Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Молчание ягнят

05.04.2010 | Левкович Евгений | № 12 от 5 апреля 2010 года

Почему госканалы не сделали своей работы

13a.jpg

Впервые в новейшей истории в день страшных терактов в Москве государственные телеканалы не дали ни одного экстренного выпуска новостей. Вместо них народ развлекали модой, кулинарией и сериалами. Почему СМИ фактически пренебрегли своей обязанностью оперативно информировать граждан о ЧП — узнавал The New Times

Сообщение о теракте на «Лубянке» спустя уже двадцать минут после взрыва дал бегущей строкой Euronews, притом что собственных корреспондентов у канала нет. Вряд ли можно найти событие важнее крупного теракта в столице большой страны. Тем не менее наше ТВ разродилось новостями лишь в 8.30, за пять минут до второго взрыва (они вышли на канале «Россия-1»). Первый канал выдал информационный блок в девять утра, НТВ — в десять, после «Кулинарного поединка», ТВЦ — и вовсе в половине одиннадцатого. А дальше — тишина. Зрители Первого смотрели положенные по сетке развлекательные шоу — «Малахов +» и «Модный приговор», зрители «России-1» — сериалы «Срочно в номер» и «Тайны следствия». А еще позже стало известно, что один из погибших — 29-летний Всеволод Макаревич — между первым и вторым терактом звонил из метро своей жене с просьбой узнать, почему стоят поезда на Сокольнической ветке. Она объяснений этому не нашла. Через некоторое время в вагоне, в котором находился ее муж, раздался взрыв. Возможно, работай телевидение в экстренном режиме, как было во время терактов на Дубровке, «Пушкинской» или «Автозаводской», это спасло бы жизнь и Макаревичу, и еще многим людям, которые, ничего не подозревая, сели в метро. Между первым и вторым взрывами прошло сорок драгоценнейших минут: время, за которое оповестить об опасности можно было не то что москвичей — полярников.

Такова наша доля

Почему телеканалы молчали? Кто и как принимал решение не выдавать в эфир «лишнюю» информацию? На этот счет существуют две версии. Пресс-секретарь «России-1» Елена Чувилина рассказала The New Times, что «никаких внеплановых летучек на канале не было. Мы уже давно не делаем ничего специального, так как у нас есть отдельный новостной канал «Россия-24». Там можно было узнавать информацию о терактах практически в режиме онлайн. «Россия-1», соответственно, давала новости в обычном режиме, но их тоже было немало — в полдевятого, девять и одиннадцать утра. Не понимаю, зачем некоторые СМИ раздувают из этого целую историю». К слову, одиннадцатичасовой выпуск новостей на «России-1» начался с сообщения о паводках в Иркутской области...
Один из корреспондентов Первого канала, пожелавший не называть своего имени (официальные лица Первого предпочли на вопросы не отвечать, а рядовым сотрудникам давать интервью запрещено по контракту), придерживается того же мнения, что и г-жа Чувилина: «Рано утром на нашем канале проходила стандартная летучка с участием Константина Эрнста и начальника дирекции информационных программ Кирилла Клейменова. Это ежедневная практика. Решение не давать в эфир экстренных выпусков наверняка было принято ими, и с точки зрения телевизионного процесса оно вполне логично. Регулярные новости шли на другом канале — «Россия-24», охват которого довольно велик — 65% территории страны. Первому достаточно было дать сообщение о взрывах, а дальше люди, которых интересуют эти события, все равно переключились бы на специализированную новостную кнопку. Вообще, насколько я знаю, на Первом сейчас готовится революция: информационных блоков в принципе будет меньше, новости отдадут на откуп ВГТРК».
Все бы ничего, но по данным исследовательской компании TNS, за предшествующую теракту неделю среднесуточная доля канала «Россия-24» по Москве составила всего 0,8% (19-е место).
Еще один сотрудник информационной службы Первого канала объяснил The New Times, что в экстренных новостях не было смысла, «так как о терактах было не так уж много информации. Другой картинки с места взрывов, кроме появившейся записи с мобильного телефона, сделанной очевидцем, дать было невозможно: и на «Лубянке», и на «Парке культуры» шли следственные действия, и съемочные группы туда не пускали». Его слова подвергает сомнению исполнительный продюсер телерадио агентства Feature Story News Денис Левкович, который организовывал прямые включения с Лубянской площади для американского новостного канала Fox News. «С точки зрения телевидения более идеальных условий для работы я не припомню ни на одном теракте, — говорит он, — причем не только в России. Например, когда в 2005 году метро взорвали в Лондоне, полиция тут же перекрыла на сутки все близлежащие улицы, загородив даже минимальный обзор белой тканью. Нам приходилось использовать выдвижные пожарные лестницы, чтобы дать хоть какую-то картинку сверху. Вот там действительно нечего было снимать — и то мы выходили в прямой эфир каждый час. Здесь же не было никаких запретов, пускали практически везде, в четыре часа дня операторам дали снять само место взрыва (чего в Лондоне опять же не было). Садящийся в центре города вертолет, в который загружают раненых, работа спецслужб, которая вся была на виду, очевидцы, выходящие из метро и сразу бросавшиеся к камерам, — какая еще картинка нужна? Было бы желание...»

