Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Персона

Красная баронесса

20.04.2010 | Барбан Ефим | № 14 от 19 апреля 2010 года

Мешающие подробности из жизни Кэтрин Эштон
Назначение Кэтрин Эштон на один из самых значимых политических постов в мире — высокого представителя Европейского союза по международным делам и безопасности — вызвало в Британии всеобщее удивление. Она была практически неизвестна не только в Европе, но и в cвоей стране. Французы говорят: «Ищи причину в женщине». В случае с баронессой Эштон все получилось наоборот: причину ее вознесения на европейский политический олимп следует искать в мужчине, имя которого хорошо известно всему миру — Тони Блэр  

Всю вторую половину прошлого года Британия усиленно проталкивала кандидатуру Блэра на пост президента Евросоюза. Но ведущие члены ЕС, особенно Франция и Германия, не хотели видеть на ключевом посту известного политического деятеля, способного проводить самостоятельную политику. Выбор пал на малоизвестного бельгийского политика, христианского демократа Хермана ван Ромпея, известного покладистым характером. За согласие снять непроходную кандидатуру Блэра Лондону был предложен второй по значимости пост в ЕС — министра по международным делам и безопасности. При этом правоцентриста ван Ромпея требовалось уравновесить левоцентристским кандидатом. На роль противовеса идеально подходил кто-то из британских лейбористов. 
Выбор кандидата стал для Брауна непростой задачей. Этот пост очень хотел заполучить бывший еврокомиссар по торговле Питер Мандельсон. Однако Браун не захотел лишаться Мандельсона, своего главного советника, руководившего успешной для лейбористов предвыборной кампанией в 1997 году, — ведь в мае в Британии грядут очередные парламентские выборы. Пост был предложен министру иностранных дел Дэвиду Милибэнду, но он отказался — говорят, с тайной мыслью стать лидером партии после ожидаемого провала лейбористов на выборах. В составленном Брауном шорт-листе Кэтрин Эштон, никогда не занимавшая выборных должностей, значилась на четвертой-пятой позиции. Несмотря на полное отсутствие опыта в международных делах, она вполне устроила Францию и Германию. Наверняка сыграло свою роль и пожелание главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, большого поборника политкорректности, избрать на пост главы европейской дипломатии именно женщину. 19 ноября 2009 года во время обеда, на котором подавали форель с белыми грибами и трюфелями, кандидатура Эштон была единодушно одобрена всеми 27 лидерами ЕС. Так 53-летняя британская «темная лошадка» возглавила крупнейшую в мире дипслужбу с отделениями в 130 странах и персоналом 5 тыс. человек. Одновременно она стала самой высокооплачиваемой женщиной Европы с зарплатой €328 тыс. в год (больше, чем у британского премьер-министра) и личным штатом 20 человек.

Казначей из «сочувствующих»

Баронесса Эштон родилась в шахтерском городке Апхолланд в семье британского рабочего и первой в роду получила университетский диплом: в Лондонском университете она изучала экономику и социологию. Отец Эштон был местным активистом Лейбористской партии. Дочь унаследовала его пристрастие к политике. В 1977 году Кэтрин вступила в британское Движение за ядерное разоружение (ДЯР) — общественную организацию левого толка, требовавшую в те годы одностороннего разоружения Британии и запрещения ядерного оружия. А вскоре получила в ДЯР должность казначея. Ей было тогда 22 года. В 1983-м Эштон избрали заместителем главы ДЯР. Уже тогда она попала в поле зрения британской контр­разведки МИ-5, зачислившей ее в категорию «сочувствующих коммунистам». Этому, кстати, способствовала любовная связь Эштон и тогдашнего генсека ДЯР, члена британской Компартии Дункана Риза: с конца 1977-го и по 1980 год она была, по существу, его гражданской женой и проживала с ним в лондонском районе Ноттинг Хилл. Уйдя из ДЯР в 1983 году, Эштон несколько лет проработала независимым консультантом по социальным вопросам и деловым связям.
Ее стремительная карьера в Лейбористской партии началась в 1988-м, когда она вышла замуж за Питера Келлнера — левого журналиста и политического комментатора, близкого друга Тони Блэра. Это Келлнер познакомил жену с Тони и Шери Блэр, которые стали часто бывать у них дома. Сейчас Келлнер возглавляет организацию YouGov, занимающуюся опросами общественного мнения, а в 1970–1980-е годы считался «коммунистическим попутчиком». Он неоднократно встречался с работавшим в Лондоне под журналистским прикрытием сотрудником КГБ Юрием Кудимовым (см. на стр. 38), впоследствии высланным из страны за шпионаж.
Протекция Тони Блэра принесла еще более весомые плоды: по его рекомендации мало кому знакомая в политбомонде Кэтрин Эштон становится в 1999 году пожизненным пэром Великобритании с титулом баронессы Апхолландской — по названию ее родного городка: в палате лордов она занимается проблемами социального равенства и свободы слова. А в 2007 году в карьере Эштон происходит еще одно судьбоносное событие: ей поручают курировать в палате лордов прохождение правительственных законопроектов. Несмотря на мощное сопротивление, Эштон удается продавить в палате одобрение Лиссабонского договора. Когда в октябре 2008 года премьер Браун перебрасывает Эштон на работу в Европейскую комиссию — комиссаром по торговле, в Брюсселе уже знают эту англичанку, сослужившую добрую службу единой Европе.

