#Резонанс

Срок за просто так — это преступление

06.12.2019

Егор Жуков избежал этапа, но приговор — условный срок — чудовищно несправедлив. NT собрал мнения известных людей

Выйдя из здания суда, Егор Жуков, приговоренный к трем годам условно за ролики на YouTube, призвал всех не привыкать к тому, что условный срок — это победа. С этим многие согласны.

«Приговор Жукову — 3 года условно. Чирцову — год колонии. Давать любые сроки за просто так — это преступление», — уверен Петр Верзилов.

«Признание Егора Жукова виновным более важно, чем тип наказания, реальный или условный. Это детали, которые легко изменить в зависимости от ситуации. Принципиален для всех прецедент — свободное интеллектуальное суждение о политике в России снова уголовно наказуемо. Это рубеж, и он перейден», — отмечает журналист Глеб Морев.

Жукова должны были просто отпустить на свободу, как и других обвиняемых в массовых беспорядках, уверен журналист Сергей Смирнов: «Но поскольку к тому времени его посчитали самым известным из задержанных, какие-то высокие начальники среди силовиков поручили следователям придумать Жукову какую-нибудь уголовную статью.  Как итог — 3 года условно. Вообще на ровном месте». 

«В нашем теперешнем рабском положении приходится радоваться не справедливости, а — незапредельной жестокости плантатора. Мог ведь засечь насмерть, но нет, решил посмотреть на поведение раба, оставив его под присмотром своих людей, стоящих с плетьми наготове. Это никакая не победа, конечно (победой было бы полное оправдание Жукова и судебное преследование негодяев, смастеривших его уголовное дело), но, повторяю, наша сегодняшняя радость вполне оправдана: человек на свободе!» — пишет Виктор Шендерович.

«Три года условно невиновному — это позор. То, что мы радуемся такому позору, лишний раз показывает, насколько деградировала судебная система. Но главное — благодаря неравнодушным гражданам Егор Жуков на свободе, а значит и с судебной системой мы рано или поздно разберемся», — уверен Михаил Ходорковский.

«Если коротко: жить — можешь, дышать — нет. В современной России это называется «оставить на свободе». Стиль ВВП», — констатирует Лев Шлосберг.

«Эти приговоры — месть москвичам, вышедшим за свободу и справедливость. Жалкая попытка всех запугать и сделать подконтрольными. Воровать, запрещать и сажать — ничего другого эта власть не умеет», — считает Любовь Соболь.

Алексей Навальный отмечает, что условный срок для Жукова — это «незаконное привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного»: «Когда вся эта путинская муть рассеется и в России появятся честные суды —  следователи и прокуроры, «работавшие» по делу Жукова, как и, конечно, сама судья Ухналева получат свои от 3 до 8 лет реального справедливого срока».



«Итак, мы получили молодого, перспективного оппозиционного политика с высокой узнаваемостью и безупречной репутацией. Вот результат жалких конвульсий режима. Не трогали бы его — мы бы еще некоторое количество лет ничего о Егоре не знали. А теперь каждое слово ловить будем. Какие же все-таки феноменальные му-да-ки», — отмечает журналист Андрей Лошак.

Политолог Сергей Медведев пишет, что Егор Жуков показал себя настоящим гражданином: «В приговоре Егору Жукову в качестве доказательства вины указано, что он использовал знания, полученные в вузе, и это, несомненно, награда для Вышки и моего родного департамента политической науки. Еще с 1990-х Евгений Григорьевич Ясин говорит, что задача университета — воспитывать министров, миллионеров и академиков, но здесь надо добавить главное: университет воспитывает граждан. Спасибо Егору и всем, кто пришел его сегодня поддержать». 

Пишут, что, по мнению судьи, «Егор Жуков «призывал к экстремизму, используя знания, полученные в вузе». И что обучение на факультете политологии — доказательство его умысла на совершение преступных действий. Организации политической науки и НИУ ВШЭ, будете реагировать?» — спрашивает профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла.

«Кастомизация репрессий — все-таки в информационную эпоху живем. Очень публичный Егор Жуков — условный срок, запрет вести блог. Менее публичный Павел Новиков — штраф 150 тыс. (реально 120 тыс). Еще менее публичный Никита Чирцов — год реального срока», — отмечает закономерность в решении судов журналист Максим Трудолюбов.


Приговор абсолютно невиновному обвинительный, хоть и с условным сроком. С запретом на Интернет. И это — «гуманный и сбалансированный»? Мне одному хочется произнести слово «холуй»?» — вступает в заочную полемику с главой СПЧ Валерием Фадеевым Борис Вишневский.

Психологическое насилие над человеком с целью добиться требуемого для себя результата можно охарактеризовать как запугивание. Российским уголовным законодательством за это предусмотрена ответственность согласно положениям статьи за угрозу и запугивание гражданина, пишет политолог Константин Калачев: «Суды над Егором Жуковым и другими гражданскими активистами и инакомыслящими — это запугивание не отдельных граждан, а больших их групп. Не скажу, что всего общества, ибо значительной части общества это всё по барабану, а кто-то так и вовсе поддерживает. Но это запугивание большой и растущей группы граждан, прирастающей в первую очередь за счет молодежи. Имеет ли перспективы стратегия удержания власти за счет запугивания и насилия? В краткосрочной перспективе — да, в долгосрочной — нет. Людям, ответственным за принятие решений, стоило бы поглубже изучить исторический опыт других режимов и систем со сходными характеристиками. Электоральный авторитаризм явление не новое, классический авторитаризм явление совсем не новое. Не буду здесь долго рассуждать об источниках легитимности власти, видах легитимности и прочем, что исчерпывюще описано в специальной и популярной литературе. Скажу одно: авторитет власти как условие ее легитимности так не только не приумножить, но и не сохранить».

«Условный срок — условная радость. А другому — год колонии, и уже никакой условной радости. Если эту взбесившуюся машину репрессий не остановить, то завтра все приговоры будут реальные, а послезавтра — гибельные. Остановить же ее могут, наверное, только такие ребята, которым сегодня выносят приговоры. И— уж точно не те амбициозные и договороспосбные оппозиционеры, которые мечтают встроиться в нынешнюю власть, опираясь на всеобщее недовольство и смелость отчаянной молодежи. Я видел эту молодежь сегодня около Кунцевского суда — сотни замечательных юношей и девушек, умные лица, осмысленные речи. И они на всю улицу скандировали «Свобода!». Если у России есть будущее, то оно за ними», — считает Александр Подрабинек.

«Свобода слова гарантирована нам Конституцией. И всякий, кто покушается на свободу слова, покушается на Конституцию, а каждый, кто свободу слова защищает — восстанавливает конституционные нормы. Егор Жуков — защитник Основного закона, убежденный противник насилия, продолжатель русской гуманистической традиции, мирного культурного сопротивления. Оправдание — Егору Жукову. Свободу — слову», — подытоживают в совместном заявлении ПЭН-МОСКВА и Ассоциация «Свободное слово».

Фото https://twitter.com/martin_camera


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.