#Брекзит

Британские выборы и их последствия для Соединенного Королевства и Европы

18.12.2019 | Ирина Демченко, Лондон

19 декабря Королева Великобритании выступит с речью перед новым парламентом. За что на самом деле проголосовал британский избиратель (вопреки тому, что пишут в России) — об этом корреспондент NT в Лондоне Ирина Демченко

В результате выборов, прошедших в Британии на прошлой неделе, консерваторы получили большой перевес в парламенте (365 мест из 650), а премьер-министр Борис Джонсон — мандат на проведение Брекзита на своих условиях и на то, чтобы оставаться премьер-министром, по сути, на два срока, то есть на ближайшие десять лет. Ему не нужны больше альянсы, коалиции и временные союзники; выборы полностью развязали Джонсону руки для проведения любой политики, которую он изберет, и заключение с внешними силами, в том числе и с Евросоюзом, соглашений и договоров на его усмотрение.

Консерваторы получили «сильнейший» мандат (цитата из Бориса Джонсона) — самый большой перевес в Палате Общин за последние 30 лет, со времен Маргарет Тэтчер

Эти результаты, как и прежде, не смог предсказать ни один предварительный опрос общественного мнения в Британии. Консерваторы, которые за время избирательной кампании по сути превратились в партию Бориса Джонсона и его плана Брекзита, одержали абсолютную победу (им предсказывали коалиционное правительство); лейбористы потерпели сокрушительное поражение, показав худший с 1935 года результат в 203 места; либеральные демократы, еще недавно входившие в правительство, практически исчезли с политической карты страны (всего 11 мест, и лидер либдемов проиграла в своем округе). Явка на непривычных для страны декабрьских, предрождественских выборах тоже, вопреки ожиданию, почти не отличалась от традиционной летней (предсказывали очень низкую).

Политические комментаторы сходятся в том, что с большинством в 365 членов палаты общин Борис Джонсон получил мандат премьера не просто на пять лет, а по меньшей мере на ближайшее десятилетие, отвоевав на этих выборах у лейбористов 24 традиционно всегда поддерживавших их округа в северной и центральной Англии. Для того чтобы выиграть в 2024 году большинство в парламенте, лейбористам надо будет не просто вернуть эти голоса, но и завоевать еще несколько десятков округов, всего по меньшей мере 80 мест, что представляется совершенно нереальным, и даже такой расклад не сделает их партией большинства. Как изящно выразился один из наблюдателей, «как правило, избранные в нетрадиционных для них политических округах депутаты «залипают» там по крайней мере на еще один избирательный срок, если не на дольше».

Сам Борис Джонсон после подведения результатов сказал, что консерваторы получили «сильнейший» мандат — самый большой перевес в Палате общин за последние 30 лет, со времен Маргарет Тэтчер.

Все бизнесы Соединенного Королевства, от крупных до самых малых, все это время вопили, что для них смертелен не сам по себе выход из ЕС, а неопределенность и невозможность планирования хотя бы на год

За что голосовали

Многие российские СМИ утверждают, что 12 декабря 2019 года британский избиратель проголосовал за жесткий выход из состава Евросоюза. Интересно, что некоторые другие, сложив арифметически количество мест, полученных на этих выборах партиями-сторонниками остаться в ЕС, утверждают прямо противоположное.

На самом же деле британский избиратель проголосовал за прекращение безвременья, когда страна более трех лет «стояла в направлении Брекзита», никуда не двигаясь. Все бизнесы Соединенного Королевства, от крупных до самых малых, все это время вопили, что для них смертелен не сам по себе выход из ЕС, а неопределенность и невозможность планирования хотя бы на год, тем более — на более длительный срок. А неопределенность для бизнесов породила, соответственно, то же самое для их работников. Люди резко сократили расходы, особенно крупные и долгосрочные. Неопределенность парализовала рынки — недвижимости, автомобилей, акций, финансов. Резко замедлился приток в Британию граждан из стран-членов ЕС, поскольку они не понимали условий своего существования в этой стране после Брекзита. Соответственно, сократился приток новых кадров в систему здравоохранения, студентов в систему образования, квалифицированных рабочих в сферы строительства и ремонта, где традиционно шла большая подпитка кадрами из стран Евросоюза. Можно смело сказать, что 12 декабря британский избиратель проголосовал за окончание «ужаса без конца».

Есть еще одна важная составляющая, за которую проголосовал британский избиратель: демократия. Избиратели отказались поддержать две крупные партии, предлагавшие одна — второй референдум по выходу из состава Евросоюза (лейбористы), вторая — прямую отмену выхода из состава ЕС, словно вообще не было референдума 2016 года (либеральные демократы). Несмотря на то, что в Великобритании результаты референдума являются для правительства индикативными, а не обязательными к исполнению, правительство заранее приняло на себя обязательство исполнить выбор людей в ходе референдума 2016 года, каким бы оно ни оказалось (оказалось — за Брекзит, чего правительство тогда премьер-министра Кэмерона совсем не ожидало).

