#Протест

«Когда сажают одного, выходит несколько»

31.05.2020 | Леонид Мойжес, NT

В Москве и Петербурге задержали уже несколько десятков активистов и журналистов, вышедших на одиночные пикеты, им грозят крупные штрафы, но акции протеста продолжаются. О причинах и последствиях жесткой тактики властей NT поговорил с политиками и участником акций

У здания МВД в Москве, а также в других городах продолжаются одиночные пикеты и задержания. Поводом стал арест журналиста и муниципального депутата Ильи Азара, вышедшего на одиночную акцию протеста в поддержку администратора паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова. Тверской районный суд Москвы признал Азара виновным по части 8 статьи 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»), его арестовали на 15 суток. После этого с одиночными пикетами стали выходить коллеги Азара из различных изданий, а также политики и активисты, многие из которых также были задержаны полицией и получили различные приговоры.

В итоге протоколы по статьям «за нарушение правил одиночного пикета» (часть 5 статьи 20.2 КоАП) и «нарушение режима самоизоляции» (статья 3.18.1 КоАП Москвы) составили на главного редактора «Медиазоны» Сергея Смирнова, главного редактора сайта «Такие дела» Анастасию Лотарёву, журналистов «Эха Москвы» Александра Плющева и Татьяну Фельгенгауэр. Корреспондент RT Илья Васюнин и журналист «Дождя» Михаил Фишман обвиняются только по статье 20.2, а журналист Виктория Ивлева и писатель Алиса Ганиева — только по 3.18.1. Всего в Москве и Петербурге полиция задержала несколько десятков человек.

Мы спросили политиков и участников акции о том, почему власти пошли на столь жёсткие меры в борьбе с одиночными пикетами, и стоит ли ждать разрастания протеста. 

Можно ли назвать происходящее новой протестной волной — в новой форме?

Михаил Фишман

Стоит заметить, что не так уж много журналистов откликнулись на совершенно незаконное задержание и приговор Азару. Солидарность тут не сработала тем же образом, каким она сработала в деле Голунова. Но с другой стороны, мы сейчас находимся в особых обстоятельствах, у нас карантин, пандемия, и это накладывает свой отпечаток, в том числе на политическое поведение. Возможно, логика прошлогодних протестов, когда люди вступались друг за друга, себя ещё проявит.

Дмитрий Гудков

Это продолжение борьбы против репрессий. Совершенно очевидно, что протестные настроения растут, и власти делают всё, чтобы подавить их и в зародыше развалить протест. Но я думаю, что у них ничего не получится, потому что мы видим: когда сажают одного, выходит несколько.

Леонид Гозман

Это не разрастётся в массовые мероприятия, хотя бы потому, что у властей есть не только «понятийные», но и легальные, и даже моральные основания не допускать массовых манифестаций: карантин и эпидемия. Но вот разрастание пикетов вполне возможно.

Возможность заразиться в изоляторе во много раз выше, чем при обычной жизни. Но несмотря на это, ребята пошли на улицу. Их риск несравним с тем, на что многие из нас шли раньше. Это героическое поведение

Это новое качество действия оппозиционно настроенных людей. Я неоднократно участвовал в таких акциях, попадал в полицию, мне сломали руку, меня судили. И я знаю, что когда ты идёшь на такую акцию, тебе страшно. Но по трезвому размышлению ты понимаешь: убить тебя не убьют, надолго не посадят, 15 суток можно выдержать. То есть страх преодолим.

Но сейчас другая ситуации. Если ты нормальный человек, а не ковид-диссидент, ты сидишь дома и ограничиваешь контакты. А тут ты идёшь, зная, что тебя задержат незнакомые менты, потом отвезут в ментовку, а потом, возможно, в СИЗО. И возможность заразиться во много раз выше, чем при обычной жизни. Коронавирус — штука страшная. Но несмотря на это, ребята пошли на улицу. Их риск несравним с тем, на что многие из нас шли раньше. Это героическое поведение.

Почему власти не готовы идти на компромисс?

Дмитрий Гудков

У нас идёт дискуссия о причинах такой жёсткости. Некоторые считают, что власти готовятся к серьёзному недовольству осенью и сознательно провоцируют протест раньше, летом, когда многие ещё будут находиться в изоляции из-за коронавируса. Они надеются, что когда карантин пройдёт, может быть и протестная волна уже собьётся. Никакого другого смысла сажать муниципальных депутатов на 15 суток, раздражая всех, я не вижу.

Другая версия проще: не стоит приписывать сложные и креативные идеи нынешнему руководству. Возможно, эти люди просто в панике и пытаются всё задушить на корню, не давая набраться сил. Они хотят показать, что раз так поступают даже с пикетчиками, значит готовы давить уже всё что можно.

Но в любом случае во власти понимают, какие реальные рейтинги у Путина и «Единой России», знают, что вызывают настоящую ненависть. Раньше их просто не поддерживали и не любили, а теперь ненавидят, причём не только в кругу оппозиционных московских активистов.

