#Протест

Три недели белорусской революции

31.08.2020 | Денис Лавникевич

Протестная волна в Белоруссии в течение августа несколько раз сменила свой формат, становясь все менее похожей на Майдан. Европа увидела первую децентрализованную революцию, в которой созданные студентами телеграм-каналы более значимы, чем опытные политики, пишет минский корреспондент NT.

Улицы остались за протестующими

30 августа белорусы в очередной раз вышли на улицы Минска и других городов, чтобы масштабными маршами подтвердить свое несогласие с результатами выборов 9 августа. Разные митинги и другие уличные акции проходят ежедневно, но каждое воскресенье проводится общий масштабный «Марш Свободы», задача которого – показать, что протестующих не становится меньше, и что люди продолжают требовать отставки Александра Лукашенко и передачи власти Светлане Тихановской.

Если предыдущие два воскресенья марши проходили практически безо всякого сопротивления со стороны милиции, то 30 августа силовики попытались взять ситуацию под контроль. Правда, сделали это очень неуверенно. И только в Минске – в провинции на улицах городов никто не мешал: все силы ОМОН и СОБР, судя по всему, были отправлены в столицу.

Попытку силовиков трудно назвать удачной. Как и неделю, и две недели назад минчане собирались колоннами по микрорайонам, шли в центр города, где перемещались между площадью Независимости, пространством у стеллы «Минск – город-герой» и площадью Государственного флага возле президентского дворца.

Однако в это воскресенье впервые силовики попробовали сорвать марш. Площадь Независимости заранее оцепили и блокировали, проспект Независимости в разных местах перегораживали то цепочки ОМОНа, то водометы и тяжелые грузовики. Однако протестующие, которых опять собралось в центре Минска не менее 250 тысяч, эффективно маневрировали – и порой было непонятно, кто кого окружает и блокирует – то ли протестующие ОМОН, то ли наоборот.


Улицы белорусской столицы и на этот раз остались под контролем противников Александра Лукашенко. И это несмотря на то, что в Минск демонстративно вводились колонны БМП и БТРов: это уже никого не напугало

Улицы белорусской столицы и на этот раз остались под контролем противников Александра Лукашенко. И это несмотря на то, что в Минск демонстративно вводились колонны БМП и БТРов: это уже никого не напугало

А в решающий момент люди просто прорвали милицейскую цепь и отправились к конечной точке марша – стелле «Минск – город-герой». После чего прогулялись к президентскому дворцу (возле него уже стояли танки), где оставили подарки Лукашенко на день рождения – гроб и траурные венки.

Задержаны были в общей сложности 140 человек но все задержанные были отпущены вечером того же дня. В результате улицы белорусской столицы и на этот раз остались под контролем противников Александра Лукашенко. И это несмотря на то, что в Минск демонстративно вводились колонны БМП и БТРов: это уже никого не напугало, только асфальт зря попортили гусеницами.

Три этапа революции

Все, что происходит в Белоруссии начиная с 9 августа, можно разбить на три стадии. Первая – стадия силового противостояния – стартовала прямо в день выборов, когда собравшиеся вокруг избирательных участков люди были возмущены совершенно хамским поведением проводящих выборы чиновников. На многих участках после объявления о «победе» Лукашенко избирательные комиссии даже не рискнули вывесить официальные протоколы подсчета голосов, а членов комиссий вывозили под охраной милиции – настолько резкой была реакция собравшихся избирателей на обман.

«Настоящая причина всего, что началось, – это даже не очередное переизбрание Александром Григорьевичем самого себя в президенты, а прямое оскорбление, брошенное избирателям. Ну люди же знают, как голосовали они сами, их друзья, соседи, родственники… А тут им под нос суют очередную «элегантную победу», которой не было и в помине, – сказала NT белорусский политолог Светлана Гречулина. – Если бы Лукашенко нарисовал себе 50%, согласился на второй тур и там «победил», все бы прошло тихо и мирно. Но он уже чисто психологически не мог поступиться званием «народного президента» и заветной для него цифрой 80%. Да и вообще, в его картине мира уступить – это показать, что ты «не мужик», что «яиц нет». Тем более, уступить женщине. Ну а люди оказались больше не готовы терпеть обман».

