Беларусь: чем сердце (Лукашенки) успокоится?

17.08.2020 | Евгения Альбац

Политологи уже начинают делить шкуру неубитого медведя: да какая программа у Тихановской и что будет с (почти) советской белорусской экономикой. Это вопрос два. Первый и главный — как без крови избавиться от диктатора и не стать протекторатом России — размышляет Евгения Альбац

Что ждет Лукашенко

1. Вариант Чаушеску и Румынии: коллапс экономики, дикий суверенный долг, народ выходит на улицу. Секуритате, румынское КГБ, инсценирует расправу народа над диктатором: Чаушеску убивают, секуритате ставит своего ставленника  Иона Илиеску , который объявляет выборы и выигрывает их. Старый властный клан получает контроль над ресурсами и upper hand в ходе приватизации. Демократизация страны была отложена почти  на 10 лет.

 В приложении к Лукашенко: силовики убирают батьку и, при поддержке Москвы, избирают своего ставленника при поддержке Москвы. Я напомню, что Высшая школа КГБ СССР  находилась именно в Минске, в ее компаунде располагается сейчас КГБ Белоруссии и тюрьма КГБ.

2. Второй вариант, опробованный в странах постсоветского лагеря — пакт элит в виде различных круглых столов. В Польше за круглый стол сели лидеры оппозиционного профсоюза  «Солидарность» и генерал Ярузельский, сажавший этих лидеров. Договорились о новых выборах.

3. Третий вариант: правительство слагает с себя полномочия, а президент подает в отставку. Так в Чехословакии было создано временное правительство национального согласия, после чего коммунистический лидер Гусак сложил с себя президентские полномочия. Был создан Гражданский форум во главе с Вацлавом Гавелом, который направлял процесс в нужное русло. Через три года Чехословакия провела самую успешную люстрацию на постсоветском пространстве, исключив доступ  во властные кабинеты, включая избранные офисы, представителей старой чекистско-коммунистической элиты. Это, в свою очередь, позволило создать эффективную оппозицию.  

4. В Венгрии был заключён  пакт  между уходящей и приходящей элитами.  Это создало вегетарианский вариант перехода, но в дальнейшем породило кучу проблем.

5. Наконец, пятый вариант можно условно назвать болгарским. Раскол внутри правящей элиты, каждая из которых ездила в Москву за силовой поддержкой . Горбачев четко дал понять, что вмешиваться СССР не будет, повторение  пражского кровавого вторжения 1968 года  Горбачев исключил. Точно так же он отказал и лидеру ГДР. В результате коммунисты в Болгарии согласились на выборы, победили в них, но вскоре, уже на следующих выборах, вынуждены были передать власть.

Таким образом, согласие уходящего диктатора на новые выборы — обязательное условие мирной трансформации власти.

В понедельник Лукашенко заявил: «Никогда вы от меня не дождётесь, чтобы я под давлением что-то сделал. Повторных выборов не будет». Посмотрим, какие слова будет произносить Лукашенко в ближайшие два-три дня.

В противном случае, как я уже говорила, его может ждать вариант Чаушеску, устранят свои же силовики, но для страны это плохой вариант — к власти придет военная хунта, с большой степенью вероятности управляемая из Москвы

Позиция Москвы

Варианты мирные, назовем  их так, от пакта элит до раскола элит — возможны при условии, что Кремль остается в роли наблюдателя, а слухи о том, что к границе с Беларусью стягиваются батальоны Росгвардии, останутся слухами.

Рационально Кремлю ни в коем случае не следует вмешиваться в дела Минска — ему стоит  ждать новых выборов, на которых  попробовать провести своего кандидата на пост президента.

Однако, как мы знаем, рациональность не является отличительной чертой Владимира Путина. Несмотря на то, что большинство из его близкого окружения, да и  олигархи уговаривали его использовать косовский или абхазский вариант в отношении Крыма, то есть ни в коем случае не присоединять Крым к России, Путин единолично (и при поддержке  Юрия Ковальчука, империалиста по взглядам и совладельца  Банка России, Национальной медиагруппы и так далее) принял решение об аннексии Крыма.  

Опираясь на этот прецедент, нельзя исключить, что Путин решит ввести в сопредельную страну «зеленых человечков», дабы объявить о возвращении в лоно империи бывших советских земель на западных ее границах  — естественно, по просьбе законно избранного президента и народа Беларуси. Ровно так, как по просьбе правительств Литвы, Латвии и Эстонии Сталин присоединял страны Балтии к Советскому Союзу в 1939 году. Можно не сомневаться: падающий рейтинг  Путина на этом поднимется, а против России будут введены уже не индивидуальные, а страновые санкции — как это случилось в отношении  Ирана: отключение  SWIFT  и блокада Центрального банка воспоследует.

