Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Теракты в московском метро унесли жизни 40 человек

05.04.2010 | Алякринская Наталья , Мостовщиков Егор , Новиков Константин , Светова Зоя | № 12 от 5 апреля 2010 года

«Это — судьба: повезет — жив будешь, не повезет — сами знаете»

Ранения различной степени тяжести получили 95 человек, 81 из них остаются в больницах, из них трое — в крайне тяжелом состоянии. Корреспонденты The New Times на протяжении 29 марта работали на местах взрывов, в больницах и попытались восстановить этот черный день по минутам


29 марта. В 7.57 поезд № 54, «Красная стрела», который ехал в сторону «Улицы Подбельского», остановился на станции «Лубянка». В момент входа-выхода пассажиров во втором вагоне прогремел взрыв. Через минуту на пульт МЧС поступает сообщение о взрыве. Спасатели прибывают через 6 минут. Совместно с работниками метрополитена они организуют эвакуацию пострадавших, оказывают первую помощь. В течение следующих 10 минут на площадь прибывают кареты скорой помощи, которые отвозят людей в больницы. Примерно в это же время приезжает милиция, ОМОН и взрывотехники ФСБ на двух джипах.

9.03. «Лубянка». Все подходы к метро перекрыты, подземные переходы охраняет милиция. Прибывают эвакуаторы, которые начинают развозить припаркованные машины. Почти одновременно медицинские вертолеты МЧС (Бо-105 производства фирмы «Еврокоптер») садятся на Лубянской площади и на Зубовском бульваре — они забирают «особо тя­желых». На посадку, погрузку и отправку уходит меньше пяти минут. Всего на местах трагедии задействованы 207 специалистов и 59 единиц техники. Неожиданно в загон для прессы вламывается молодой человек с окровавленными руками. Он явно находится в состоянии шока. Его речь неразборчива, в ней много ненормативной лексики: «У меня друг погиб. У меня девушка в больнице. Это война!» Его быстро уводят сотрудники МЧС и милиции.

9.20. Начинают работать горячие линии для родственников жертв и пострадавших при взрыве. Кинологи обследуют все станции столичного метро на предмет обнаружения взрывных устройств. Особое внимание милиционеры уделяют бесхозным предметам, усилен паспортный контроль в метро. Со станций метро эвакуированы в общей сложности 3500 человек.

10.05. Прокурор Москвы Юрий Семин озвучивает первую версию: «Взрывы произо­шли, по предварительным данным, с участием террористов-смертников».

10.43. Источник в правоохранительных органах уточнил: взорвалась женщина.

11.00. «Лубянка». Кареты скорой помощи стоят возле Политехнического музея. Движение перекрыто. «Сначала была настоящая паника, — рассказывает продавщица из булочного ларька в подземном переходе на Театральном проезде. — Люди бежали, кричали, падали, а потом как-то все поспокойнее пошли». «Нормально выходили, очень организованно», — рассказывает продавщица газет, которая стоит в 10 метрах от подземного перехода возле Политехнического музея. По ее словам, понять, что что-то случилось, можно было лишь по тому, что людей выходило слишком много. Попытка корреспондента The New Times проникнуть на место происшествия через вентиляционную шахту успехом не увенчалась: запломбированная дверь уже находится под плотной охраной людей в форме.

12.39. Проходит сообщение, что в розыск объявлены две женщины, сопровождавшие смерт­ниц. В 12.53 со ссылкой на российские СМИ телеканал CNN сообщает о возможной причастности к терактам чеченских боевиков.