Депутатский запрос

Новую должность Кэтрин Эштон, согласно ею же пролоббированному Лиссабонскому договору, должен был одобрить Европарламент. Редко встретишь европейского политика, которому бы рано или поздно не припомнили «скелетов в шкафу». Эштон не стала исключением. 25 января, Страсбург. На пленарном заседании Европарламента слово берет депутат от Партии независимости Великобритании (ПНВ-UKIP) Найджел Фэридж. Леди Эштон, заявляет он, в бытность казначеем ДЯР была замешана в получении денег от Советского Союза, а такой человек не может претендовать на пост главы внешнеполитического ведомства Евросоюза. Тем временем другой член Европарламента от ПНВ Джерард Бэттен направляет письмо главе Еврокомиссии Жозе Мануэлу Баррозу, в котором требует расследовать факты биографии Эштон, относящиеся к ее работе в ДЯР (cм. на полях). При этом и Фэридж, и Бэттен в приватных беседах ссылаются на «шокирующую достоверную информацию». 
Как удалось выяснить The New Times, имелось в виду исследование, проведенное в ноябре 2009 года по поручению ПНВ британским историком Павлом Строиловым, специалистом по советской внешней политике. Итогом его работы стал 48-страничный доклад под названием «Холодная война и движение за мир». В нем документально доказано: a) ДЯР в огромной мере финансировалось Советским Союзом через британскую Компартию; б) на руководящих постах в организации находились коммунисты, и леди Эштон лично осуществляла связь своей организации с компартиями европейских стран; с) Эштон ввела в заблуждение комитет по иностранным делам Европарламента, когда утверждала, что имена доноров ДЯР невозможно установить «по техническим причинам». Кроме того, автор доклада установил, что и Тони Блэр был членом ДЯР с 1983 по 1986 год. «Я бы тоже, как и в свое время МИ‑5, назвал Эштон «сочувствующей коммунистам», — заметил Павел Строилов в разговоре с The Nеw Times. — Дело в том, что многие «сочувствующие» считали: они принесут больше пользы партии, не будучи ее членами. В архиве британской Компартии мне попадались десятки писем, в которых люди так и писали: «Извините, товарищи, я решил не продлевать членство в партии, потому что принесу больше пользы без официального членства». Быть может, все это дела давно минувших дней и убеждения Эштон с тех пор претерпели изменения? «И когда разразился скандал с ее членством в ДЯР, и во время утверждения в должности в Европарламенте Эштон не проявила никаких следов раскаяния в прошлой деятельности», — убежден Павел Строилов. 

