#Московское дело

«Кремль не рискнул…» Эксперты о приговоре Егору Жукову

06.12.2019 | Леонид Мойжес

Власти решили избежать нового взрыва возмущения и массовых протестов, но и признать «московское дело» липовым они не могут, отмечают политологи, комментируя NT решение Кунцевского райсуда Москвы

Кунцевский районный суд Москвы признал 21-летнего Егора Жукова, студента Высшей школы экономики, виновным в призывах к экстремистской деятельности и приговорил к трём годам условно. При этом прокуратура требовала наказания в виде 4 лет колонии. Поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Жукова стали ролики, которые он выкладывал на YouTube, где рассказывал о методах мирного сопротивления существующей власти и излагал собственное видение политической ситуации в России. Чтобы поддержать Егора, на суд пришли главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, проректор ВШЭ Валерия Касамара, сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев, актриса Чулпан Хаматова, рэпер Oxxxymiron. Перед зданием суда собралась толпа более чем из тысячи человек, скандировавших «отпускай» и «приговор всему поколению».

Корреспондент The New Times попросил прокомментировать это судебное решение известных политологов.

Глеб Павловский: В этом приговоре методически нет ничего нового. Власти постоянно лавируют, стараясь дозировать свирепость и небольшие уступки. Это нельзя назвать хорошим исходом, потому что человек выведен из политики на большой срок, включающий думские выборы. Но это хороший приговор в том смысле, что Егор Жуков выйдет на свободу.

Причина последнего — в силе шума вокруг этого дела. Оно стало резонансным, и в него, аккуратно и осторожно, вмешались люди, которые для Кремля немного, но кое-что всё-таки значат: университетский истеблишмент. Как правило, они действовали непублично, но кое-кто всё-таки в кулуарах за Егора заступился. И вот мы видим результат.

Но в чём особенность этого дела, помимо мужества и ясности политического мышления Егора Жукова? В том, что он — не «раскалывающая» фигура. Его протест — протест по-настоящему «государственный», протест против «взлома» правовой и конституционной системы. Важно понимать, что вся политика Кремля, по меньшей мере в последние 7 лет — политика раскола, создания искусственных противоречий в обществе и искусственных меньшинств, якобы враждебных государству.

Казус Жукова показывает необходимость более интенсивной защиты правового строя, более интенсивного гражданского, а не только правозащитного, движения, и необходимость общей повестки протестующей молодёжи и компетентных бюрократов

Но сегодня эта политика привела к тому, что под угрозой стало управление самим государством. Вверху играют в геополитические игры или занимаются расколами, а бюрократия, люди, которые делают хоть что-то, сами оказались в зависимости, превратились в «пролетариат нового времени», эксплуатируемый класс.

Бенефициары нынешней российской власти — не те люди, которые управляют страной. А казус Жукова показывает необходимость более интенсивной защиты правового строя, более интенсивного гражданского, а не только правозащитного, движения, и необходимость общей повестки протестующей молодёжи и компетентных бюрократов. Потому что Кремль сейчас играет и против тех, и против других.

Аббас Галлямов: То, что Жуков не получил реального уголовного срока — исключительно заслуга оппозиционной общественности. Степень ее возмущения достигла такого уровня, что и судейское сообщество не захотело брать на себя ответственности за откровенно неправосудное решение по откровенно «кривому» делу, и Кремль не рискнул продавливать судей. Это ведь большая ответственность. Продавишь — а вдруг потом массовый протест случится? Тогда тебе отвечать. А бюрократы ответственности не любят.

Конечно, никаких очков сейчас Кремль не заработал. Однако он получил небольшую передышку — теперь взрыва возмущения не будет и массовых протестов не случится.

Кремль не рискнул продавливать судей. Это ведь большая ответственность. Продавишь — а вдруг потом массовый протест случится? Тогда тебе отвечать. А бюрократы ответственности не любят

Кирилл Рогов: Егор Жуков в своих роликах перечисляет формы мирного протеста, которые достаточно эффективны и действенны, и уже сработали в разных местах. Такие формы мирного протеста российские власти обзывают «оранжевой революцией» и пытаются криминализировать, представив бунтом и формой дестабилизации обстановки в стране. Поэтому даже рассказ о таких способах протеста они хотели осудить как криминальное деяние, хотя в каждом ролике шла речь именно о ненасильственных акциях.

Возникает интересная коллизия: Егор Жуков призывает ко вполне законным, мирным и разумным формам протеста. Но они эффективны, и только на этом основании власть называет их «оранжевой революцией» и формой свержения государственного строя. Эта лживая риторикиа в деле Жукова проступает особенно отчётливо и составляет его сюжет.

Но при этом, в самом деле, не о чем говорить, нет никакого состава преступления, вообще ничего, даже на фоне других дел последнего времени. Тем не менее властям нужно как-то репрессировать Жукова, при этом не слишком сильно задев чувства публики и не вызвав новую волну негодования. И с этим связан вынесенный в итоге приговор.

Фото: Георгий Малец


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.