#Эпидемия

Загадка COVID-19

04.05.2020

Почему в одних странах количество больных значительно больше, чем в других?

Среди основных факторов, которые могут быть ключом к ответу на вопрос, почему коронавирус так активен в одних странах и почти не проявляет себя в других, могут быть демография, культура, окружающая среда и скорость реагирования правительства, говорят опрошенные The New York Times эксперты по инфекционным заболеваниям, чиновники от здравоохранения, эпидемиологи и ученые. Но на каждую теорию находится исключение. 

Понимание «избирательности» воздействия коронавируса могло бы дать ответ на вопрос, как лучше защищаться от него. Несмотря на то, что вирус проник практически во все страны мира, уровень его распространения в них очень разный. Например, COVID-19 убил множество людей в Иране, однако в соседнем Ираке число жертв менее 100. В Доминиканской Республике выявлено почти 7600 случаев заражения, а в Гаити только 85 инфицированных. Мегаполисы, такие как Нью-Йорк, Париж и Лондон, были опустошены болезнью, в то время как Бангкок, Багдад, Нью-Дели и Лагос не испытали аналогичных проблем. Эта загадка породила множество теорий, но не имеет однозначных ответов.

Ученые уже проводят сотни исследований, посвященных тому, как демография, ранее существовавшие условия и генетика могут повлиять на широту воздействия инфекции. Учитывая, что многие развивающиеся страны с жарким климатом и молодым населением избежали худшего из вариантов развития, некоторые эксперты предполагают, что погодные условия и демография могут быть основными факторами. Но в таких тропических странах, как Перу, Индонезия и Бразилия, бушует эпидемия.

Также способом защиты от вируса могут быть принятые властями жесткие меры по социальному дистанцированию и ранней локализации. Ситуации во многих странах показывают эффективность такого подхода. Однако Мьянма и Камбоджа не вводили жестких мер и сообщали лишь о нескольких случаях заражения.

Еще одна теория говорит о том, что вирус пока просто не попал в эти страны. Например, в России и Турции долгое время было все в относительном порядке, но потом начался резкий рост заболевших. Время все еще может стать величайшим уравнителем: так, знаменитая «испанка», разразившаяся в США в 1918 году, казалось, пошла на спад в течение лета. Но осенью вызвала еще более опасную вспышку, а в следующем году пришла ее третья волна. В итоге этот грипп достиг даже небольших островов в Аляске и в южной части Тихого океана, а зараженной оказалась треть населения планеты.

«Мы действительно находимся на ранней стадии этой болезни, — говорит директор Гарвардского института исследований в области глобального здравоохранения доктор Ашиш Джа. — Если бы это была бейсбольная игра, это был бы второй иннинг, и нет никаких оснований думать, что к девятому иннингу остальной мир, который теперь выглядит так, как будто на него вирус не повлиял, не станет таким, как другие страны».

Врачи отмечают, что данных все еще недостаточно, чтобы получить полную эпидемиологическую картину. Во многих странах ужасная ситуация с тестированием и это, скорее всего, приводит к огромным недооценкам распространения вируса и смертности.

Сила молодости

Есть противоречия и в теории о том, что страны с более возрастным населением наиболее уязвимы.

Действительно, во многих странах, которые избежали массовых эпидемий, население относительно молодое. По словам Роберта Боллинджера, профессора по инфекционным заболеваниям в Школе медицины им. Джона Хопкинса, молодые люди с большей вероятностью могут иметь легкие или бессимптомные случаи COVID-19. Они реже имеют определенные проблемы со здоровьем, которые могут сделать вирус особенно опасным. В Африке, самом молодом континенте Земли, где более 60% жителей моложе 25 лет, около 45 тыс. зарегистрированных случаев коронавируса (всего в мире более 3,5 млн).

При этом в Таиланде и в иракском Наджафе местные чиновники здравоохранения заявляли, что люди от 20 до 29 лет заражались чаще всего, хотя часто болезнь проходила без симптомов или в легкой форме.