Протесты, стихийно вспыхнувшие не только в Минске, но и в большинстве белорусских городов, власти попытались подавить грубой силой – и это оказалось большой ошибкой. Неожиданно выяснилось, что люди больше не боятся ОМОНа, а протесты децентрализованны и координируются через Telegram. То есть их нельзя локализовать, выявить зачинщиков, всех похватать или разогнать.

Со дня выборов и вплоть до четверга, 13 августа, шли настоящие уличные схватки протестующих с ОМОНом и СОБРом, доходило до строительства баррикад и стрельбы боевыми патронами – это при том, что прежде и гранаты со слезоточивым газом для Белоруссии были делом неслыханным.

Все резко прекратилось, когда стали понятны масштабы милицейского насилия: более 7 тыс. задержанных, переполненные СИЗО, тысячи избитых людей, сотни искалеченных в больницах, в коме, в реанимациях, десятки пропавших без вести и неопознанных трупов в моргах больниц. Так началась вторая стадия: мирный уличный протест.

Страшные свидетельства прошедших через ад всколыхнули страну еще сильнее, чем несправедливый подсчет голосов. На улицы вышли женщины и бюджетники: врачи, ученые, преподаватели. Сотрудников милиции отказывались возить таксисты и обслуживать продавцы в магазинах. Улицы городов в один миг перешли во власть протестующих – милиция старалась лишний раз на улице не показываться, не то что хватать кого-то с бело-красно-белым флагом.

Одновременно начались забастовки на крупнейших заводах страны: встали МТЗ, МАЗ, «Беларуськалий», «Нафтан» и еще не меньше сотни предприятий. Этот аргумент оказался еще более сильным: Лукашенко пришлось на вертолете летать по бастующим заводам и разговаривать с рабочими, выслушивая оскорбления прямо в лицо.

Ровно через неделю после дня выборов люди показали свою силу, разом выйдя на улицы городов – это оказались самые масштабные манифестации в истории Белоруссии, в одном только Минске собралось не менее 300 тыс. человек, занявших весь центр города. Милиция на улицах даже не показывалась.

Началась третья стадия, длящаяся до сих пор: самоорганизация и переговоры. Светлана Тихановская под давлением властей была вынуждена уехать в Литву, ее соратники, оставшиеся в стране, сформировали Координационный совет (КС) по передаче власти от Лукашенко Тихановской.

Забастовки перешли в «итальянский» формат: предприятия работают, но медленно и печально, везде действуют стачкомы, а ЕС выделил на помощь забастовщикам 53 млн евро

«КС был создан на базе двух избирательных штабов – Светланы Тихановской и Виктора Бабарико, а вот соратники Валерия Цепкало «рассосались» после того, как вся семья несостоявшегося кандидата бежала за границу. Оппозиция копировала действия в ходе «бархатных революций» 1989 года в Польше и Чехии, когда разного рода «круглые столы» для переговоров с коммунистическими властями формировала интеллигенция, – пояснил NT белорусский политолог Антон Платов. – Так и тут: в первый состав КС вошел только один представитель рабочих, но зато куча известных интеллигентов – нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, дизайнер Юрий Цеслер, экс-министр культуры Павел Латушко. Однако быстро стало понятно: ни на какие переговоры Лукашенко идти не собирается».

После этого началась «окопная война». Светлана Тихановская ведет переговоры с западными лидерами в роли де-факто избранного президента Белоруссии. Конституционный совет разрастается, его членов вызывают на допросы и периодически сажают на 10 суток по административным статьям, забастовки перешли в «итальянский» формат: предприятия работают, но медленно и печально, везде действуют стачкомы, а ЕС выделил на помощь забастовщикам 53 млн евро (еще $2 млн собрали белорусские бизнесмены).

Люди продолжают выходить на улицы почти каждый день, а «Марши Свободы» по воскресеньям не становятся менее многочисленными. Но и ОМОН понемногу становится более смелым – и пытается «отвоевать улицу».

Децентрализация и телеграм-каналы

Особую роль телерам-каналов в поствыборных событиях в Белоруссии отмечают все – от Александра Лукашенко до участников митингов где-нибудь в Бобруйске. При этом СМИ за пределами Белоруссии обращают внимание только на один – пусть и самый массовый – белорусский телеграм-канал: NEXTA. Его создал и ведет скрывающийся в Польше белорусский студент Степан Путило, ему помогает отец – белорусский журналист Александр Путило, автор и ведущий спортивных программ на польском спутниковом телеканале «Белсат», который вещает на Белоруссию.