Несмотря на то, что главной и по сути единственной темой этих выборов был Брекзит, в четверг 19 декабря королева произнесет традиционную речь на открытии парламента после выборов, написанную правительством. В ней будут перечислены новые законопроекты, которые консерваторы планируют — и имеют теперь все возможности — провести через парламент. Ожидается, что существенные средства будут направлены на здравоохранение, в сферу образования и в укрепление полиции. Билль о Брекзит будет внесен правительством на рассмотрение парламента 20 декабря.

За что не проголосовал британский избиратель

После подведения итогов выборов лидер лейбористов, потерявших 59 мест, в том числе 24 коренных, то есть тех, что были у них всегда, заявил о том, что во всем виноваты внешние обстоятельства — декабрьская погода, ранние сумерки, краткость избирательной кампании, договоренности с либдемами и прочие факторы. Только двух слов не было в перечислении помех — слов «Джереми Корбин», то есть своего собственного имени. Однако все наблюдатели сходятся в том, что именно лидер лейбористов персонально и является главной причиной такой резкой потери голосов, в том числе и со стороны своих традиционных избирателей из рабочего класса.

Среди претензий, которые предъявляют Джереми Корбину — «дружба» с лидерами признанных террористических организаций, приглашение их выступать в британском парламенте; непротиводействие возникновению внутри партии ультра-левого движения «Моментум» и опора на него; обещание национализировать инфраструктурные бизнесы в Британии — железные дороги, поставку энергоресурсов, частные школы, обещание обложить дополнительными налогами людей с высокой зарплатой и другие проявления его социалистических симпатий; расцвет в партии антисемитизма до такого уровня, что члены еврейской общины заявляли о намерении немедленно покинуть страну в случае победы лейбористов на выборах, и его стремление превратить Британию в страну без ядерного оружия.

Но больше всего упрекали Корбина в отсутствии лидерства, постоянном, как говорят англичане, «сидении на заборе», без занятия той или иной позиции по важным вопросам. Ярче всего это проявилось как раз в его позиции по Брекзиту: Корбин заявил в начале предвыборной кампании, что в случае победы даст избирателям возможность второго референдума, будет сохранять при подготовке его полный нейтралитет и выполнит волю проголосовавших, какой бы она ни была. Такое безликое поведение «ни нашим, ни вашим» еще не отталкивало избирателя на фоне бесцветной Терезы Мэй, которую обычно характеризовали как «дочь приходского священника», но совершенно провалилось на фоне харизматичного, остроумного, умеющего выступать и общаться с прессой Бориса Джонсона. «Отсутствие лидерских качеств» у Корбина назвали причиной своего голосования за консерваторов 42% традиционных лейбористских избирателей в тех округах, которые внезапно проголосовали за консерваторов.

После разгрома на выборах Корбин в свойственной ему манере заявил, что он, конечно, уйдет в отставку. Но вот только не сразу, как от него ожидали, а после раздумий. Но до следующих выборов (то есть в течение пяти лет). И точно, что не до, а после Брекзита.

Брекзит состоится 31 января 2020 года. Представители Евросоюза уже подтвердили, что это соответствует их интересам

Что будет после Брекзита

Во вторник 17 декабря Борис Джонсон провел первое заседание правительства после выборов, и первым вопросом поставил билль, запрещающий дальнейшее откладывание выхода из состава ЕС. Это означает, что Брекзит состоится 31 января 2020 года. Представители Евросоюза уже подтвердили, что это соответствует их интересам также.

Что же произойдет 1 февраля 2020 года? — Ничего. За три с половиной года бесконечных и безуспешных переговоров между Лондоном и Брюсселем стало понятно, что до заключения нового договора об условиях Брекзита никаких изменений в торговле и прочем между сторонами происходить, скорее всего, не будет, потому что никто не хочет разрушить свою и соседскую экономику — ни Британия, ни Евросоюз.

ЕС в целом является крупнейшим торговым партнером Британии. Сорок пять процентов британского экспорта (£291 млрд в год) идет в 27 стран-членов Евросоюза; и оттуда поступает в Британию 53% всего импорта (на £357 млрд в год).

Главной проблемой практической стороны Брекзита является Северная Ирландия. По Соглашению Страстной пятницы, заключенному в Белфасте 10 апреля 1998 года и начавшему мирный процесс в этой части Великобритании, между Республикой Ирландия и Северной Ирландией не должно быть жесткой границы: товары, люди, деньги и прочее должны свободно проходить с одной территории на другую, без проверок документов и заполнения деклараций. Это условие нарушается, если Республика Ирландия остается в составе ЕС, а Северная Ирландия вместе с Британией выходит из него. Ирландия категорически отказалась от создания такой границы. В результате правительство консерваторов предложило производить таможенную очистку товаров, идущих в ЕС, не на материке, а в портах Северной Ирландии, то есть уже внутри самого Соединенного Королевства. При этом все специалисты сошлись на том, что таможенные декларации при таком раскладе придется заполнять всем, независимо от того, останутся ли товары в Северной Ирландии (то есть внутри Британии) или они пойдут в ЕС. Единственный, кто заявил и продолжает настаивать, что декларации не нужно будет заполнять при поставке товаров в Северную Ирландию, был Борис Джонсон.

