#Голосование

Обнуление на Неве

01.07.2020 | Наталья Шкуренок, Санкт-Петербург

Пока власти Петербурга бодро рапортуют о необыкновенном энтузиазме петербуржцев в этом процессе, наблюдатели пишут жалобы на многочисленные нарушения со стороны сотрудников избирательных участков. С подробностями из северной столицы — Наталья Шкуренок

По данным на 29 июня почти полтора миллиона жителей Петербурга приняли участие в голосовании по поправкам в Конституцию. Северная столица стала лидером среди регионов по количеству проголосовавших. Но официальные цифры, по мнению членов самих же избирательных комиссий разного уровня, не отражают реальной ситуации. Да и рядовые петербуржцы публично отказываются подчиняться требованиям властей и пишут заявления о принуждении к голосованию, уже не скрывая своих имен и должностей.

Приказано открепиться

«Еще 11 июня на общем собрании коллектива директор нашего техникума сказал — все должны проголосовать не по месту жительства, а по месту работы, — рассказывает Екатерина Шашкова, преподаватель русского языка и литературы техникума «Приморский», кандидат филологических наук. — Еще нам было сказано, что если мы не придем голосовать куда надо, то можем осенью забирать трудовую книжку. Все преподаватели возмущались между собой, но молчали».

Но когда от преподавателей потребовали в обязательном порядке зарегистрироваться на сайте Госуслуг, Екатерина Шашкова открыто сказала, что не будет этого делать, а хочет голосовать по месту жительства. Накануне начала голосования ей позвонила завуч и сказала, что она «подставила» директора, отказавшись регистрироваться на Госуслугах, и что в следующем учебном году ей не дадут «часов».

«Спрашиваю — так вы меня увольняете? — рассказала преподаватель. — Нет, отвечает завуч, я просто не дам вам полную ставку».

Шашкова написала заявление и отправила его на адрес штаба петербургского отделения партии «Яблоко», который мониторит процесс голосования по поправкам и все нарушения.

Такие случаи среди бюджетников — массовое явление. Несколько дней назад сначала в социальных сетях, а потом в некоторых петербургских СМИ было опубликовано открытое письмо Екатерины Кутерницкой-Доре, сотрудницы Городской библиотеки имени Маяковского, протестующей против такого принуждения.

«Я не могу и не хочу больше молчать. Муки людей, которые душат свою совесть или пытаются сохранить ее — я наблюдаю каждый день. Это ужасно. Сколько можно бить по людям? По их чести и сердцу? Ведь все это не проходит бесследно», — говорит библиотекарь

«Я не могу и не хочу больше молчать… Муки людей, которые душат свою совесть или пытаются сохранить ее — я наблюдаю каждый день. Это ужасно. Сколько можно бить по людям? По их чести и сердцу? Ведь все это не проходит бесследно. Это чревато не только тяжелыми депрессиями и апатией, но и сердечными приступами, болезнями и инсультами. Вы вообще соображаете, что делаете, там, наверху? (Совсем наверху!) Вы хотите создать нацию моральных калек? То, что сейчас происходит — это предательство национального масштаба!» — написала библиотекарь в своем послании.

«Документ, по которому от нас требовали открепиться по месту жительства и досрочно проголосовать на работе, это же настоящий приказ, нас в нем даже не просили, от нас требовали — вы должны, обязаны! — рассказала в телефонном разговоре с корреспондентом NT Екатерина Кутерницкая-Доре. — А я физически ощутила — у меня есть голос, и он мой. И вот сейчас я, предав свою совесть, выполню эти приказания, а потом буду рассказывать, как нужно читать «Войну и мир»?! Как я буду говорить об идеалах и надеждах героев книг, если сама предаю идеалы?»