Если верить символам, то совсем скоро, 19 августа, очередная годовщина неудавшегося переворота 1991 года, после которого распался Советский Союз.  Нельзя исключить, что любящая символы российская власть решит развернуть историю вспять и одержать победу, проигранную КГБ СССР 29 лет назад.

Мир вокруг

Третья важная тема, проявившаяся в связи с белорусскими событиями — это реакция коллективного Запада, включая СМИ, на ситуацию в маленькой стране, где 26 лет правит диктатор.

Лишь в прошлую пятницу, 14 августа,  Европа устами канцлера ФРГ Меркель произнесла ясные и четкие слова осуждения репрессий в Беларуси. До этого и ЕС, и американский Госдеп лишь что-то мямлили, ясно показывая, что им до трагедии маленькой страны отделяющей Европу от России, совершенно нет дела. Все первые дни молчали и большие СМИ, даже The New York Times  засовывал информацию из Минска так, что ее невозможно было без микроскопа найти. Более или менее жесткое заявление сделал лишь кандидат в президенты США Джо Байден, Трамп молчал и молчит. Еврокомиссары заговорили о санкциях, лишь когда блогеры разнесли по миру страшные кадры  избиений и пыток задержанных на мирных — мирных, повторю — акциях протеста.

Все это не случайно. Мир вошел в нелиберальный политически цикл, в котором торжествуют популисты и диктаторы.  Ну а кроме того и в Европе, и особенно в США восторжествовал  real politic. Ждать демократии в постсоветских республиках они устали и больше не хотят, да и с автократами иметь дело проще.

Поразительно, как быстро и политики, и журналисты забыли, что Лукашенко  продержался 26 лет у власти вовсе не потому, что он был  хорош. А потому, что еще в середине 1990-х сначала поменял Конституцию, которая, по сути, позволила ему править вечно, а потом последовательно устранил всех потенциальных оппозиционеров — одни бесследно исчезли, другие были убиты из официально выданного официального расстрельного пистолета главой минского ОМОНа, который странным образом исчез из тюрьмы, а расследование было прекращено. Третьи были репрессированы, прошли через лагеря и петушение и переместились — кто выжил — на Запад.  Лукашенко об исчезновениях и похищениях знал, если — не отдавал на то приказ.

Запад, обремененный собственными внутренними проблемами и лишенный лидерства, которое раньше представляли США, принял для себя сохранную сентенцию: россияне и белорусы к демократии не готовы, а потому — виват диктаторы!

Именно поэтому таким удивлением для Европы и США стал проигрыш Лукашенко на выборах — а он именно проиграл, тут не может быть сомнений, в противном случае он не выводил бы против собственного народа ОМОН, не устраивал бы аресты, избиения и пытки. Для западников кажется невозможным, что белорусы, 26 лет терпевшие диктатора, проголосовали не за  политика, а за молодую испуганную женщину, которая сказала: давайте попробуем мирно, без насилия. В Минске и других городах людей избивали до потери сознания, а европейцы мямлили что-то такое про санкции, вместо того чтобы четко сказать, что Европа легитимность Лукашенко не признает. (В понедельник об этом заявил Европарламент, хорошо бы, если бы за этим последовали заявления еврокомиссаров и глав государств.) Понадобилось, чтобы в тюрьмах оказались 7 тысяч человек, которым устроили там гестапо, прежде чем мир очнулся.

Да, конечно, мало кто в Европе  сомневался,  что при любом раскладе Лукашенко нарисует себе 80-90%, как и принято в диктатурах. Не получилось. Вернее, 80% он себе нарисовал, да никто в них не поверил. И люди — в буквальном смысле вся страна — вышли на улицу, крупнейшие предприятия объявили забастовку.

Чего не учел Лукашенко?

Того, что за 26 лет родилось и выросло новое поколение, которое совка не помнит и продолжения совка не хочет. Многие из них ездят, как минимум, в Польшу и в Литву и видят, насколько другим может быть современный мир. 21 век не пришел в Беларусь, как минимум в большую ее часть, но он укоренился — благодаря интернету — в головах молодняка. Ну а кроме того, Лукашенко своими руками взрастил себе своих могильщиков: в Белорусском парке высоких технологий зарегистрировано 758 компаний, работает 58 тыс. человек, IT-сфера обеспечивает половину белорусского ВВП. Самые талантливые едут демонстрировать свои стартапы в Кремниевую Долину, вполне там успешны и готовы инвестировать в демократию в своей стране.  

Впереди у белорусов долгий и трудный путь, который потребует ломки привычных устоев. Но у них появилась надежда. А нам остается лишь сказать: Жыве Беларусь!

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.