Политическая мода Нарендры Моди

В Индии, где количество избирателей почти вдвое превышает численность населения всего Евросоюза, начались парламентские выборы. О том, сможет ли нынешний лидер нации сохранить свои позиции — специально для NT обозреватель ИД «Коммерсантъ» Сергей Строкань

Республика Индия, которую называют самой «большой демократией мира», проходит еще одно испытание в своей 70-летней истории — испытание всеобщими выборами. Ведущие политические партии вступили в захватывающую гонку за 545 мест в парламенте, который с первых дней индийской независимости был не только местом для дискуссий, но и главным центром принятия решений в стране, население которой составляет 1,3 миллиарда человек. Впрочем, сегодня большинство решений в Индии принимает не парламент, а один человек — премьер-министр Нарендра Моди, еще до выборов приглашенный Владимиром Путиным в сентябре этого года стать главным гостем на Пятом Восточном экономическом форуме во Владивостоке.

Сотрудникам избирательных комиссий предстоит проявить чудеса изобретательности для обеспечения торжества индийской демократии, на которую в качестве транспортного средства по доставке бюллетеней поработают даже слоны

Индийские выборы 2019 года, поражающие своим эпическим размахом и настойчивым стремлением Центризбиркома услышать каждого избирателя, будь он хоть йог-отшельник, предпочитающий политическим страстям глубокий медитативный транс и выход в астрал где-нибудь в гималайской пещере, начались 11 апреля, а завершатся лишь 19 мая. Быстрее пройти избирательный марафон невозможно. Самые продолжительные в мире индийские выборы разбиты на семь этапов, учитывая гигантское число избирателей — 900 миллионов, что чуть не вдвое больше, чем население всего Евросоюза и почти втрое больше населения США. Но дело не только в количестве избирателей. Значительная часть индийского электората рассредоточена в труднодоступной местности — горы, пустыни, джунгли, удаленные или и вовсе отрезанные от внешнего мира, от современной цивилизации. В связи с этим сотрудникам избирательных комиссий предстоит проявить чудеса изобретательности для обеспечения торжества индийской демократии, на которую в качестве транспортного средства по доставке бюллетеней поработают даже слоны.

Впрочем, наибольший интерес выборы этого года вызывают даже не своими масштабами. В парламентской республике без малого миллиард избирателей, не один десяток политических партий, включая, как общенациональные, так и региональные.

Но избирательная кампания этого года, если отбросить внешний антураж и многоголосье мелкотравчатых партийных лидеров правого и левого лагеря, верится вокруг одного-единственного человека — «сильной руки» Индии, действующего премьер-министра Нарендры Моди, добивающегося переизбрания на второй срок. Его единоличная власть гипнотизирует и восхищает одних, шокирует других и остается загадкой для третьих. Фактически, эти выборы станут референдумом о доверии национальному лидеру, стремительно ворвавшемуся в большую политику пять лет назад и во многом построившему свое правление на отрицании политического наследия правившей в Индии в течение десятилетий политической династии Неру—Ганди. Той самой династии, которая после обретения страной независимости традиционно считала себя хранительницей ценностей демократического светского индийского государства.

Находившиеся до этого у власти либералы из партии Индийский национальный конгресс, в настоящее время возглавляемой сыном Индиры Ганди и внуком Джавахарлала Неру Рахулом Ганди, оказывается, только играли в демократию: оторвались от народа, погрязли в коррупции, довели экономику до ручки

Сенсационно возглавив страну после выборов 2014 года, на которых победила возглавляемая им националистическая партия «Бхаратия джаната парти», апеллирующая к индусскому большинству, недавний политический неофит заявил о том, что процесс вставания с колониальных колен, переосмысления собственной истории, укрепления духовных скреп и определения стратегии развития для Индии еще не закончен. И на самом деле все только начинается. Тем более что находившиеся до этого у власти либералы из партии Индийский национальный конгресс, в настоящее время возглавляемой сыном Индиры Ганди и внуком Джавахарлала Неру Рахулом Ганди, оказывается, только играли в демократию: оторвались от народа, погрязли в коррупции, довели экономику до ручки. И, наконец, так и не сумели выстроить равноправные отношения с Западом, все еще не понимающим, что он имеет дело не с бывшей британской колонией, а с новой независимой Индией — нарождающимся гигантом современного мира.

Любимым детищем Нарендры Моди, призванным превратить Индию в новый глобальный центр экономической мощи и заставить уважать ее весь мир, стала амбициозная долгосрочная программа Make in India («Делай в Индии»), предусматривающая привлечение триллионных внешних инвестиций. Выступая в январе этого года на IX Международном инвестиционном форуме «Энергичный Гуджарат» в его одноименном родном штате, индийский премьер выразил убежденность в том, что программа Make in India дает свои плоды.