С компьютером и сканером



Исследование Строилова во многом основано на секретных документах ЦК КПСС из архива бывшего советского диссидента, писателя и политика Владимира Буковского. Каким образом эти документы оказались у него? — с таким вопросом Thе New Times обратился к их обладателю. «В 1992 году я был экспертом Конституционного суда России в деле «КПСС против Ельцина», меня тогда вызвали из Англии, — рассказывает Владимир Буковский. — И в этом качестве я имел право затребовать документы из архивов ЦК КПСС и Политбюро ЦК, чем и воспользовался». Инструкция не позволяла ксерокопировать архивы, но в перечне запретов не было упоминания о сканировании — об этом тогда в России вообще имели слабое представление: «Поэтому я купил портативный компьютер и ручной сканер, затем сканировал документы в Конституционном суде и в здании ЦК. После суда все эти документы снова засекретили на 30 лет — был принят специальный закон». 
Оправдываясь в Европейском парламенте в связи с обвинением в получении советских денег, Кэтрин Эштон утверждала, что ДЯР в годы холодной войны контактировало не только с советскими коммунистами, но и с диссидентами. Однако Владимир Буковский это отрицает: ДЯР никогда не пыталась связаться с диссидентами. «Был, правда, эпизод, когда советские власти организовали в Праге конференцию так называемых «миролюбивых сил». Несколько человек из делегации ДЯР попытались встретиться с чешскими диссидентами. Но чехи рассказывали мне, что никаких контактов все равно не возникло».



Эштон ввела в заблуждение комитет по иностранным делам Европарламента, когда утверждала, что имена доноров ДЯР невозможно установить «по техническим причинам»



Ведерки с фунтами

Непосредственно от СССР британское Движение за ядерное разоружение финансовые средства не получало, деньги передавались через британскую Компартию. На такой схеме строилась вся политика Кремля, добивавшегося «усиления влияния» (такой оборот использован в одном из документов Политбюро) коммунистов на европейские движения за мир. «Все они включали в себя и местных коммунистов, — разъясняет Владимир Буковский. — С какой стати? «Миролюбивые силы» любили ссылаться на демократические принципы и идеи плюрализма. А на самом деле членство коммунистов диктовалось чисто финансовыми соображениями — ведь через коммунистов и шло финансирование».
Конечно, Эштон неоригинальна в своем увлечении левыми идеями в молодые годы. Например, экс-глава МИД ФРГ Йошка Фишер в молодости тоже был приверженцем левого радикализма. Но Буковского озадачивает то, что Эштон «с коммунистами была более тесно повязана, чем теперь пытается представить»: «Она и на их конференциях представляла ДЯР, и обеспечивала контакты с ними, в общем, была связной». Будучи казначеем ДЯР, Эштон не могла не знать, что огромная часть денег, чуть ли не половина бюджета движения, поступает от коммунистов. «Сейчас она лукавит: «Не знаю, деньги собирали в ведерко». Какие ведерки... Это сотни тысяч фунтов».


Джерард Бэттен — The New Times 
«В ответ на свой запрос я получил от господина Баррозу ничего не значащую отписку. В ней говорилось, что «кандидатура баронессы Эштон получила единодушное одобрение членов Совета Европы» и она «признана обладающей необходимой квалификацией для занятия должности высокого представителя по международным делам и вице-президента Евросоюза». Но мне по-прежнему непонятно, почему единая демократическая Европа должна позволять бывшим коммунистическим попутчикам, этим агентам влияния, а то и тайным коммунистам, ударившимся в политику после коллапса советского режима, оказывать влияние на судьбу современной европейской демократии. Ведь если бы кто-то был уличен в симпатиях к нацизму или фашизму, ему бы никогда не позволили играть какую-либо роль в современной демократической политике и занимать высокие посты в структуре Евросоюза. Люди, уличенные в симпатиях к тираническим коммунистическим режимам, должны в современном демократическом обществе подвергаться такому же остракизму». 

Кудимов Юрий Александрович 
В 1983–1985 гг. — собкор «Комсомольской правды» в Великобритании, ныне председатель правления инвестбанка России «ВЭБ Капитал». До этого занимал должность председателя правления Национального резервного банка, принадлежащего Александру Лебедеву, бывшему офицеру КГБ, также работавшему в 1980–начале 1990-х годов в Великобритании. Сейчас Лебедев является владельцем трех британских газет, включая авторитетную «Индепендент». 

Партия независимости Великобритании (UKIP) — 
популистско-консерватив­ная партия, добивающаяся выхода Соединенного Королевства из Европейского союза. Ее популярность в Великобритании растет. В настоящее время обладает тринадцатью местами в Европейском парламенте и двумя в палате лордов. Нынешний лидер UKIP лорд Пирсон Раннок занял эту должность 27 ноября 2009 года.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.