Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Прокурор не допустит

05.04.2010 | Панеях Элла, социолог, Санкт-Петербург | № 12 от 5 апреля 2010 года

Изучая уголовную статистику, видишь четкий водораздел между делами частного обвинения, не требующими присутствия прокурора, и частно-публичного или публичного, где участие государственного обвинителя обязательно. Из всего УК — увесистой брошюрки страниц на 200 — государство доверило гражданам разбираться между собой в суде без гос­обвинителя лишь по четырем статьям: нанесение легких телесных повреждений, побои (ст. 115 ч.1, ст. 116 ч.1) — при отсутствии отягчающих обстоятельств, а также клевета и оскорбление (ст. 129, 130). В 2008 году в нашей стране дела частного обвинения составляли лишь около 10% от всех уголовных дел, дошедших до суда. Но на них приходится 68% всех оправданий и 76% дел, прекращенных по реабилитирующим обстоятельствам. Примерно половина (47%) всех дел частного обвинения закончилась примирением сторон, когда подсудимый признает вину, компенсирует вред и пострадавший снимает претензии. Обвинительными приговорами завершились лишь 25,5% дел частного обвинения.
Совершенно иная картина в процессах с участием гособвинителя: здесь уголовные суды оправдывают подсудимых в двух случаях из тысячи (0,2%) и прекращают по реабилитирующим основаниям лишь пять из тысячи (0,5%) дел.
 

Повинившись, можно уйти из суда без наказания и формальной судимости. Но если вы вины не признаете, доказать свою невиновность нереально    


 

Статистика предоставляет прекрасную возможность посмотреть, как одни и те же судьи разбирают уголовные дела в присутствии прокурора и без него. Среди дел частно-публичного и публичного обвинения, которые были рассмотрены в мировых судах, попадаются такие, которые по формальным позициям ничем не отличаются от дел частного обвинения: такая же санкция (максимум несколько месяцев ареста), такая же тяжесть (нетяжкие). Так вот оказывается, что когда дела такого рода рассматриваются в присутствии прокурора, процент оправданий ниже среднего — 0,1%. То же с прекращением дел по реабилитирующим обстоятельствам — 0,1%. Обвинительный уклон даже выше «среднего по больнице».
Огромная разница и между тем, как решаются дела, по которым допустимо примирение сторон, и те, по которым оно невозможно. Помириться можно, если верхний предел наказания для виновного не превышает 5 лет. В более серьезных случаях закон не позволяет простить обидчика или получить с него компенсацию в обмен на освобождение от наказания, даже если, скажем, деньги на лечение вам нужны позарез. При примирении сторон голос прокурора ничего не значит, достаточно заявления пострадавшего и согласия судьи. К тому же примирение (в отличие от оправдания и прекращения дела по реабилитирующим основаниям) не составляет для прокурора служебной проблемы: подсудимый признал вину, а значит, обвинителю не придется отвечать перед начальством за «проваленное» дело.
Так вот, по нетяжким и средней тяжести статьям в делах с участием прокурора примирение сторон происходит в 42% случаев. Еще 4% прекращается в суде в связи с деятельным раскаянием (когда в роли «пострадавшего» выступает государственный орган — скажем, налоговая инспекция). Другими словами, повинившись, можно уйти из суда без наказания и формальной судимости. Но если вы вины не признаете, доказать свою невиновность нереально. А точнее, эта возможность, по статистике, составляет всего 0,4%.
В особо же тяжких случаях возможность оправдания — и вовсе меньше статистической погрешности. Мы говорим о судьбах примерно 160 тыс. человек, осужденных за 2008 год к реальному лишению свободы, и о трети миллиона признанных преступниками. Когда речь идет о суровых наказаниях и больших сроках, шанса доказать свою невиновность практически нет.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.