В Италии средний возраст заболевших составлял более 45 лет, а умерших — около 80 лет.

Исследователи в США считают, что наряду с молодостью относительно хорошее здоровье может снизить воздействие вируса, в то время как некоторые заболевания — в частности, гипертония, диабет и ожирение — могут усугубить тяжесть последствий от коронавируса.

Но есть заметные исключения из демографической теории. В Японии с самым старым средним населением в мире зарегистрировано менее 520 смертей, хотя количество выявленных случаев выросло с увеличением тестирования. А регион Гуаяс в Эквадоре, где вспышка вируса могла унести жизни порядка 7000 человек, является одним из самых молодых в этой стране (всего 11% населения старше 60 лет).

Доктор Ашиш Джа из Гарварда предупреждает, что некоторые молодые люди, у которых нет симптомов, также очень заразны по причинам, которые ученым еще не совсем понятны.

Дистанцирование, обусловленное культурой

Эпидемиологи считают, что культурные факторы, такие как дистанцирование, которое встроено в определенные общества, могут дать некоторым странам большую защиту. В Таиланде и Индии, где число зараженных относительно невелико, люди приветствуют друг друга на расстоянии, соединяя ладони вместе. В Японии и Южной Корее люди кланяются, а также задолго до появления коронавируса в этих странах носят маски, если чувствуют себя плохо. Во многих развивающихся странах за пожилыми людьми ухаживают в семье и там мало домов престарелых, тогда как на Западе именно в таких центрах были вспышки COVID-19.

Однако есть заметные исключения из теории культурного дистанцирования. Во многих частях Ближнего Востока, таких как Ирак и страны Персидского залива, мужчины часто обнимаются или пожимают друг другу руки при встрече, но большинство из них не заболевают.

То что можно назвать «национальным дистанцированием», также оказалось выгодным. Если страна не была наводнена туристами, то те и не привезли вирус. Эксперты в области здравоохранения в Африке называют ограниченное количество приезжающих из-за рубежа, возможно, главной причиной относительно низкого уровня распространения инфекции на континенте.

Страны, которые менее доступны по политическим причинам, такие как Венесуэла, или из-за военных конфликтов, например, Сирия и Ливия, также лучше других защищены от путешественников. К этому списку можно отнести Ливан и Ирак, которые в последние месяцы переживали массовые протесты.

Развивающимся странам часто помогает снизить распространение болезни и отсутствие общественного транспорта.

Тепло и свет

Некоторые коронавирусы, например вызывающие простуду, менее опасны при теплом и влажном климате. Но исследователи говорят, что мысль о том, что жаркая погода сама по себе может отразить вирус, является лишь мечтой. «Лучшее предположение заключается в том, что лето поможет, но само по себе вряд ли приведет к значительному замедлению роста или снижению заболеваемости», — говорит Марк Липситч, директор Центра динамики инфекционных заболеваний при Гарвардском университете.

По мнению доктора Рауля Рабадана, биолога из Колумбийского университета, вирус, вызывающий COVID-19, кажется настолько заразным, что это перекрывает любое благотворное влияние тепла и влажности.

Нахождение в закрытых помещениях, по словам ряда ученых, способствует рециркуляции вируса и увеличивает вероятность заражения. Ультрафиолетовые лучи солнечного света ингибируют этот коронавирус, согласно исследованию, проведенному в Университете штата Коннектикут. Однако на передачу от человека к человеку этот фактор не влияет.

Условия тропического климата, возможно, даже вселяют в некоторых людей ложное чувство безопасности. «Люди говорили: «Здесь жарко, со мной ничего не случится, — отвечает доктор Доменика Севаллос, медицинский следователь в Эквадоре. — Некоторые даже выходили специально загорать, думая, что это защитит их от инфекции».

