#Мир

Спикерство на языке Диккенса

06.11.2019 | Маша Слоним

Уходящий председатель парламента Джон Беркоу, выходец из семьи румынских евреев, стал чуть ли не такой же важной персоной, олицетворяющей Великобританию, как королева. Этот феномен объясняет Маша Слоним

Маша Слоним.
Не знаю, репетировал ли Джон Беркоу свое последнее выступление в парламенте, но интонационно ему удалось поставить точку в знаменитом «Order, Order». Это был чуть ли не четырнадцатитысячный раз, что он произнес эти слова.

Культовая фигура

За 10 лет спикерства Джон Беркоу стал легендарной, даже культовой фигурой. Его ненавидели и им восхищались. Иностранцы, следящие за тем, что происходит в Британском парламенте, считали спикера Палаты общин чуть ли не такой же важной персоной, олицетворяющей Великобританию, что и королева Елизавета. И это правильно. Ведь должность спикера парламента очень важна для британской парламентской демократии, а Беркоу своей яркой манерой ведения парламентских заседаний придал ей еще больше веса.

Путь Джона Беркоу в кресло спикера был долгим. Он был членом правительства консерваторов, но был вынужден покинуть его, проголосовав за законопроект, позволяющий гей-парам усыновлять детей. Зато потом, заняв место спикера, Джон Беркоу не раз ставил на место всех четырех премьер-министров, при которых он возглавлял парламент — Гордона Брауна, Дэвида Камерона, Терезу Мэй и, наконец, Бориса Джонсона.

Джон Беркоу родился в семье еврейских выходцев из Румынии, его дед Берковиц эмигрировал в начале 20 века в Англию и англофицировал фамилию, став Беркоу (Bercow). Бабушка приняла иудаизм, выйдя за него замуж.

Главное не в то, что он первый еврей — спикер Парламента, а то, как он изменил роль спикера британского Парламента и сколько внес новаций в его работу. И даже во внешний вид спикера

Сам Джон Беркоу ни иудаизм, ни другую религию не исповедует. Как-то во время парламентских дебатов о роли священнослужителей он назвал себя «нерелигиозным человеком, проявляющим светский интерес к важным темам». И тем не менее он считается первым евреем, занявшим пост спикера, как до него уже был первый католик, ставший спикером, и первая женщина-спикер.

Но, конечно же, главное, не в то, что он первый еврей — спикер парламента, а то, как он изменил роль спикера Британского парламента и сколько внес новаций в его работу. И даже во внешний вид спикера.

Джон Беркоу отбросил традиционный наряд спикера — бриджи, чулки, белую рубашку и черную мантию с золотыми галунами поверх нее, туфли с пряжками и, главное, парик. Он предпочитал деловой костюм и яркие широкие галстуки.

Контролер правительства

Спикер парламента существует почти так же давно, что и парламент, но его роль постепенно менялась. Вначале спикер был как бы агентом короля и его правительства, но уже несколько последних веков роль спикера — предводителя заднескамеечников и всего парламента заключается в том, чтобы контролировать правительство и задавать его министрам неудобные вопросы.

Беркоу в этом преуспел лучше других. Он изменил даже регламент работы, например, продлив сессию вопросов правительству с получаса до часа, он всячески пытался отстаивать интересы членов парламента — заднескамеечников в их отношениях с правительством.

Но, по мнению недругов, иногда он заходил слишком далеко. В последние годы Джон Беркоу порой не мог скрыть своих политических предпочтений, а это категорически запрещается спикеру.

Джон Беркоу был депутатом от Консервативной партии, причем попал в парламент только с третьей попытки, но как только он, как и другие до него, был избран на пост спикера, он был вынужден отказаться от любых связей со своей партией. Кстати, как и только что избранный новый спикер, который представлял в парламенте Лейбористскую партию: теперь он ее покинул.

Джон Беркоу, начав свою политическую карьеру твердым приверженцем Консервативной партии (рассказывают, что еще в студенческие годы в его комнате висел портрет Маргарет Тэтчер), со временем несколько полевел. Евроскептики обвиняли Джона Беркоу в подыгрывании тем, кто был против Брекзита, а на вестминстерской парковке как-то был замечен его автомобиль с наклейкой против Брекзита. Спикер оправдывался тем, что это была машина его жены. Это неудивительно — спикер и его семья (у них трое детей и кот по кличке Order) обязаны жить и живут в служебных апартаментах в Вестминстере.

Но, пожалуй, важнее было то, что спикер Беркоу, обладая большой властью в отборе поправок, которые будут обсуждаться в парламенте в определенный день, порой отбирал те, в которых были заинтересованы противники Брекзит. Например, благодаря спикеру в повестку дня попал законопроект, не допускавший выход Великобритании из ЕС без соглашения. Это уже при премьерстве Джонсона, чем он и его сторонники были немало раздражены. Но досталось и Терезе Мэй с ее соглашением. Джон Беркоу раскопал Устав 1604 года, не позволявший выставлять на обсуждение парламента законопроект в его неизменном виде, если он провалился на голосовании уже три раза.

Так Терезе Мэй не удалось провести свое соглашение, а Борису Джонсону — выйти из ЕС без соглашения.

Рассказывают, что именно своей способностью к ораторскому искусству Джон покорил сердце своей будущей жены Сэлли. Она предложила ему пройти тест — в течение 15 минут говорить на какую-то одну тему. Беркоу говорил 15 минут о винтовых лестницах

Вообще создавалось впечатление, что Джон Беркоу в свободное от работы время изучает законы и прецеденты многовековой давности. И конечно же читает толковые словари. У него всегда был удивительный запас слов, часто архаичных и очень литературных. На каждом заседании он обескураживал присутствующих своими цветистыми красивыми фразами, как будто вырванными из романов Диккенса. Как кто-то из его коллег сказал про Беркоу: Джон употребляет сто слов там, где другой обходится десятью.

Рассказывают, что именно своей способностью к ораторскому искусству Джон восхитил свою будущую жену Сэлли. Она предложила ему пройти тест — в течение 15 минут говорить на какую-то одну тему. Беркоу 15 минут говорил на тему винтовых лестниц и покорил сердце красавицы.

Благодаря Джону Беркоу интерес в стране, да и в мире к тому, что происходит в Британском парламенте, сильно подскочил. Грубо говоря, он поднял рейтинг парламента, превратив его заседания в политический театр.

Новый спикер более традиционный и «правильный», а нам, зрителям и поклонникам этого политического театра, будет очень не хватать ярких высказываний, разнообразных и эксцентричных галстуков и раскатистого голоса 157-го спикера Британского парламента Джона Беркоу: «Order, order!»

Фото: standard.co.uk


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.