Как рассказывают многие бюджетники, руководители организаций и учреждений, где они работают, требуя от подчиненных открепиться от избирательных участков по месту жительства, чтобы проголосовать по месту работы, всегда ссылаются на полученные ими приказы или распоряжения, поступившие «сверху». В лучшем случае эти бумаги зачитываются коллективу целиком, но чаще всего — лишь цитируются, без указания фамилий тех, кто подписывал эти распоряжения. И, как правило, руководители учреждений уже от себя добавляют, для пущей убедительности, намек на финансовое регулирование вопроса — что снимут премии в случае ослушания или лишат возможности профессионального заработка в организации.

«Почему администрация, которая получает в несколько раз больше, чем рядовые учителя, угрожает мне, что лишит меня заработка? — возмущается Шашкова. — Мы, учителя, получаем в несколько раз меньше, чем наши администраторы, и нас пытаются лишить даже этого? Скажу честно — сначала я была готова голосовать, а сейчас не хочу в этом участвовать!»


То вброс, то вирус

Публичные скандалы на избирательных участках в Петербурге начались практически сразу после объявления о начале голосования с 25 июня. Буквально на следующий день на сайте «Фонтанка.ру» появился видеоролик, на котором две женщины засовывали листы бумаги в переносной ящик с надписью «УИК №505». Кто были эти дамы, из видеоролика не было понятно, но на скандальное видео оперативно отреагировала Петербургская избирательная комиссия. Григорий Марголин-Каганский, пресс-секретарь Горизбиркома, 27 июня заявил, что проверкой достоверности опубликованного видео уже занимаются, что дело, вероятно, будет передано в правоохранительные органы (решение об этом должна принять территориальная комиссия №11), и что ящик, в который якобы производился вброс, опечатан, и его вскроют только 1 июля после окончания голосования.

А еще через день стали известны имена «героинь» из скандального ролика — Екатерина Аванькина, которую для работы на избирательном участке рекомендовала партия «Справедливая Россия», и ее коллега по работе в УИК Наталья Власюк, представитель «Единой России». В тот же день обе были уволены.

Марина Шишкина, председатель Совета регионального отделения «Справедливой России», в официальном обращении заявила, что несмотря на то, что Екатерина Аванькина и не является членом их партии, пятно все равно ложится на всю организацию, поэтому «СР» будет добиваться тщательного расследования этой истории. Реакция «Единой России» на скандал с их представителем пока неизвестна.

Леонтьева села писать жалобу. Пока она писала, одна из наблюдательниц от Общественной палаты куда-то позвонила, и буквально через 5 минут на телефон Леонтьевой поступил звонок. Звонила главврач поликлиники № 38 и сообщила, что анализ крови Ксении дал положительный результат

Но вбросить, как показывает практика этого голосования, можно не только бюллетени, но и…. справку о заражении коронавирусом. Что и случилось с Ксенией Леонтьевой, много лет работавшей независимым наблюдателем на выборах. Она рассказала в соцсетях, что накануне 1 июля зашла на избирательный участок 2237, где работала много лет, представилась как наблюдатель и спросила, сколько человек уже проголосовало. Сотрудники УИК отказались сообщать эти сведения, Леонтьева села писать жалобу. Пока она писала, одна из наблюдательниц от Общественной палаты Петербурга куда-то позвонила, и буквально через 5 минут на телефон Леонтьевой поступил звонок. Звонила… главврач поликлиники № 38 и сообщила, что анализ крови Ксении дал положительный результат. Как рассказала сама Ксения, кровь на анализы она действительно сдавала, но уже довольно давно, их результат — неизвестен, потому что поликлиника заявила, что «результаты потеряны».

Пока Ксения шла домой, ей еще раз позвонили из поликлиники и потребовали, чтобы она сидела дома, что к ней придут терапевты брать тесты. На все возражения Леонтьевой, что она никогда не сдавала анализы в 38-й поликлинике, барышня по телефону продолжала уверять ее, что тесты к ним «прислали». «Как удачно поступил результат — точно когда я стала задавать вопросы по существу!» — пошутила девушка.

«А что у вас, ребята, в ящиках?»