Модераторы телеграм-каналов не едины даже близко, они придерживаются разных позиций и постоянно спорят, конфликтуют. Их единство в ходе взаимодействия с протестующими – это закономерность развития событий, а не чей-то сценарий

Такая аффилированность NEXTA с польским каналом позволяет белорусским и российским пропагандистам говорить, что протесты управляются из Польши через сеть телеграм-каналом. Однако на самом деле координирующих протесты каналов куда больше – в их числе «Типичная Беларусь», «Беларусь сейчас», «Беларусь головного мозга», «Народный стачком», «Страна Для Жизни», «Усы Лукашенко», «Чай с малиновым вареньем».

«Со стороны действительно может сложиться впечатление, что телеграм-каналы координируют протесты с подачи некого центра. Но я сам владелец белорусского канала (несколько иной направленности), и потому я имею доступ в закрытый чат модераторов белорусских телеграм-каналов, – рассказал NT журналист издания «БелГазета» Владимир Денисов. – Поверьте, модераторы перечисленных выше каналов не едины даже близко, они придерживаются разных позиций и постоянно спорят, конфликтуют. Их единство в ходе взаимодействия с протестующими – это закономерность развития событий, а не чей-то сценарий».

Когда приходит пора звонить Путину

Сакраментальное «Путин, введи войска» из уст Лукашенко все-таки прозвучало – но было вежливо «не услышано» в Кремле. В разгар протестов Лукашенко, еще за день до выборов обвинявший РФ во вмешательстве во внутренние дела и еще куче смертных грехов, вдруг заявил, что в его страну хочет вторгнуться НАТО, Польша – вернуть себе Гродненскую область, и вообще там американские войска уже на границе стоят.

После чего перекинул войска к западной границе и начал звонить Путину с требованием выполнить свои обязательства в рамках ОДКБ – то есть ввести в Белоруссию российские войска. Мы не знаем, что ответил Путин белорусскому коллеге по телефону, но официальный ответ Кремля был в духе – «ну вот когда вторгнутся – тогда и введем», а выборы и митинги – дело внутреннее.

Впрочем, Лукашенко не унимался – звонил каждый день. В результате в Москве возобладала позиция «это наш сукин сын, а если победит Майдан – потеряем Белоруссию, как Украину». Да и недовольные властью в самой РФ начали все с большим интересом посматривать на белорусские протесты – а в Хабаровске и вовсе кричали «Жыве Беларусь!».

Москва готова общаться с Лукашенко до ноября, пока он является легитимным президентом, избранным на предыдущих выборах. Лукашенко дан конкретный срок для запуска диалога с обществом, для проведения самостоятельных политических реформ, в том числе изменения Конституции

Результатом кремлевских раздумий, а также череды переговоров с европейцами и американцами стало большое телеинтервью Путина, в котором он признал как легитимность Лукашенко, так и правоту протестующих, и пообещал оказать Лукашенко силовую поддержку, но только в случае, если протестующие перейдут «определенные границы».

В свою очередь, Лукашенко заявил, что договорился с Путиным о рефинансировании долга в размере $1 млрд. Впрочем, мало кто сомневается, что этой осенью, несмотря на все отсрочки долгов, белорусская экономика рухнет.

«Судя по всему, Москва готова общаться с Лукашенко до ноября, пока он является легитимным президентом, избранным на предыдущих выборах. Лукашенко дан конкретный срок для запуска диалога с обществом, для проведения самостоятельных политических реформ, в том числе изменения Конституции, – говорит Светлана Гречулина. – Только на таких основаниях Москва согласна поддерживать общение с Лукашенко. Это не карт-бланш, это возможность, подаренная и Москвой, и Европой для Лукашенко, которую он обязан использовать, если хочет остаться на страницах истории не кровожадным тираном».

Что дальше?

Белорусская оппозиция общается и с Западом, и с Россией, в отличие от Лукашенко, который только звонит Путину. Вопреки ожиданиям, протестная и забастовочная активность не снижается, а напротив, в День рождения Лукашенко, она вспыхнула с новой силой.

И предположения о том, что протест будет спадать, – неверны хотя бы потому, что к началу учебного года в Минск возвращаются студенты, наиболее активная социальная группа. Кроме того, близится и конец уборочной кампании. К акциям протеста присоединятся и деревни, последняя опора Лукашенко, заводы уже от него отвернулись.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.