Ранний и строгий карантин

Страны, которые закрылись рано, такие как Вьетнам и Греция, смогли избежать неконтролируемого распространения инфекции. Быстро среагировали на проблему страны Африки, где есть горький опыт эпидемий ВИЧ, лекарственно-устойчивого туберкулеза и лихорадки Эбола. Так, персонал аэропортов некоторых стран, например, Сьерра-Леоне и Уганды, носил маски, измерял температуру, собирал контактные данные пассажиров еще до того, как это начали делать их коллеги в США и Европе. Сенегал и Руанда закрыли свои границы и объявили комендантский час, когда выявленных случаев заражения было очень мало. Министерства здравоохранения этих стран использовали ранее приобретенный опыт для отслеживания контактов заболевших.

По словам Кэтрин Кебутунги, исполнительного директора Африканского отдела Центра народонаселения и здравоохранения, несмотря на то что реакции многих африканских правительств прекрасны, они полагаются на деньги, персонал и материалы от иностранных спонсоров, которые во многом переключились на помощь своим странам. Так, в Сьерра-Леоне, где от вспышки Эболы в 2014 году погибли почти 4 тыс. человек, правительство создало центры экстренной помощи в каждом районе и наняло 14 тыс. медицинских работников, 1,5 тыс. из которых проходят подготовку по отслеживанию контактов, хотя в стране зарегистрировано только 155 случаев COVID-19. Неясно, кто будет платить этим работникам.

Всемирная организация здравоохранения говорит, что во многих странах сработали запреты на религиозные собрания и спортивные мероприятия. Например, на Ближнем Востоке массовое закрытие мечетей, святынь и других религиозных объектов произошло относительно рано и, вероятно, помогло остановить распространение вируса в ряде стран. Зато в Иране, который не закрывал некоторые из своих крупнейших святынь до 18 марта (почти месяц после того как был выявлен первый случай в паломническом городе Кум), эпидемия быстро распространилась, убив тысячи людей.

Но в странах с низкой системой социальной защиты и большим числом работников в теневой экономике, несмотря на запреты, люди предпочитают добывать деньги для семьи, нежели соблюдать карантин. А в таких странах, как Камбоджа и Лаос, почти не принято защитных мер, и при этом мало зараженных. Ливан, чьи граждане-мусульмане и христиане часто совершают паломничество в Иран и Италию (где бушевал вирус), по логике, должен был иметь большое количество заболевших. Но этого нет.

«Мы не знаем почему», — говорит доктор Рой Наснас, консультант по инфекционным заболеваниям в Университетской клинике Гейтауи в Бейруте.

Немного удачи

Большинство экспертов сходятся во мнении, что не может быть единой причины для поражения вирусом одних стран, а для других — его отсутствия. Ответом, вероятно, будет некоторая комбинация вышеуказанных факторов. Еще один фактор, упомянутый исследователями, просто удача.

Страны с одинаковой культурой и климатом могут иметь совершенно разные результаты по зараженным в случае, если один больной коронавирусом посещает многолюдное мероприятие или место, превращаясь в суперраспространителя. Так было с пассажиром, из-за которого заразились 634 человека на лайнере Diamond Princess, так было с зараженным гостем на похоронах в Олбани, штат Джорджия, а также с 61-летней прихожанкой церкви в Тэгу (Южная Корея). Поскольку инфицированный человек может не испытывать симптомов в течение недели или даже дольше, распространение происходит экспоненциально и, по-видимому, случайно. Если бы женщина в Тэгу осталась дома в то февральское воскресенье, вспышка в Южной Корее, возможно, была бы в два раза меньше.

Другим странам повезло больше. Например, Таиланд сообщил о первом подтвержденном случае коронавируса за пределами Китая в середине января (заболевшим был путешественник из Уханя). Еще несколько недель Таиланд продолжал принимать китайских туристов, но по какой-то причине это не привело к экспоненциальному заражению местного населения. Это говорит о том, что иногда страны совершают все неправильные поступки из возможных, но это не приводит к разрушительным последствиям, как можно было бы ожидать.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.