«Сегодня с утра на двух участках попросил списки проголосовавших, а мне в ответ — мы вам ничего не обязаны показывать, у нас есть инструкция! — говорит Владимир Молодоженя, член петербургской территориальной избирательной комиссии №16. — Так с нами разговаривают председатели участковых комиссий, ссылаясь на инструкцию ЦИКа».

Как рассказал Молодоженя, членам территориальных избирательных комиссий, которые ходят по избирательным участкам своего округа, сотрудники этих участков отказываются показывать не только списки проголосовавших. Им не предоставляют информацию о том, сколько бюллетеней в урнах (по сути — в обычных картонных ящиках), и даже сами ящики прячут от проверяющих.

Это произошло, в частности, на участке 2191, где, по словам Молодожени, сотрудников ТИКа попытались выгнать с участка, угрожая полицией, когда проверяющие захотели лишь взглянуть на привезенные ящики с бюллетенями.

«Сотрудники избирательных участков даже не отвечают на вопрос — а по каким адресам они ходили? — рассказал Молодоженя. — Может, они вообще дошли до соседнего подъезда и там положили в ящик все, что нужно? И это безобразие творится уже почти неделю на всех участках! Мы написали жалобы председателям ТИКов, они обещали разобраться, а пока пытаемся хотя бы зафиксировать ситуацию».

Обнуление без наблюдения

По словам Галины Культеясовой, координатора организации «Наблюдатели Петербурга», общественных наблюдателей не допустили к этой работе. Наблюдателей назначали только через Общественную палату по рекомендации председателей УИКов. Как правило, ими оказывались либо руководители бюджетных учреждений, либо студенты-волонтеры, которых даже не обучили основам избирательного законодательства.

«Вся процедура — сплошное нарушение закона! — возмущается Культеясова. — Сотрудникам избирательных участков буквально дали карт-бланш — они могут ездить со своими картонными ящиками куда хотят, могут одновременно — по нескольким адресам, при этом — ловят людей и на улице, и заходят в помещения, причем — прямо на рабочие места. И никому не отчитываются, потому что правила, принятые ЦИК, им это позволяют!»

Ольга Покровская, член городской избирательной комиссии Санкт-Петербурга, согласна с «Наблюдателями Петербурга»: вся процедура голосования по поправкам — одно сплошное нарушение, начиная с объявления о том, что пересмотр и изменения в самый главный закон страны не могут вноситься в том порядке, который предлагается сейчас. Не говоря уже об отсутствии наблюдателей на избирательных участках, об упрощенных правилах голосования, о том, что количество проголосовавших определяется количеством бюллетеней, обнаруженных в урнах, и обо всем остальном.

На днях прошла по нескольким избирательным участкам и вообще не увидела ни одного наблюдателя — а как люди могут сидеть на избирательных участках в течение рабочей недели?

«Это все — вне закона! — уверена Покровская. — ЦИК не орган власти. Тогда почему он издает документ, регулирующий процесс голосования? Тем более что эти правила ограничивают права граждан — в частности, право на контроль за голосованием? На днях прошла по нескольким избирательным участкам и вообще не увидела ни одного наблюдателя — а как люди могут сидеть на избирательных участках в течение рабочей недели? Мне кажется, я такого чуда никогда не видела, но, как говорил бессмертный Черномырдин — никогда не было, и вот опять!»

Как считает депутат Петербургского ЗакСа Борис Вишневский, вся затея с поправками не имеет никакого юридического обоснования, это лишь — политическая игра.

«Поправки — филькина грамота, — уверен депутат. — Общество не имеет ни малейших оснований доверять результатам, которые будут объявлены, фактически это потеря властью своей легитимности. Может, большинство не знает таких умных слов как «легитимность», но люди понимают, что это все — мошенничество, а в стране, где позволяется такое мошенничество, может произойти все что угодно».

О других нарушениях в ходе голосования по поправкам к Конституции читайте здесь


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.