Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Тюрьма

#смерть

«Тень» Сергея Магнитского

20.04.2010 | Светова Зоя | № 14 от 19 апреля 2010 года

В тюрьме любая болезнь смертельно опасна
23.jpg
По данным Генпрокуратуры РФ, в 2009 году в местах лишения свободы от различных болезней умерли 4150 человек. 521 заключенный скончался в СИЗО. 55 из них — в СИЗО Москвы. Правозащитники объясняют такую высокую смертность подследственных тем, что закон не предусмат­ривает освобождение по болезни еще не осужденных заключенных. А суды боятся выпускать их из-под стражи, несмотря на медицинские заключения, подтверждающие тяжесть заболеваний. Как борются за право на жизнь в московских СИЗО —выяснял The New Times


О том, что такое тюремная медицина, за последние два-три года мы узнали много. Началось все с Василия Алексаняна, который умирал в больнице Матросской Тишины и был отпущен под залог в 50 млн рублей 30 декабря 2008 года.* * Бывший вице-президент НК «ЮКОС» болен СПИДом и раком. Он освободился благодаря трем решениям Страсбургского суда по правам человека и невиданному общественному давлению с требованием его освобождения.
Другой известный случай: смерть юриста Неrmitage Сapital Сергея Магнитского. Он умер 16 ноября 2009 года в СИЗО «Матросская Тишина» при невыясненных пока обстоятельствах. Известно, что Магнитский был серьезно болен и не получал необходимой медицинской помощи.
После смерти Магнитского с высоких трибун много говорилось о необходимости срочного реформирования медицинской службы ФСИН. Но судя по тем случаям, о которых стало известно The New Times, эта система изменится еще не скоро.

«Спите стоя»

53-летнюю Веру Трифонову, президента компании ООО «КитЭлитНедвижимость», арестовали 18 декабря 2009 года. По мнению следствия, она познакомила депутата Магаданской областной думы Георгия Шамиряна со знакомым банкиром — председателем правления АКБ «МФТ-Банк» Павлом Разумовым, от которого якобы потребовали $1 млн 500 тыс. на избирательную кампанию Шамиряна. За это Разумову пообещали должность члена Совета Федерации. Шамиряна задержали при получении денег. Затем арестовали Трифонову. Адвокат Владимир Жеребенков говорит, что его подзащитная к деньгам не имела никакого отношения. Впрочем, сейчас он вынужден заниматься не защитой по уголовному делу, а делать все, чтобы спасти ее от «участи Сергея Магнитского».
«Трифонова ни одного дня не провела в СИЗО. После задержания ее сразу отвезли в реанимацию 20-й городской больницы,* * В этой больнице есть стражное отделение для заключенных.  — рассказал Владимир Жеребенков The New Times. — У нее диабет с осложнениями, отказали почки. Ходить она не может — передвигается в инвалидной коляске. Из 20-й больницы ее перевели в больницу Матросской Тишины. Когда же я увидел ее там 15 марта, то пришел в ужас: она была вся отечная, зеленая, у нее работала только одна почка и легкие заполнялись водой: существовала опасность, что она задохнется во сне. В этой больнице нет оборудования, чтобы проводить гемодиализ. Поэтому врачи Матросской Тишины ничем не могли ей помочь и говорили: «Спите стоя». А когда ей стало совсем плохо, ее перевезли в реанимацию 20-й горбольницы».
6 апреля судья Одинцовского городского суда Московской области Ольга Макарова отказала в изменении меры пресечения Трифоновой. Отказала, хотя об этом просил следователь, который ведет ее дело.
Судья проигнорировала справку из 20-й горбольницы, где говорится, что «содержание больной в условиях СИЗО невозможно в связи с необходимостью продолжения специализированной помощи в условиях реанимации и терапии».
«Беда в том, что эта же судья выносила решение об аресте Трифоновой. Вот теперь она и не хочет ее выпускать», — говорит адвокат Жеребенков.
Адвокат считает, что судья не решается взять на себя ответственность и перекладывает ее на следователя, а тот ждет от Трифоновой признательных показаний в обмен на подписку о невыезде. Трифонова от этих предложений отказалась. Адвокат Жеребенков надеялся, что его подзащитную все-таки отпустят под залог или под подписку о невыезде.* * С 9 апреля вступили в силу «медведевские» поправки в УПК. Согласно им, суды не должны брать под стражу лиц, обвиняемых в мошенничестве и по некоторым другим «экономическим» статьям. Но 16 апреля Одинцовский городской суд отказался выпустить смертельно больную женщину из под стражи. И ее увезли в тюремную больницу СИЗО «Матросская тишина».

