#Россия и Белоруссия

Новая ссора вместо интеграции

14.01.2020 | Денис Лавникевич, Минск

Начало 2020-го не сулит ничего хорошего отношениям союзников: Минск и Москва опять ссорятся из-за нефти, причем подобного обострения не было давно. Зачинщиком конфликта выступает Лукашенко, пишет корреспондент NT в Минске Денис Лавникевич

Не дружба, а труба

10 января «нефтяная война» между Минском и Москвой практически перешла в «горячую» фазу. Александр Лукашенко подписал указ №9 «О налогообложении», которым в стране вводится экологический налог на транзит нефти — 50% от прибыли организаций-транзитеров.

Налог, по сути, запретительный. Лукашенко в открытую шантажирует Россию прекращением нефтяного транзита по нефтепроводу «Дружба», хотя сам он предупреждал о подобном варианте еще до новогодних праздников. В интервью главному редактору «Эха Москвы» Алексею Венедиктову Лукашенко заявлял, что не исключает реверсные поставки нефти на НПЗ в Мозыре и Новополоцке, для чего потребуется часть труб, которые сегодня используются для транзита российской нефти.

Россия через нефтепровод «Дружба» продает сырье в Польшу, Германию, Словакию, Венгрию и Чехию. Ежегодный транзит нефти через Белоруссию в Европу составляет 60 млн т. (В 2019-м объем был меньше из-за весеннего инцидента с загрязненной нефтью.)

Теперь из Минска поступает информация, что уже подготовлен проект постановления белорусского правительства, которым приостанавливается транспортировка российской нефти по «Дружбе» в Европу.

Пока в Москве не знают, как лучше отреагировать на действия «ближайшего союзника».

Совещание, на котором обсуждался тариф на транзит российской нефти через Белоруссию, прошло 13 января. Но договориться о цене транзита не удалось.

Тарифным регулированием занимаются профильные ведомства Белоруссии и России — МАРТ и ФАС, однако в совещании предполагалось участие и других переговорщиков.

Минск настаивает, что размер тарифа на прокачку российской нефти через Белоруссию на 2020 год МАРТ и ФАС должны определить до 15 января. Если размер индексации не будет согласован, тарифы будут автоматически увеличены в размере среднегодового индекса потребительских цен на 2020 год (3,8%), установленного параметрами прогноза социально-экономического развития РФ, увеличенного не более чем на 3%, а именно на 6,8%.

Версия Лукашенко

Накануне, 9 января, Александр Лукашенко неожиданно изложил журналистам свое видение причин очередной (далеко не первой по счету) «нефтяной войны» между Минском и Москвой. В ходе вручения премий «За духовное возрождение» и «Белорусский спортивный Олимп» начальник Белоруссии неожиданно заявил: «Почему мы до сих пор с президентом России не договорились по нефти? Потому что Россия хочет, чтобы мы купили у нее нефть по ценам выше мировых. Где такое видано? Поэтому я и отказался от такой нефти и прямо заявил: если не будет поставок по мировой цене из РФ, мы найдем эту нефть в другом месте. Что мы и делаем. И нашли».

Нынешний конфликт начал стремительно развиваться после того, как 20 декабря в Санкт-Петербурге Путин и Лукашенко на полях саммита ЕАЭС не смогли договориться о ценах поставки в Белоруссию российских углеводородов. Белорусская сторона настаивала на отмене премии к цене беспошлинных поставок нефти, мотивируя это удорожанием сырья из-за проведения РФ налогового маневра в нефтяной сфере. Лукашенко требовал от Кремля государственных гарантий поставок нефти со скидкой — как в прошлые годы.

«Россия хочет, чтобы мы купили у нее нефть по ценам выше мировых. Где такое видано? Поэтому я и отказался от такой нефти и прямо заявил: если не будет поставок по мировой цене из РФ, мы найдем эту нефть в другом месте. Что мы и делаем. И нашли», — заявляет Лукашенко

Но Москва все спустила на уровень хозяйствующих субъектов — мол, договаривайтесь напрямую с нашими нефтяниками. А российские нефтяные компании оказались не настроены поставлять белорусским НПЗ нефть, отказываясь от своих доходов.

После ряда безрезультатных звонков Путину и Медведеву 31 декабря Лукашенко приказал руководителям белорусской нефтехимии обеспечить поставку нефти из альтернативных источников. С 1 января поставки российской нефти прекратились, запасов сырья на белорусских НПЗ осталось максимум на 20 дней. Сразу был остановлен и экспорт белорусских нефтепродуктов.

Помощь от олигарха

Несколько дней оба белорусских НПЗ работали со сниженной загрузкой на остатках сырья — только чтобы не прерывать технологический процесс. А 4 января помощь пришла от личного друга Лукашенко — российского бизнесмена Михаила Гуцериева. Нефтяные компании подконтрольной ему группы «Сафмар» объявили, что готовы поставить в Белоруссию в январе около 750 тыс. т нефти — 650 тыс. т по трубопроводу и еще 100 тыс. т по железной дороге.

