Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Суд и тюрьма

Как куют победы

01.04.2010 | Надеин Владимир | № 11 от 29 марта 2010 года

Грезы деморализованного болельщика

За неделю до Сочинской Олимпиады, когда стало окончательно ясно, что нас ждет небывалое унижение, президент В. Путин вызвал В. Чурова.
— Не буду от тебя скрывать, положение отчаянное, — сказал президент. — По сути, кроме Плющенко, не осталось никого. Все хоккеисты сбежали в Китай, все лыжницы — в Словакию. Даже при Собчаке не было так тяжело.
При Собчаке Владимир Евгеньевич Чуров был одной из правых рук Владимира Владимировича Путина. В Петербургском комитете по внешним связям, где Путин начальствовал, Чуров был заместителем. Когда Марина Салье обвинила Путина в хищениях, Чуров и бровью не повел. Он верил в Путина, ждал своего часа и дождался. Став председателем Центральной избирательной комиссии, он получил один из высших в России окладов жалованья, но если спорил, то только на бороду. Так, он обещал «Комсомольской правде» сбрить свою окладистую бороду, если президентские выборы или выборы в Думу обернутся обманом. Борода осталась цела, что вновь вдохновило Путина.
— И как на грех, грузины за забором, — посетовал президент. — Ты уж постарайся, чтобы не слишком наследить, а то вони потом не оберешься.
— Не наследим, — заверил Чуров. — Святая правда — это главное достоинство любой лжи.
В первом виде Олимпиады наши завоевали золотую и серебряную медали. Бронзу получил белорус.
Во втором виде российским был весь пьедестал. Белорусы оказались на четвертом. В третьем виде белорусская лыжница оказалась на пятом месте. Все, что выше, наше. Путин вызвал Чурова.
— Я понимаю, Володя, ты привык, — сказал президент Путин. — Но не все, что годится для Госдумы, хорошо для большого спорта. Тут нужна борьба, азарт. Чтобы до самого конца было неясно, кто кого. Чтобы от неожиданности у всех захватывало дух.
— Захватит, — пообещал Чуров.
— И еще с белорусами. Не надо баловать.
— Понял, — сказал Чуров.

«Желаю вам вырасти и в будущем 
стать олимпийцами и паралимпийцами!»
         Леонид Тягачев 

На следующий день в гонке преследования биатлонистов на 12,5 км россияне взяли первое место. Серебряную медаль неожиданно завоевал представитель Науру. Житель далекого тропического острова был до того потрясен своим триумфом, что взошел на пьедестал босиком. Оказалось, он не знал, что лыжи снимаются отдельно от ботинок. В кёрлинге наши девушки завоевали золото. У канадок, долгое время лидировавших, камни оказались подпиленными снизу, как гири на самаркандском рынке. За это канадок дисквалифицировали. Бронза досталась молодой дружине Южной Осетии.
В сноубординге наши завоевали все золото и все серебро. В бобслее — все золото. В санях нам досталось золото, серебро и сани дисквалифицированной Австрии.
— Слушай, Чуров, — мрачно сказал Путин, вызвав Чурова.— Умерь свой пыл. Еще две-три медали, и всё, хватит. Остальное пусть увозят другие.
— Кто конкретно? — спросил Чуров.
— Ну, не знаю. Кто завоюет в честной борьбе, тот пусть и увозит.
— Это как-то неконкретно, — недовольно пробурчал Чуров. — Но я попробую.
В шорт-треке россияне получили все золото. На тест-допинге канадские хоккеисты перепутали пробирки со своей мочой и были, согласно регламенту, дисквалифицированы. Урок не пошел впрок. Американцы тоже перепутали пробирки. И финны, а за ними — шведы с чехами. В обоих хоккейных финалах, мужском и женском, встретились Россия и опять же Науру. В упорной схватке верх одержали наши. Это был очень, очень большой сюрприз.
— Ты что это делаешь! — взвился Путин, вызвав Чурова для решительных объяснений. — Мир смеется над нами. И что там еще за штучки с американскими сцаками? На председателя главной избирательной коллегии ХХII Олимпийских игр было больно смотреть. От былой невозмутимости не осталось и тени. Борода как бы сдвинулась к левому уху, а знаменитая плешь утратила сократовский блеск.
— Они меня не слушают, — тихо и горько признался Чуров.
— Кто? — грозно спросил Путин.
— Ну, эти самые. С флажками, секундомерами, пробирками. Короче, аппарат. Откуда-то пошел слух, что если не наберем 76,6% всех медалей… То ли Миронов пустил, то ли Грызлов, надо уточнить. Но все говорят: если не выполним олимпийскую квоту, то погонят всех — их, меня, Думу, Лужкова.
Путин помолчал, глядя куда-то мимо Чурова, будто обозревал ему одному внезапно открывшиеся дали. Потом тихо спросил:
—И сколько еще медалей надо до квоты?
— Семь штук. Из них три золотые. При двух оставшихся видах. Прямо ума не приложу.
— Надо постараться! — безжалостно отрезал Путин на прощание.
Конечно, чуда не произошло. Россия не дотянула трех медалей до плана, но радость была всеобщей. По случаю великой олимпийской победы в стране остановили или заморозили всё: армейскую и пенсионную реформы, программы «доступное жилье» и «автомобильные дороги», подорожали бензин и электричество. Но Лужков уцелел.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.