Есть только один вариант, при котором его точка зрения может оказаться правильной: если Великобритания, политически выйдя из состава ЕС, фактически останется в Едином экономическом пространстве, соблюдая нормы и стандарты ЕС. Скорее всего, именно так в конце концов и произойдет, и после еще нескольких попыток решить вопрос с Северной Ирландией другими способами станет понятно, что этот — самый разумный и рациональный. Именно за это проголосовала Британия на предыдущем общенациональном референдуме 1975 года — Общий рынок, но без политического союза, в котором она оказалась в результате ряда международных соглашений, подписанных британскими премьер-министрами в конце 80-х – начале 90-х годов. Британцы, озабоченные своей национальной идентичностью, в массе очень скептически относились всегда к усилению политической и регулирующей роли Брюсселя. Интересно, что до того во время национальных выборов в Палату общин в 1983 году лейбористская партия вела и с треском проиграла консерваторам кампанию под лозунгом выхода Британии из Общего рынка, до того как он превратился в нынешний ЕС.

Теперь у Соединенного Королевства есть все шансы получить очень мягкий, медленный и чисто политический Брекзит на фоне «шумовой завесы» об очень, наоборот, жестком, стремительном и беспощадном. Бориса Джонсона обычно упрекают в том, что он постоянно лжет, и тут он сможет проявить себя в полной красе.

«Вы не можете удержать Шотландию в составе союза против ее воли. Продолжение существования Британии возможно только на основе согласия», — сказала лидер шотландских националистов

Что будет с Шотландией

Шотландская национальная партия (SNP) на этих выборах нарастила количество своих депутатов в Вестминстере до 48 с 34 полтора года назад. Эта партия, выступающая за выход Шотландии из Соединенного Королевства и превращении ее в независимое государство с последующим вступлением в Евросоюз, баллотируется в Вестминстер только на территории Шотландии, где всего 59 избирательных округов.

В сентябре 2014 года SNP провела в Шотландии референдум за выход из Великобритании, на котором 55,3% избирателей проголосовали против. По британскому законодательству, разрешение на проведение такого референдума дает не местный, а национальный парламент в Вестминстере. Лидер SNP Никола Стерджен заявила, что это голосование 2014 года проходило на фоне заявлений тогдашнего правительства консерваторов о том, что Британия останется в составе ЕС, и что национальный референдум по Брекзит изменил картину.

Немедленно после нынешней победы консерваторов Стерджен сказала, что Шотландия будет стремиться к независимости и проведет еще один референдум, даст ли на это разрешение Лондон или нет, тем более что шотландские избиратели с большим перевесом проголосовали против Брекзита. Представители правительства консерваторов, в том числе и Джонсон, сказали, что разрешения на второй референдум в Шотландии Вестминстер не даст, однако Стерджен настаивает, что британское правительство не сможет удержать Шотландию в составе страны против ее воли.

«Если он (Джонсон) думает, что сказанное им «нет» заканчивает эту историю, то он обнаружит, что он абсолютно, в высшей степени не прав, — сказала она. — Вы не можете удержать Шотландию в составе союза против ее воли. Продолжение существования Британии возможно только на основе согласия».

Однако пока слова эти остаются просто громкими заявлениями, поскольку действующее британское законодательство не позволяет провести в Шотландии референдум без разрешения национального правительства. Громкими заявлениями они остаются и по экономическим причинам. Главным торговым партнером Шотландии являются остальные части Великобритании, а не Евросоюз. Бюджет ее сводится с большим дефицитом, который покрывается национальным правительством. В Шотландии выше зарплаты, чем в остальных частях Британии, в ней бесплатны лекарства по рецептам и бесплатно обучение в университетах для шотланских студентов. Все эти и многие другие экономические блага, которыми сейчас пользуется ее население, будут платой за независимость, а дефицит бюджета может стать серьезным препятствием при вступлении в Евросоюз, у которого есть определенные экономические критерии для новых членов. При вступлении в ЕС Шотландии придется принять евро в качестве валюты и перейти на шенгенские визы. Поэтому, несмотря на уверенность лидера SNP, совершенно не факт, что на самом деле в этот раз шотландцы реально поддержат идею независимости от Соединенного Королевства, в которое она вступила в 1707 году.

Фото: Photo/Agencies via chinadaily.com.cn


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.