«Будешь вторым Магнитским»

37-летний юрист Олег Сайманов находится в СИЗО «Бутырка» уже 21 месяц. Ему также, как и Трифоновой, предъявлено обвинение в мошенничестве. Сайманова обвиняют в том, что, возглавляя «Центр гражданско-правовой защиты населения», он брал с москвичей деньги за оказание помощи в приобретении квартир по льготным ценам, но квартиры не предоставлял. Дело Сайманова рассматривается в Таганском районном суде, но почти на каждом заседании ему становится плохо, судья вызывает скорую помощь, врачи констатируют повышение артериального давления, и обвиняемого отвозят в СИЗО.
«По просьбе адвоката Сайманова мы посетили его в Бутырке, говорили с ним и врачами, — рассказала The New Times член Общественной наблюдательной комиссии города Москвы Людмила Альперн. — Сайманов сказал, что страдает хроническим церебральным арахноидитом. И сейчас у него обострение. Мне вполне понятно его желание добиться осмотра невропатолога с помощью специальной аппаратуры, которой нет ни в санчасти Бутырской тюрьмы, ни в больнице Матросской Тишины. Сайманов рассказал, что в ноябре написал заявление с просьбой о консультации окулиста. Его же отвезли к окулисту только в марте».
«Нам известно, что из Департамента здравоохранения Москвы в Бутырку уже ушел талон на осмотр Сайманова невропатологом, но моему подзащитному почему-то этот талон не выдают, — говорит адвокат Светлана Давыдова. — Персонал СИЗО и врачи считают, что он симулянт. Я думаю, что они согласятся с тем, что он действительно болен, если он, не дай бог, умрет в этом СИЗО. В приватных разговорах они называют Сайманова «вторым Магнитским». В УФСИН по Москве, куда мы жаловались на отказ в обследовании, нам заявили, что «вопрос о проведении углубленного медицинского обследования гражданскими медиками может быть рассмотрен только после госпитализации в больницу Матросской Тишины. Но там нет необходимого оборудования, и мы не видим в этом смысла».
А 14 апреля в Таганском суде, где рассматривается дело Сайманова, защита предложила отпустить его под залог, сославшись на недавно принятые поправки в УПК. Судья защите отказала. Ее не впечатлили ни «медведевские» поправки в УПК, ни регулярные вызовы «скорой» в суд.
«В законе не прописано, при каких заболеваниях тюремная администрация или суды должны освобождать лиц, содержащихся в СИЗО, — говорит правозащитник Андрей Бабушкин. — Для осужденных существует специальный список заболеваний, который освобождает их от наказания. Пока такого списка не будет для подследственных и обвиняемых, высокая смертность в СИЗО сокращаться не будет».


15 апреля на Youtube появилось первое в истории видео­обращение из СИЗО к президенту Медведеву. Валерий Кулиш, бывший сотрудник юридического отдела Военно-строительного управления Москвы, осужденный на 12 лет за мошенничество, рассказал, что за фабрикацию уголовного дела против него его бывшим начальником было заплачено €150 тыс.
Валерий Кулиш из СИЗО-3 города Москвы «Преступная группа, занимающаяся рейдерством и мошенничеством с недвижимостью в Москве, пытается уничтожить меня как свидетеля и как человека. Конечно, со здоровьем у меня не так плохо, как у Магнитского, но если они вознамерились сгноить человека в СИЗО, то сгноят и здорового.

Читайте по теме:





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.