Никакой внутренней политики

Другая версия «молчанки» на государственных телеканалах выглядит куда более правдоподобной. 30 марта в социальной сети Facebook корреспондент информационной службы «России-1» Роман Супер (фамилия настоящая. — The New Times) оставил следующее сообщение: «И снова для всех такая неожиданность: федеральные телеканалы набрали в рот спермы и до звонка из Кремля не решались сплюнуть. Это всё, друзья, трудовые будни дикой азиатской республики, которой чуть-чуть повезло с ископаемыми... Вот такая бумажка, например, не раз срываемая партизанами, висела в службе анонсов «России-24» месяц назад». К сообщению было прикреплено фото с листом формата A4, на котором, в свою очередь, было напечатано (орфография и пунктуация сохранены): «Не делаем анонсы по темам: Ингушетия, Дагестан и Чечня и вся внутреннАя политика». Уже после терактов в метро появилась еще одна «бумажка»: «Про МВД негатив не даем, как про Киргизию, Белоруссию и т.д.» О происхождении этих документов один из сотрудников канала рассказал The New Times: «По пятницам в Кремле проходят еженедельные летучки с участием руководителей всех федеральных СМИ. На них, в частности, присутствует главный редактор «России-24» Дмитрий Медников. В понедельник он сообщает о директивах, принятых там, уже на внутренней планерке. Потом начальники отделов «спускают» информацию до рядовых сотрудников путем расклеивания таких вот бумажек по офису. Знаю, что 29 марта на «России» была внеплановая планерка. Звонили «наверх», советовались — как, что говорить о терактах, с какой интонацией. Видимо, получили приказ не делать вообще никаких экстренных новостей, чтобы не вызывать лишнее недовольство народа и, как они это называют, «не дестабилизировать обстановку».
Кто конкретно в Кремле дал такую директиву, собеседник The New Times не знает.
Редактор новостей одного из телеканалов почти с двадцатилетним стажем работы на телевидении на условиях анонимности рассказал нам следующее: «Раньше, когда случались события, подобные взрывам в московском метро, ничего ни у кого не надо было спрашивать — экстренные новости были само собой разумеющимся. Если на месте не было главного редактора, в «сеточную» звонил простой ведущий новостей и говорил: «Срочно готовьте нам «окно». Дальше — пока писался текст, готовилась картинка, брались синхроны — пускали бегущую строку. Все это было по умолчанию. Сейчас же без решения руководителя канала невозможно ничего, а он, в свою очередь, находится в полном подчинении Кремля. По моей информации, там даже создан специальный ситуационный центр, который курирует не то Сурков, не то Громов».
Наконец, красноречивее всего о ситуации на телевидении высказался глава Первого канала Константин Эрнст. Это кусок из его интервью, которое должно было выйти в журнале Rolling Stone, однако сам же Эрнст запретил его печатать (диктофонная запись есть в распоряжении The New Times):

Это правда, что раз в неделю все руководители федеральных телеканалов собираются в Кремле на совещание?
Да...

С кем конкретно вы встречаетесь и что обсуждаете?
С разными людьми. С пресс-службой и администрацией президента, с представителями министерств.

Они вам дают какие-то указания?
Они рассказывают о событиях, которые будут происходить у них на будущей неделе. (...) Нас, как государственное телевидение, иногда просят то или иное событие подсветить — потому что оно является важным для страны.

Исходя из этого, очередные теракты в метро оказались не такими уж важными. Довольствуйтесь новостями о паводках.


Когда молчали главные телеканалы страны, в эфир выходил канал, работающий главным образом на зарубежную аудиторию — госканал Russia Today. Те, кто стоял в пробках, прильнули к радиоприемникам. Частные радиостанции «КоммерсантЪ FM», Business FM, «Эхо Москвы» вышли с первыми информационными выпусками еще до второго взрыва (он произошел в 8.35) — первый выпуск на «КоммерсантЪ FM» вышел через 20 минут после первого взрыва (он произошел в 7.57). Все три станции, а также «Русская служба новостей» выходили с информационными выпусками каждые 15 минут на протяжении почти целого дня.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.