13.30. «Парк культуры». Поезда по Сокольнической ветке еще не идут, хотя движение обещали возобновить к часу дня. Станция «Парк культуры»-кольцевая забита милиционерами, они парами входят в двери вагонов каждого прибывающего поезда, высматривая подозрительных пассажиров, хотя людей в метро совсем мало. В 8.35 поезд, идущий в центр, остановился на станции «Парк культуры»-радиальная, машинист сообщил, что дальше состав не пойдет. Двери открылись, и в момент выхода людей раздался взрыв. Люди начали выбираться на улицу. Им помогали сотрудники милиции метро и работники метрополитена. Как чуть позже сообщит корреспонденту The New Times начальник Центрального управления в кризисных ситуациях МЧС полковник Игорь Куряков, спасатели прибыли через 6 минут после взрыва: 40 машин 88-й районной пожарно-спасательной части МЧС стремительно подъехали к месту происшествия и началась профессиональная эвакуация людей. К 9 утра к месту происшествия прибыла милиция, машины скорой помощи, поставлено оцепление, ГИБДД обеспечивает «зеленую улицу» для машин оперативных служб.
В кафе-пекарне «Хлеб насущный», в пяти метрах от выхода из метро, открыт неофициальный пресс-центр: столы заняли люди с камерами и ноутбуками. Здесь же единственный нормальный туалет в округе, поэтому табличка «только для посетителей ресторана» просто игнорируется. Менеджер кафе приехала на работу к 9 утра, выходила с кольцевой станции и уже на подходе к работе увидела толпу, оцепление и окровавленных людей возле театральной кассы. Но пока она не зашла в кафе, так и не поняла, что произошло. Сама касса, возле которой лежали люди, закрыта, но рядом вертится юркая бабушка в синем фартуке «Из рук в руки». Говорит, что взрыва не слышала, но из всех выходов повалили толпы народа, а потом приехали пожарные-скорая-милиция. «Эмчеэсники бегали на станцию, выносили раненых, — рассказывает бабушка. — А из «кольцевой» (станции метро) выбрались раненые — двое мужчин и негр — и осели у кассы». По ее словам, кто-то принес две 5-литровые канистры воды и стал помогать промывать раны. Размытая кровь на асфальте была видна и спустя 4 часа после взрыва.
«Первой приехала милиция, — рассказывает продавщица, работающая в ларьке Nescafe возле выхода из «Парка культуры»-кольцевая. — Она сразу же оцепила дорогу и выходы из метро. Затем приехала одна машина скорой, затем пожарные, а затем на Зубовский бульвар приземлился вертолет». Впрочем, она уточняет, что может ошибаться: сразу же, «как все закипело», она стала носить спасателям пироги и воду.
По информации Минздравсоцразвития, у метро работали 30 бригад скорой помощи и одна специализированная бригада Центра медицины катастроф.

 

Самые распространенные травмы — минно-взрывного характера, в том числе осколочные, баротравмы, черепно-мозговые    


 

14.00. Боткинская больница. Сюда привезли 11 человек. Самые распространенные травмы минно-взрывного характера, в том числе — осколочные, баротравмы, черепно-мозговые. Через проходную то и дело проходят строгие мужчины в черных костюмах — предъявляют удостоверения, и охранники их тут же пропускают. К регистратуре подходит пожилая женщина: «Здесь где-то должна быть моя дочь. Вот ее фамилия в списке». Валентина Леонтьевна, плача, обращается к корреспонденту The New Times: «Зять уже к ней приходил, но он ведь не знает, что нужно принести женщине. Я принесла халат, колготки. Ее колготки были в крови». Женщине дают пропуск, она покупает в автомате бахилы и, минуя трех охранников, через турникет проходит в лор-отделение. Там в палате с двумя другими пострадавшими от теракта лежит ее дочь Камелия Дербенева. Она ехала на работу на станцию «Черкизовская» в поезде, который взорвался на «Лубянке». Валентина Леонтьевна рассказывает: «У Камелии сотрясение мозга и гематома. Левое ухо болит. Врачи считают, что дочь у меня родилась в рубашке: она говорит, что сначала даже не поняла, что произошел взрыв: раздался хлопок, как будто лампочка лопнула. Ей повезло, она сидела около вторых дверей, а взорвалось около первых дверей с другой стороны состава. Двери были открыты, и она смогла выбраться. И даже помогла выйти раненому мужчине: взвалила его на себя и вытащила. Потом потеряла сознание, упала и очнулась уже в больнице».
Владислав Мартьянов ехал на работу в злополучном втором вагоне поезда, который взорвался на «Парке культуры»: контузия и сотрясение мозга, он лежит в нейрохирургическом отделении. «Мужу повезло: он находился в начале вагона, погибли люди, которые были в середине, они закрыли собой, как живым щитом, тех, кто сидел в начале и в конце», — рассказывает жена Владислава.
Входит немолодой мужчина в кожаной куртке: «У племянницы с утра заблокирован мобильный телефон. Утром, как всегда, по красной ветке поехала в институт. Услышал, что в Боткинской в реанимации лежит 25-летняя неизвестная. Возраст совпадает, вот сюда и приехал». Мужчине разрешают зайти в «вещевую» — комнату, где хранится одежда пациентов, которые лежат в реанимационном отделении. Через пять минут он возвращается: «Слава богу, не она. У этой девушки куртка, черные сапоги и брюки. А у Иринки — пальто». Осматривать вещи неизвестной в «вещевую» заходит другой мужчина: подруга ехала по красной ветке (на ней расположены обе станции, на которых произошли взрывы). Телефон не отвечает уже несколько часов. Мужчина быстро выходит: «Нет, не ее вещи», — говорит он своей спутнице, и они уходят, чтобы продолжить поиски по моргам и другим больницам.

