Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

«Я лелею свою лень»

08.04.2010 | Левкович Евгений | № 12 от 5 апреля 2010 года

FED.jpg

Лидер группы «АукцЫон» Леонид Федоров записал на нью-йоркской студии Stratosphere Sound вторую пластинку со всемирно известными американскими музыкантами — гитаристом Марком Рибо и пианистом Джоном Медески. В интервью The New Times он рассказал, почему до сих пор не выучил английский, а также взял на себя вину за революцию 1917 года

«Разинримилев» — новый альбом Федорова, записанный при участии Рибо, Медески и контрабасиста Владимира Волкова. Леонид продолжил опыт освоения русской поэзии прошлого века. Вслед за Волохонским, Хвостенко и Введенским на этот раз в качестве текста, на который положена музыка, была взята поэма-палиндром Велимира Хлебникова «Разин». Если прочесть название пластинки наоборот, получится «Велимир Низар». Низарь — уроженец низовьев Волги и Астрахани...

Не по нотам

Альбом, по-вашему, получился больше русским или американским?
По-моему, безумным. Это более подходящее определение.

Вы познакомились с Рибо и Медески во время тура «АукцЫона» по Америке в 2006 году. Первый совместный альбом — «Девушки поют» — был их инициативой. Чья инициатива теперь?
Моя. Очень хотелось поработать снова. Поэтому, в отличие от прошлого раза, пришлось ехать за свои деньги и без группы.

В России нет музыкантов такого уровня?
По таланту, может, есть. Но с такой школой и опытом музицирования — нет точно.

Вы уже можете назвать их своими друзьями?
Совсем друзьями вряд ли — я не знаю английского, и общаемся мы через переводчика. Но у нас, конечно, теплые отношения.

Неужели за четыре года вы не могли выучить английский?
Я в этом смысле очень ленивый человек.

И не собираетесь с этим бороться?
Зачем? Я, наоборот, считаю, что лень надо лелеять. Это чудесное человеческое качество. Помогает прочесть массу умных и интересных книг, лежа на диване. Того же Хлебникова.

А Медески и Рибо в курсе, кто такой Хлебников?
Нет. Они что-то слышали о Маяковском, о Есенине краем уха. О Хлебникове не знали ничего. Думаю, перевод его стихов на английский в принципе невозможен.

Кто такой Степан Разин, вы им объясняли?
В двух словах. Поэма на самом деле очень ясная с точки зрения драматургии. Каждая часть несет в себе конкретное действие. Поэтому я просто говорил: вот здесь нужно изобразить бой, здесь — пляску и т.д.

Ваша музыка от года к году усложняется. Вас стали интересовать крупные формы?
Нет. Я же не занимаюсь симфоническими произведениями. Я вообще не композитор.

А кто?
Понимаете, композитору для творчества ничего не нужно. Он просто берет лист бумаги и пишет. Ему не нужна студия, даже рояль не нужен, только тишина. Я так не умею. То, чем занимаюсь я, это скорее такие радиопостановки. Гармония лишь одна из небольших составляющих. Недавно композитор Владимир Мартынов рассказал забавную историю: когда он в юности увлекался роком, он попросил своего приятеля привезти ему из-за границы ноты своей любимой группы Pink Floyd. А получив их, с ужасом понял, что, если сыграть это на одном инструменте, выйдет полная туфта. Когда тебе дают ноты Баха и ты играешь по ним на рояле, то худо-бедно выйдет Бах. А тут — ни фига. Совершенно другой жанр.

Все на продажу

Правда, что в 95-м году Леонид Бурлаков, будущий продюсер «Мумий Тролля» и Земфиры, предлагал вам серьезный контракт, а вы отказались?
Предлагал не он. Но я даже условия не стал смотреть. В любом случае это зависимость, а я всегда хотел заниматься только тем, что интересно мне, а не продюсеру или публике. Вряд ли при серьезном контракте после альбома «Птица» мне бы позволили сделать «Жильца вершин» (первая авангардная пластинка «АукцЫона» на стихи Хлебникова. — The New Times).

Почему так думаете?
Я не думаю, я знаю. Мне все наперебой говорили: «Ну вы, блин, записали! Кто это будет слушать?» Кроме людей, которые были непосредственно вовлечены в процесс, остальные считали это идиотизмом.

Есть шанс, что когда-нибудь наш шоу-бизнес будет работать по-другому?
Не знаю. Я недавно выяснил, что в Питере на данный момент существует порядка пятисот молодых рок-групп. Где-то в подвалах играют. Вы слышали хоть одну?

Индустрия разве не от интеллектуального уровня потребителя зависит?
А вы думаете, в Америке другой потребитель? Нет. Просто у них нормальный рынок, где абсолютно все имеет свою цену. Большую, меньшую — другой вопрос, но она есть. При совке, кстати, было нечто похожее. Когда нам предложили выпустить пластинку на фирме грамзаписи «Мелодия» — первый и последний раз в жизни, я тоже сначала удивлялся: кому это нужно? На что мне люди объяснили: «Представляете, сколько городов в СССР? В каждом есть магазин «Мелодия». За год туда зайдет хотя бы один идиот, который купит одну вашу пластинку. Поэтому 30 тыс. экземпляров (именно таким был тираж) мы продадим легко».

И продали?
Да. Все можно продать при правильно поставленном деле. Вы где-нибудь видите дис­ки с молодыми бардами? А между прочим, в прошлом году на Грушинский фестиваль съехалось полмиллиона человек. Ни один фестиваль столько не собирает! Значит, кому-то эти барды нужны?

Молись и кайся

Вы видели выступление Юрия Шевчука на фестивале «Чартова дюжина»?
Нет, но я в курсе его содержания.

Музыканты снова стали активно протестовать против власти: Шевчук, Борзыкин, Noize MC. Что вы думаете об этом?
Для себя я перестал видеть смысл в этих акциях. Не думаю, что главное в них. Можно сколько угодно ругать Путина с Медведевым, но мы сами все это натворили и пока не начнем с себя и не покаемся — ничего не изменится.

За что покаемся?
Как минимум, за революцию 17-го года — все оттуда идет.

Вы считаете себя виновным в Октябрьской революции?
Я считаю, что наше поколение должно отмолить этот грех за отцов. Но мы об этом даже не задумываемся,  поэтому ничего в нашем менталитете не меняется. Мы не понимаем самых простых вещей. Например, что нельзя стоять на коленях перед иконой, на которой изображена царская семья, и одновременно вставать под звуки дьявольского гимна. Это все равно что в Германии после запрета нацистских партий на главной площади Берлина поставили бы печку для сжигания евреев.


Марк Рибо родился 21 мая 1954 года в Ньюаркe, США. Композитор, гитарист, студийный музыкант, звезда авангарда. Записал 17 альбомов с Джоном Зорном и несколько дисков с Томом Уэйтсом. Также сотрудничал с Лори Андерсон, Элвисом Костелло, Робертом Плантом, Дэвидом Силвианом,Танитой Тикарам и др.

Джон Медески родился 28 июня 1965 года в Луисвилле, США. Композитор, джазовый пианист. Играл с Джоном Скофилдом, Игги Попом, Джоном Зорном, Уиллом Бернардо и др. В 1991 году создал джазовое трио Medeski Martin & Wood, получившее широкую известность во всем мире.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.