Первые поставки начались сразу же, причем в Минске особо подчеркивают, что они идут «без премии», то есть без доходов «Сафмара». Впрочем, никто не сомневается, что Гуцериев многократно окупит эту «благотворительность» на белорусских бизнес-проектах своей семьи — от добычи калийных солей до криптобиржи.

Потенциальные варианты альтернативных поставок действительно имеются — есть рамочное соглашение с Казахстаном, есть возможность докупить в Саудовской Аравии, Азербайджане и даже США. Латвия и Литва сразу заверили, что смогут обеспечить перевалку и транзит

Средняя цена российской нефти для Белоруссии в 2019-м была $367 за тонну (примерно 82% от уровня мировых цен); в 2018-м концерн «Белнефтехим» покупал нефть в РФ по цене 75% от мирового уровня. Потенциальные варианты альтернативных поставок действительно имеются — есть рамочное соглашение с Казахстаном, есть возможность докупить в Саудовской Аравии, Азербайджане и даже США. Латвия и Литва сразу заверили, что смогут обеспечить перевалку и транзит. Вот только все описанные поставщики и маршруты дают нефть на $70–80 за тонну дороже прямых поставок из РФ.

Пока официальную позицию РФ в ответ на белорусские претензии изложил вице-премьер Дмитрий Козак. По его словам, договоренности Москвы и Минска по поставкам нефти — это частные контракты компаний, к которым правительство отношения не имеет.

По словам Козака, нефтяная отрасль в России работает в рыночных условиях, и отмена надбавки по требованию белорусской стороны «потребует радикальной перестройки принципов работы российской нефтяной отрасли». Вице-премьер пояснил, что если компании договорятся поставлять нефть «по какой-то другой цене», правительство будет приветствовать это, но если не договорятся — кабмин вмешиваться не может.

Уроки прошлого

Между прочим, нечто подобное уже происходило 13 лет назад. 1 января 2007-го правительство России ввело пошлину на экспорт нефти в Белоруссию, поскольку Минск, вопреки договоренностям, предыдущие девять лет не перечислял Москве оговоренную часть выручки от перепродажи за рубеж российского черного золота. (Девять лет в Кремле это терпели.) Уже 3 января 2007-го Лукашенко в ответ ввел собственную пошлину на транзит нефти из РФ в размере $45 за тонну.

Москва потребовала отменить «незаконно введенные» пошлины, Минск отказал. Тогда «Транснефть» заявила, что с 1 января Белоруссия фактически украла из экспортной трубы 79 тыс. т нефти.

10 января Путин и Лукашенко долго говорили по телефону. Через несколько часов Белоруссия отменила экспортные пошлины на транзит, прокачка российской нефти по нефтепроводу «Дружба» возобновилась. Но Россия пошла на куда более значительные уступки Лукашенко: экспортную пошлину на нефть для Белоруссии снизили со $180 до $53 за тонну.

Так началась эпоха больших доходов белорусского бюджета. Ежегодно Белоруссия получает 24 млн. т российской нефти (в последние годы — вообще беспошлинно), на собственные нужды расходуется 6 млн т. Остальное продается за рубеж: в виде собственно нефти (т.н. «перетаможка») и в виде нефтепродуктов с белорусских НПЗ.

Однако запущенный в РФ налоговый маневр в нефтяной сфере лишает белорусский бюджет нефтяных сверхприбылей (сегодня есть два столпа белорусского бюджета: хлористый калий — 25% мирового рынка, и переработка российской нефти). Из-за отсутствия прогресса в деле интеграции двух стран Москва отказалась компенсировать Минску потери белорусского бюджета от российского налогового маневра: «раз суверенное государство — пусть покупает нефть по рыночным ценам». Но Лукашенко обиделся — и начался нынешний конфликт.

Теперь у Москвы и Минска есть около месяца в запасе на то, чтобы наконец о чем-то договориться на уровне президентов. По многочисленным сообщениям неофициальных источников в Москве и Минске, премьер-министры двух стран уже давно согласовали самые разные варианты. Однако по тем же источникам Владимир Владимирович сильно обижен на Александра Григорьевича за пробуксовку с интеграцией к 20-летней годовщине подписания договора о Союзном государстве.

Если российский президент не сменит гнев на милость, а белорусский — продолжит «накачивать» ситуацию, то в конце лета Лукашенко пойдет на выборы, доказывая народу, что тот так плохо живет только из-за козней «кремлевских олигархов», а сам Лукашенко — спаситель белорусской независимости от имперских притязаний России, считают эксперты в Минске.

Рисунок: Сергей Елкин DW/cont.ws


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.