#В блогах

Григорий Юдин о конституционном плебисците

16.01.2020

Самый главный вопрос пока — это о чем будет плебисцит. Путин пока не предложил ясного политического смысла пакету поправок в Конституцию

Плебисцитарный режим производит легитимность через регулярные плебисциты. Многие думающие люди все последнее время говорили о том, что системе срочно необходимо голосование. У нее явные проблемы с солидарностью. Гипермобилизация на выборах 2018 года привела к двойственным результатам: удалось мобилизовать 50% страны, но технично демобилизовать их не получилось. Дизель с 2014 года заканчивается, и страна явно расползается: никто в стране не понимает, что будет дальше. Нужна новая мобилизация, срочная инъекция единства. По поводу чего плебисцит — системе не так важно; важно, чтобы он был и громко подтверждал волю лидера. Это называется «аккламацией».

То, что предложил Путин — это плебисцит в чистом виде. Существует (довольно искусственное) разделение на плебисциты и референдумы: результаты референдумов носят обязывающий характер, а плебисциты — просто консультация правителя с народом. Так вот, в России, согласно словам Путина, будет именно плебисцит: поправки в Конституцию будет принимать парламент, а плебисцит нужен, чтобы приписать эти поправки «мнению людей».

Скорее всего, на референдум пойти не получилось, потому что для этого потребовалось бы Конституционное собрание. Как известно, оно у нас записано в Конституции, но закона о нем нет. Сегодняшние предложения явно должны были быть блицкригом, так что организовать Конституционное собрание было невозможно. Поэтому мы будем иметь смешанный вариант: поправки внесет парламент, но с опорой на прямую волю народа.

Основной начинкой плебисцита оказываются два самых главных и самых террористических из сегодняшних предложений. Это отказ от примата международного права (статья 15) и ликвидация местного самоуправления как отделенного от органов государственной власти (статья 12). На фоне этих двух поправок все остальное сегодняшнее творчество для ординарного российского гражданина — шелуха. Однако они находятся в защищенной части Конституции (то есть их нельзя менять без Конституционного собрания) — и неспроста, потому что их отмена будет означать: а) принципиальную политико-правовую изоляцию страны и б) отказ от любых форм политики вне государства. Проще говоря, это два ограничителя государственной власти — сверху и снизу, и поэтому дизайнеры Конституции защитили их Конституционным собранием.

При этом с обеими статьями есть неясность. Есть ли какой-то способ не править их и внести предложенные Путиным формулировки в другие главы Конституции? Вероятно, да. Статья 15 допускает такую трактовку, что общепризнанные нормы международного права — это те, которые признает Россия. Поэтому можно поручить Конституционному суду следить, чтобы Россия не признавала и не ратифицировала всякой фигни, которая не соответствует ее Конституции, а также российскому пониманию прав и свобод человека и гражданина. Со статьей 12 сложнее, тут Путин вообще не дал конкретной формулировки. Вероятно, можно закрепить в Конституции понятие единой «публичной власти» — некоторые юристы давно к этому призывают. Однако в обоих случаях возникает мощная коллизия. Если вставить эти элементы в незащищенные главы, то они будут постоянно под атакой защищенных. Как именно Путин собирается выкручиваться и менять эти статьи без Собрания, мы узнаем в ближайшие дни: очевидно, в их плане надо сначала усадить Мишустина в кресло.

В какой форме он хочет провести плебисцит, он тоже скоро сообщит. Вряд ли это будет опрос общественного мнения, хотя работы у поллстеров точно будет много. А вот электронное голосование мы в какой-то части вполне можем увидеть, слово «голосование» на это намекает.

Будет ли плебисцит совмещен с выборами в Думу? Вообще это было бы логично. С референдумом это соединить было бы нельзя (закон о референдумах запрещает), а вот с плебисцитом — пожалуйста. Это дало бы парламентским выборам какую-то повестку, которой у них сейчас вообще нет (зачем идти и голосовать за «Единую Россию», совершенно неясно). Однако косвенные признаки пока скорее указывают на то, что этого не планируется, и повестку для парламентских выборов будут создавать другим образом.

Самый главный вопрос пока — это о чем будет плебисцит. Путин пока не предложил ясного политического смысла этому пакету поправок. Вещи типа «записать в Конституцию, что у всех должна быть большая зарплата» должны обеспечить проекту бодрость при голосовании, однако за что, по сути, надо голосовать, пока неясно. «Поправки Путина» — звучит слабовато. Тут чего-то не хватает и тоже напрашивается еще один ход. Иначе им будет трудно загнать людей на голосование.

Случаи проигранных плебисцитов можно пересчитать по пальцам, но они всегда происходили, когда элиты теряли контакт с настроениями людей.

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.