Возможно, эти люди просто в панике и пытаются всё задушить на корню, не давая набраться сил. Они хотят показать, что раз так поступают даже с пикетчиками, значит готовы давить уже всё что можно

Я сейчас нахожусь под Коломной, где у меня дача, и общаюсь с соседями, которых знал по 30 лет, с самого детства. Даже те, кто раньше кричал «Крым наш» и поддерживал Путина, сейчас его ненавидят. Людям не заплатили, их лишили работы, половина бизнеса уничтожена. И при этом все знают, что в США платят по 1200 долларов каждому, а у нас — 10000 на ребёнка.

Михаил Фишман

Михаил Фишман в автозаке
после его задержания
во время одиночного пикета
у здания МВД.
Москва, 28 мая 2020.
Моя гипотеза — это рефлекторные репрессии со стороны силовиков, не имеющих реального политического прикрытия. На это наложился карантин, позволяющий очень легко обрушиться на пикетчиков. Но у меня практически нет сомнений, что с самого начала, ещё с задержания Азара, все решения принимались исключительно в силовой вертикали, без участия, к примеру, мэрии Москвы.

Леонид Гозман

Поддержка падает, время работает против них. И потому, что они достали в принципе, и по объективным причинам: ситуация в стране не становится лучше. А значит голосование надо проводить срочно. Но это сделать тоже сложно. Власти не боятся поражения — его не случится, даже если 100% россиян их не поддержат, они очень хорошо контролируют процесс голосования. Но в Москве, Петербурге, Екатеринбурге и других крупных городах даже при отсутствии наблюдателей наверняка организуют общественный контроль, например экзитполы. И экзитполы покажут, что никто власть не поддержал.

Каждый человек сидит и думает, что власть его достала, но считает, что «большинство» её поддерживает. Властям очень важно поддерживать это ощущение, которое голосование может подорвать. Поэтому они боятся любой агитации против себя и вообще любого выражения несогласия. Уже неважно, выходят ли люди в поддержку Азара, Воронцова или против милитаризации Луны, главное — что они против власти.

Другое дело, если бы Азар просто стоял со своим плакатом, то об этом узнало бы небольшое число людей, а теперь об этом узнает гораздо больше. Хотя, конечно, нельзя исключать, что решение принималось на уровне МВД, где очень обижены на «Омбудсмена полиции», а на более высоком уровне велят «отъехать» назад. Но это маловероятно.

Можно ли считать, что пикетирование теперь тоже запрещено властями?

Дмитрий Гудков

Власть показала, что как минимум в период самоизоляции она постарается никого не выпускать ни на какие протесты, даже на одиночные пикеты. Но нет никакой гарантии, что у них это получится. Всё закончится массовым несанкционированным митингом. Вопрос в том, когда?

Михаил Фишман

С одной стороны, мы видим, что это явный тренд. Но надо обратить внимание на то, что по одному из арестованных, получившему 15 суток, Виктору Немытову уже была апелляция в Мосгорсуде, который переквалифицировал обвинение в нарушении правил пикетирования на статью «невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации», в данном случае — нарушение самоизоляции. И Немытов уже вышел из-под стражи. Теперь мы ждём на апелляции в понедельник такого же решения по Илье Азару.

То, что судебная система отменяет уже вынесенные приговоры, означает, что тренд не подтверждается прямо сейчас. Тем ни менее не стоит думать, будто бы всё в порядке и все могут спокойно пикетировать дальше

Юридически у меня такая же ситуация, просто я не нахожусь за решёткой. И я также жду, что в результате судебного разбирательства моё обвинение также будет переквалифицировано, потому что я не нарушал правил пикетирования. Меня можно обвинять в том, что я нарушал указ мэра Москвы, хотя этот вопрос тоже спорный. Но то, что судебная система отменяет уже вынесенные приговоры, означает, что тренд не подтверждается прямо сейчас. Тем ни менее не стоит думать, будто бы всё в порядке и все могут спокойно пикетировать дальше. В этом я сомневаюсь.

Леонид Гозман

Сейчас есть прагматическая задача провести голосование, и пока оно не пройдёт, они не будут допускать пикеты. Возможно, даже проведут новый закон, который запретит на время карантина, например, стоять на месте, или держать плакаты, или ещё что-нибудь. Формулировку придумать сложно, но я верю, что они справятся и будут любое недовольство подавлять.

А после голосования пикеты уже никому не будут мешать. Но очевидно, что они взяли курс на ужесточение всего на свете и в рамках этой политики начнут подавлять всё, включая пикеты. Но надо понимать, что они в принципе решают сиюминутные задачи, горизонт планирования у них максимум на несколько недель вперёд.

Фото: скриншот информационной программы телеканала «Дождь», страница Михаила Фишмана в социальной сети Facebook


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.