, детей и верных друзей в Петропавловском соборе в июле 1998 года.

Петропавловский собор был полон приглашенными гостями. Присутствовали практически все живые потомки и родственники Императора Николая II, в том числе правнуки Императора Николая I Николай и Дмитрий Романовичи, герцог Михаил Кентский, присутствовали и потомки убитых с Государем близких ему людей. Во время панихиды Наина Ельцина, супруга Президента, рыдала. Перед гробами с останками убиенных бледный Президент Ельцин торжественно и строго сказал: «Долгие годы мы замалчивали это чудовищное преступление, но надо сказать правду, расправа в Екатеринбурге стала одной из самых постыдных страниц нашей истории. Предавая земле останки невинно убиенных, мы хотим искупить грех своих предков. Виновны те, кто совершил это злодеяние, и те, кто его десятилетиями оправдывал. Виновны все мы. Нельзя лгать себе, объясняя бессмысленную жестокость политическими целями. Расстрел семьи Романовых – результат непримиримого раскола в российском обществе на “своих” и “чужих”. Его последствия сказываются и поныне. Захоронение останков жертв екатеринбургской трагедии – прежде всего акт человеческой справедливости. В нем – символ единения народа, искупления общей вины». Беседуя вскоре с заместителем руководителя Президентской администрации Евгением Савостьяновым, я задал ему вопрос – кто же подсказал Президенту эти фразы. В ответ было сказано. Президенту подготовили шесть текстов речи, он тщательно прочел все и выбрал ту, где были слова о нашей общей вине и о необходимости общего покаяния в грехах предков.

В 2000-м году, уже на покое, он продиктовал:

« …В 1991 году Россия объявила себя правопреемницей СССР. Это был абсолютно грамотный, логичный юридический шаг - особенно в области наших международных отношений, где мы были связаны целым рядом серьезнейших обязательств как члены различных международных организаций, конвенций, соглашений. Выйди мы из этого юридического пространства, и возникло бы столько вопросов, такая "головная боль", к которой в то сложное время мы были явно не готовы.

Но сейчас я думаю: а что бы было, если бы новая Россия пошла другим путем и восстановила свое правопреемство с другой Россией, прежней, загубленной большевиками в 1917 году? ... От 1991-го к 1917 году?

Конечно, на этом пути возникли бы большие трудности. Идея реставрации всегда сильно пугала наше общественное мнение. Отдавать собственность, землю, выплачивать потомкам эмигрантов долги за потерянное в революционные годы имущество? Все это было бы очень трудно, непривычно, непонятно. Но с революцией проще рвать именно так - жёстко, не затягивая и не усложняя мучительный процесс расставания с историческим прошлым. И у этой коренной ломки общественного устройства были бы свои несомненные плюсы.

Мы бы жили по совершенно другим законам - не советским законам, построенным на идее классовой борьбы и обязательного диктата социалистического государства, а по законам, уважающим личность. Отдельную личность. Нам бы не пришлось заново создавать условия для возникновения бизнеса, свободы слова, парламента и многого другого, что уже было в России до 1917 года. Кстати, была частная собственность на землю. А главное, мы, россияне, совсем по-другому ощущали бы себя - ощущали гражданами заново обретенной Родины. Мы бы обязательно гордились этим чувством восстановленной исторической справедливости! Иначе бы относился к нам и окружающий мир. Признать свои исторические ошибки и восстановить историческую преемственность - смелый, вызывающий уважение шаг.

Посмотрите, что реально происходило в последние годы. Нам девять лет приходилось ломать и строить одновременно. Жить между двух эпох. И это гораздо труднее, чем приспосабливать под современность, модернизировать старые российские законы.

Несомненные выгоды от такого решения, такого поворота событий, мне кажется, тогда, в 91-м, были нами, вполне возможно, упущены. Да, не все так просто, не все так гладко получается в жизни, как в политической схеме. Быть может, когда-нибудь россияне захотят сделать такой шаг». (Б.Н.Ельцин. Президентский марафон. М.: АСТ, 2000. С.196 - 197).

Это политическое завещание Бориса Николаевича я считаю своим долгом исполнить, а если не успею - передам это дело детям. Это слова большого, мудрого государственного человека. И за них, и за искренние слова покаяния перед гробами убитых большевиками Романовых, а в их лице - и всех замученных коммунистами-чекистами, я безмерно благодарен первому Президенту России.

Вечная ему память!

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.