14.00. 7-й, травматологический, корпус Первой градской больницы им. Пирогова. У дверей — капли свежей крови. Сюда одного за другим заносят раненых — всего 12 человек. К железной двери подходит молодой человек в короткой куртке и джинсах: его лицо не выражает никаких эмоций, разве что на скулах изредка играют желваки. Он жмет кнопку звонка. «Его отец был в том самом вагоне, — говорит его спутник. — Ему ногу, считай, оторвало. 54 года, боевой генерал. Сейчас операция идет, скорее всего, ампутация». Через минуту сын генерала исчезает, его пускают в отделение. Позже в списках пострадавших, доставленных в Первую градскую, корреспондент The New Times нашел фамилию пострадавшего генерала — Барский В.В.
К журналистам подходит пожилой мужчина с дипломатом и пластиковым пакетом: «Мой коллега утром оказался на станции «Лубянка» именно в том вагоне. Раздался взрыв. Он почувствовал, как по лицу потекла кровь. Поезд стоял уже на станции. Мужики дверь выломали и вышли из вагона. Я его сейчас видел. Осколки в ноге, в голове и в ладони. Лечащий врач сказал: их удалять намного опаснее, чем оставлять, а жить они вроде бы не мешают». Мужчина устало машет рукой: мол, все рассказал, закончили. А потом вдруг как будто что-то вспоминает: «Я лет пять ездил по Москве только на машине — после того как на «Пушкинской» в переходе все взлетело. А потом, когда весь город встал в пробках, снова пересел на метро и первый месяц ходил озирался. Потом привык. А куда денешься? Это судьба: повезет — жив будешь, не повезет — сами знаете...»

18.52. В СМИ попадает описание объявленных в розыск предполагаемых соучастников преступления: «25-летняя девушка славянской наружности, невысокая, плотная. Одета в синий платок, сиреневую куртку и синюю юбку. Вторая — 40-летняя женщина, тоже славянка, одета в сиреневый платок, черную куртку и белую юбку. В руках большая сумка. И третий подозреваемый — мужчина 30 лет, ростом около 180 см, с бородой, одет во все темное, включая бейсболку».

30 марта. Появилась новая информация: оказывается, камеры зафиксировали не сообщниц, а собственно смертниц, внешность кавказская: их и сопровождающего мужчину опознал водитель, который вез их на «челночном» автобусе в «Лужники» рано утром 29 марта. При том столичные правоохранительные органы не исключают, что террористки и сопровождающие могли укрываться в Москве или Подмосковье. В связи с этим фотороботы возможного сообщника и смертниц разосланы в ОВД Москвы и области.
В это же время появилось официальное опровержение информации о том, что в поезде на «Парке культуры» был найден неактивированный пояс шахида.
Сообщается: правоохранительные органы Чечни разыскивают еще одного человека, который может быть причастен к терактам, — 36-летнего уроженца Надтеречного района республики Казбека Матаева.

6 часов утра 30 марта. К этому времени на горячую линию поступило 628 обращений. Оказана индивидуальная психологическая помощь 108 обратившимся, групповая психологическая помощь и информационно-психологическое сопровождение оказаны в 222 случаях. К ликвидации последствий взрывов в метро привлекались 657 человек и 187 единиц техники, из них от МЧС России — 342 человека и 100 единиц техники.

31 марта, 8.42. Кизляр. Автомобиль «Нива», начиненный взрывчаткой, взорвался, когда его догнал патруль ДПС на улице Московской. Погибли двое милиционеров и случайный прохожий. Спустя 15 минут, когда на место взрыва прибыли медики и наряды милиции, вторую бомбу взорвал местный житель Дауд Джабраилов. Теракты унесли жизни 12 человек.

2 апреля. В московском районе Хамовники обнаружена квартира, в которой жили шахидки. Предположительно, опознана одна из смертниц — это дагестанка Джанет Абдурахманова 1992 года рождения.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.