#В блогах

Мария Эйсмонт: КОСТЯ КОТОВ И ФОРС-МАЖОРНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

24.03.2020

Посадить человека в России легко. Вы и сами наверно уже знаете, насколько легко. А вот освободить человека в России… это совсем другая история.

Когда 27 января на сайте Конституционного суда появилось то самое определение №7-0, в резолютивной части которого значилось, что вынесенные в отношении Кости Котова судебные акты должны быть пересмотрены, мой телефон разрывался. Звонили с поздравлениями и вопросами, самый популярный из которых был: «Ну когда уже его будут освобождать? Сколько ехать до Покрова?» Я дала, помню, пару обещаний пустить журналистов на свободные места в моей машине (одно из них БиБиСи, точно помню), когда мы все поедем забирать Костю из колонии.

Мы с командой ждали, когда назначат рассмотрение дела. Просили Верховный суд поспешить, но он нам сразу ответил: это не к нам, это в кассацию. Потом Второй кассационный суд назначил заседание на 2 марта. И те, с кем договаривались про места в машине на Покров, отзвонились напомнить о себе. «А можно сразу после заседания в колонию?» Так многие думали. Да что скрывать, мы тоже обсуждали как вариант, что если все закончится быстро и в соответствии с определением КС, то Костя должен быть незамедлительно освобожден, и мы попросим нам на руки выдать заверенное синей печатью кассационное определение, и с ним поедем сами, чтобы побыстрее к знакомому шлагбауму, где слева заколоченный уже (а тогда еще действующий) страшный сортир, а за шлагбаумом — талый снег и слегка обледенелая дорога к штабу.

Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах.

Выйдя 2 марта из совещательной комнаты, судьи Второго кассационного суда провозгласили определение вводной и резолютивной части, сообщив, что в течение пяти суток будет изготовлена мотивировочная часть: апелляционное постановление отменить, дело отправить в Мосгорсуд на новое рассмотрение, Котову ИЗБРАТЬ на это время меру пресечения в виде… содержания под стражей. До 2 мая.

Места в машине заполнились не журналистами БиБиСи, а грустными коллегами из команды, машина поехала к столичному бару.

А теперь следите за руками. По закону меру пресечения положено обжаловать в течение трех суток с момента избрания. При этом решение кассационного суда можно обжаловать в Верховном суде, и это будет называться кассационная жалоба, и к ней положено прикладывать заверенную копию акта, который обжалуется. Отдельного постановления об избрании меры пресечения Второй кассационный суд не выносил. В течение трех суток с момент избрания Косте меры пресечения судебный акт еще не был изготовлен — мы ждали мотивировку, о чем и сообщили в Верховный суд, когда, соблюдая сроки, обжаловали решение оставить Костю в несвободе. Но тот спустя 10 дней жалобы вернул — мол, не приложены заверенные копии судебных актов.

Вы будете, возможно, удивлены, но заверенных копий кассационного определения у нас и сейчас нет, хотя как только дело пришло в Мосгорсуд, мы написали через экспедицию заявление на их получение. И в колонию заверенной копии кассационного определения о том, что у Кости приговор-то теперь считается опять не вступившим в силу, тоже до сих пор (по состоянию на вчера) не прислали. И сотрудники колонии, которые смотрели по видеоконференцсвязи трансляцию судебного заседания и знают, что Костя больше не осУжденный в полном смысле этого слова, без бумажки его этапировать в СИЗО не могут. «Когда вы его уже заберете отсюда?» — спрашивают. В последнее время, я бы сказала, что по-доброму так спрашивают, но все более настойчиво. Даже страшный сортир прикрыли. А бумажка все не идет.

Написали мы тогда с Верой Гончаровой от имени нашей команды ходатайство отдельное в Мосгорсуд: просим меру пресечения Котову изменить; преступление, в котором он обвиняется — ненасильственное средней тяжести, да и то согласно правовой позиции КС Котов его не совершал, у него пожилые родители дома, молодая жена, квартира, работа, отсутствие жалоб по месту жительства, поручительства уважаемых людей, да и, в конце концов, эпидемиологическая ситуация в стране ухудшается: нет никаких оснований, вообще никаких держать Костю в тюрьме.

Ходатайство приобщили к делу. Дело назначили на 26 марта.

И тут… Вы правильно догадались: карантин. В связи с угрозой коронавируса суды столицы переходят и на новый режим работы.

Верховный суд постановляет: впредь до 10 апреля рассматривать только неотложные дела, к которым относятся дела по избранию, продлению, изменению и отмене меры пресечения. Но дело Кости в Мосгорсуде считается обычным: апелляционная жалоба на приговор. А наше ходатайство хоть и приобщено, но… тут в канцелярии обычно берут небольшую паузу, чтобы «прояснить еще раз: нет, не будет отдельно рассматриваться. Почему? Не знаем, так у нас тут в базе стоит.

Сегодня всех адвокатов обзвонили с сообщением: судебное заседание перенесено на 14 апреля. А? Какое ходатайство? А, ну это не к нам.

Подали от всей команды электронную жалобу на имя председателя Мосгорсуда.

И в ИК-2 Покрова, мне кажется, скоро начнут думать, что этот кассационный суд, который они по видеоконференцсвязи наблюдали, им приснился. И адвокаты хитрые ввели в заблуждение. А на самом деле привезли им человека с 4-летним сроком отбывать, и вот до конца срока он отбывать и будет.
Потому что посадить человека не составляет никакого труда. А вот освободить… 

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.