#В блогах

Леонид Волков: Мертвецы наступают, избиркомы обороняются

09.07.2019

Независимым кандидатам стоит настроиться на суды и на адскую, кропотливую работу по приводу в суд тех избирателей, чьи подписи будут безосновательно отбракованы

Что — и, главное, почему — происходит с проверкой подписей независимых кандидатов на выборах в МГД. 
Извините, сейчас будет лонгрид, но важную штуку хочу попытаться объяснить.

1. Наблюдаемые факты. 
1.1. При проверке подписей за Яшина была применена очень странная схема: сначала все подписи были оцифрованы и проверены по базе ГАС «Выборы», а потом уже те подписи, которые «не бьются» с базой ГАС «Выборы», направляются на сверку с «базой ФМС». Судя по всему, такая же схема будет применяться по всем округам и по всем кандидатам. Никогда ранее о такой я не слышал, всегда подписи сразу идут на сверку с «базой ФМС». 
1.2. При этом у Яшина нашлось более 700 подписей, которые «не бьются» с базой ФМС, у административного кандидата Касамары — более 300, у административного спойлера Конева — более 200. (Всего подписей они сдавали по 4700, допустимый брак — 430; все числа для простоты немного округлены). И теперь эти подписи будут уже сверяться с базой ФМС, то есть количество брака может на следующих этапах проверки только уменьшиться. 
1.3. В округе Любови Соболь избирком тайно организовал проверку административного кандидата Соколова и административного спойлера Булыкина, сделав все для того, чтобы Соболь и ее представители не могли реализовать свое законное право и присутствовать на проверке этих подписей.

Эти факты, на мой взгляд, требуют объяснения. Особенно странный факт 1.2, который приводит к тому, что количество потенциально подлежащих выбраковке подписей значительно сокращается из-за необычной «двухступенчатой» схемы проверки.

2. Важные обстоятельства. 
2.1. На этих выборах все административные кандидаты идут как самовыдвиженцы, и таким образом тоже должны собирать подписи. (Или изображать сбор подписей.) Хуже того, сложно защититься от присутствия независимых кандидатов на проверке (хотя для этого и предпринимаются усилия, см. факт 1.3). Притом что значительная часть подписей административных кандидатов является «нарисованной», у комиссий появляется дополнительная задача, которую они ранее никогда не решали — сделать так, чтобы это было трудно «спалить». 
2.2. База ГАС «Выборы», по которой проводится проверка на этих выборах, не является актуальной. Собственно, никто и не претендует на это, она и по закону не должна быть актуальной. Ее избирком под выборы обновляет — в Москве ее должны были обновлять полтора года тому назад, зимой 2018 года, к президентским выборам. Реальное качество этой базы очень плохое, все сталкивались, думаю, с тем, что ты приходишь на выборы и видишь в списке избирателей давно съехавших или умерших соседей. А списки избирателей именно из базы ГАС «Выборы» печатаются. В отличие от базы ФМС, которая на практике тоже пестрит ошибками, но по крайней мере в теории поддерживается в более или менее актуальном состоянии: это та база, которую формируют «паспортные столы» (как бы они ни назывались — УФМС, УМВД...). 
2.3. Внимание, вопрос. Допустим, кандидат Яшин все подписи собрал честно, кандидат Касамара половину собрала, а половину нарисовала, а кандидат Конев все подписи нарисовал. А потом их подписные листы оцифровывают и сверяют с устаревшей базой — той самой, по которой Касамара и Конев рисовали подписи. (Оставим тут в стороне вопрос, который Яшин справедливо задает — с какой же скоростью должны были работать сотрудники избиркома, чтобы за день оцифровать почти 14000 подписей от трех кандидатов, и реально ли это? И что они сверяли с базой на самом деле?) Так вот, вопрос: в этой модели каким будет результат? Ответ: а таким и будет, как наблюдаемый факт 1.2 — у Яшина будет больше всего расхождений с устаревшей базой, у Касамары меньше, а у Конева — меньше всех. Вообще, зафиксируем: если подписные листы сверяют с устаревшей базой, то БОЛЬШЕЕ количество расхождений соответствует БОЛЕЕ качественному сбору подписей, и наоборот. За полтора года не менее 10% избирателей успевают переехать, сменить паспорт, умереть и так далее. 
2.4. Вообще, умершие избиратели — главный бич рисовщика подписей. Какую бы базу рисовщик не взял, она все равно будет не очень актуальной, и в большом массиве подписей обязательно окажутся мертвые души. Средний срок жизни избирателя (то есть человека, достигшего 18-летия) — около 50 лет. То есть если ты рисуешь подписи по базе годичной давности, у тебя примерно 2% подписей в листах окажутся от умерших людей. Из 5000 подписей — около 100 человек (!). И если ошибку в паспортных данных и в прописке можно объяснить какой-то неосторожностью сборщика (поверил на слово избирателю: у того с собой не было паспорта, записал данные со слов, потому что очень хотел собрать подпись...), то подпись умершего человека, даже одна — это 100% признак рисовки, ничем иным, кроме рисовки, не объяснимый.

3. Объяснение наблюдаемым фактам. 
3.1. Вот поэтому, на мой взгляд, избирком так странно себя ведет. Раньше-то как было: административные кандидаты идут от партии, им подписи собирать не надо, а с подписями независимых кандидатов можно все что угодно делать: графологом их браковать, со старыми базами сверять и браковать, и так далее. А в этот раз надо гораздо тоньше работать. 
3.2. Прогонишь подписи Касамары и Конева по более или менее актуальной базе ФМС — и там такое полезет. Устанешь объяснять. Надо эту проблему как-то решить. 
3.3. Поэтому, я думаю, и был придуман такой хитрый двухступенчатый план проверки — сначала по очень старой базе ГАС «Выборы» (если по ней же подписи и рисовали, то риска «обнаружить» мертвецов при проверке нет никакого), а потом уже только — по более актуальной базе ФМС. Я думаю, они сейчас скажут просто: ну, у Касамары и Конева меньше 10% брака «даже» по базе ГАС «Выборы», поэтому их не надо дальше проверять. И в итоге не подвергнут проверке полный массив их подписей, который при сопоставлении с базой ФМС показал бы много-много открытий чудных (а именно — подписей умерших избирателей).
3.4. Но для Яшина это создает хороший шанс. Если я прав и база ФМС актуальнее, то количество «расхождений» у Яшина резко уменьшится при проверке по базе ФМС.

4. Резюме. 
4.1. Независимым кандидатам везде и всюду надо добиваться законного присутствия на проверке подписей административных кандидатов, будет много веселья. 
4.2. Думаю, что ситуация у Яшина и других небезнадежная; схема избиркома нацелена на то, в первую очередь, чтобы защитить административных кандидатов, а не утопить независимых. 
4.3. Думаю, что проверка по «справке ФМС» покажет значительное сокращение «брака» у Яшина, и избиркому придется придумывать что-то еще. А Яшину (и другим кандидатам) надо добиваться проверки подписей административных кандидатов по базе ФМС в полном объеме (а не в объеме выборки, которая «не пошла» по ГАСу), там полезет тогда куча интересного — в особенности, конечно, мертвые души.

Ну и конечно в любом случае независимым кандидатам стоит настроиться на суды и на адскую, кропотливую работу по приводу в суд тех избирателей, чьи подписи будут безосновательно отбракованы. Это очень тяжело, но это реально.

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.