Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Деконструкция зла

16.04.2010 | Цветков Алексей | № 13 от 12 апреля 2010 года


Как-то на редакционной летучке, упомянув о столетии Ханны Арендт (это было в 2006 году), ее рекомендовали как единственную женщину, которую можно назвать крупным философом. Я встретил это заявление в штыки, но меня быстро осадили. В русской ноосфере, практически полностью замкнутой на так называемую континентальную философию, философия аналитическая, доминирующая в Великобритании и США и имеющая с континентальной мало точек соприкосновения, практически отсутствует. Имена Элизабет Энском, Филиппы Фут и многих других в России почти неизвестны, а упоминание о том, что Айрис Мердок преподавала философию в Оксфорде и сделала себе имя как философ-платонист, вызывает недоумение.
Ханна Арендт, конечно же, целиком принадлежит континентальной традиции, она была ученицей Хайдеггера и Ясперса. Но никакими собственно философскими достижениями она не прославилась. Славу, и необязательно целиком положительную, ей принесли теория тоталитарного государства, а также идея «банальности зла», выдвинутая по поводу иерусалимского процесса над Эйхманом.
 

Параллель между политическими системами СССР 
и Третьего рейха была внове западной интеллигенции, освобождавшейся от шор марксизма. Но на поверку 
эта параллель поверхностна    


 
Сегодня, в год 35-летия ее смерти, все чаще раздаются требования переоценки ее наследия — не в пользу этого наследия. Критики отмечают пожизненное нежелание Арендт осудить Хайдеггера, одно время бывшего ее любовником, чьи связи с нацизмом, как демонстрируют недавние публикации, были еще теснее, чем предполагалось раньше. Что же касается двух вышеупомянутых идей, то их блеск разоблачается как мнимый. И хотя у Арендт по-прежнему хватает защитников, я скорее склонен покинуть их ряды. 
Книга «Происхождение тоталитаризма», с которой Арендт дебютировала на американской интеллектуальной сцене, произвела в то время впечатление откровения: параллель между политическими системами СССР и Третьего рейха была внове западной интеллигенции, освобождавшейся от шор марксизма. Но на поверку эта параллель поверхностна: автор ложится в дрейф, когда дело касается деталей, она плохо разбирается в фактах экономики и социологии. Польза от книги в момент публикации была несомненной, но она очень скоро иссякла. Хотя и Гитлер, и Сталин многому научились друг у друга, уклад жизни в обоих рейхах был весьма разным.
Тираны искони пытались установить полный контроль над обществом в той мере, в какой им позволяла наличная технология. Но наше знание о нацистской Германии проливает очень мало света на текущую ситуацию в КНДР. Термин «тоталитаризм» ничего не объясняет, он пуст от своей широты — все равно что назвать все плохое злом, но многие и без того подозревали, что зло хуже добра.
О зле, однако, разговор отдельный. Выражение «банальность зла», которым Арендт прославилась больше всего и которое сегодня превратилось в бездумное клише, вызвало бурю протеста. Под впечатлением от чиновничьей исполнительности Эйхмана и деятельности так называемых «еврейских комитетов», которые составляли в гетто расписание отправки партий человеческого сырья в газовые камеры, она пришла к выводу, что зло лишено демонизма. Но нам, чьи родители жили бок о бок со сталинскими палачами, тайком от благоверной опрокидывавшими рюмочку из буфетного запаса, а потом в потных майках до заката забивавшими во дворе козла, — в этом нет откровения. Начальник зла смотрел тем временем на кунцевской даче вестерны и заставлял сатрапов плясать камаринского.
Спасибо за открытие, нам и такого зла за глаза хватило.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.