В конце прошлого года Нарендра Моди принял участие в церемонии открытия построенной индийскими инженерами «Статуи Единства», хорошо видной даже из космоса

«Сегодня Индия готова к тому, чтобы делать бизнес, как никогда раньше. За последние четыре года мы совершили скачок на 65 пунктов в глобальном рейтинге Doing Business Всемирного банка. Но, тем не менее, мы не удовлетворены. Я призвал свою команду работать еще более активно, чтобы в будущем году Индия вошла в список 50 ведущих государств по своей инвестиционной привлекательности», — сообщил Нарендра Моди, призвав гигантов мирового бизнеса все более активно идти в страну.

Изобретением заново индийской экономики дело не ограничилось. По инициативе премьера Моди страна занялась поиском новых кумиров в недавнем прошлом, перечитав историю национально-освободительного движения и почерпнув из нее много интересного. В конце прошлого года Нарендра Моди принял участие в церемонии открытия построенной индийскими инженерами «Статуи Единства», хорошо видной даже из космоса.

Это самая высокая статуя в мире, по своим размерам значительно превышающая статую Будды Весеннего Храма, построенную в Китае. Ее высота составляет 182 метра, а общая высота сооружения с постаментом — 240 метров. Для сравнения — высота Арки нейтралитета в Ашхабаде, увенчанной 12-метровой позолоченной статуей Великого Туркенбаши, составляет всего 83 метра. Но дело не только в том, что при Нарендре Моди в Индии воздвигли монумент, который может войти в Книгу рекордов Гиннеса. Имя человека, в честь которого построен памятник, в мире известно гораздо меньше, чем имена Джавахарлала Неру и Махатмы Ганди. Его зовут Сардар Валлабхаи Патель.

Заочный исторический спор Неру и Моди проявился даже в одежде. Любящий позировать перед телекамерами 68-летний Нарендра Моди, находящийся в отличной физической форме благодаря занятиям йогой, носит очки Bvlgari, часы Movado, дорогие костюмы, разноцветные рубашки — курты — исключительно ручной работы

После раздела Британской Индии Патель занимал посты министра внутренних дел, министра информации и даже выполнял обязанности премьера, но все равно находился в тени архитектора новой Индии, ее первого премьера Джавархлала Неру. Но вот усилиями Нарендры Моди Сардар Валлабхаи Патель, похоже, наконец-то вышел из исторической тени, в то время как Неру, похоже, совершил обратное движение — ушел в историческую тень.

Заочный исторический спор Неру и Моди проявился даже в одежде. Любящий позировать перед телекамерами, 68-летний Нарендра Моди, находящийся в отличной физической форме благодаря занятиям йогой, носит очки Bvlgari, часы Movado, дорогие костюмы, разноцветные рубашки — курты — исключительно ручной работы. Кроме того, в магазинах Индии появился «пиджак Моди». В популярном шоппинг-центре Khadi, расположенном в самом центре индийской столицы, в день уходит до 100 пиджаков. «Это еще одно свидетельство всенародной любви к Нарендре Моди. Все хотят быть на него похожи», — говорят его многочисленные сторонники.

Критики нынешнего премьера, между тем, настаивают, что пиджак такого фасона ввел в моду не Нарендра Моди, а Джавахарлал Неру. Дескать, Моди лишь слегка изменил его фасон.

Любопытно, что когда в 60-е годы прошлого века Неру появился в своем пиджаке с воротником-стойкой на Западе, там это вызвало настоящий шок среди модников, которые мгновенно принялись шить себе такие же. Увидев Джавахарлала Неру, The Beatles надели свои легендарные пиджаки без воротников.

«Пиджаки Неру» по-прежнему продаются в Индии. Но сегодня их уже активно вытесняют «пиджаки Моди». «Надев этот пиджак, ты чувствуешь силу, могущество», — говорит владелец магазина мужской одежды из штата Гуджарат.

Учитывая все это, предстоящие выборы должны ответить на главный вопрос: так ли сильна сегодня «сильная рука» Индии, как это было пять лет назад, не выйдет ли из моды «пиджак Моди» у армии его почитателей и останется ли доминирующим трендом нового политического сезона в Индии его политика модернизации.

Последние данные, обнародованные Центром мониторинга индийской экономики, показывают: ситуация для Нарендры Моди и индийской партии власти далеко не столь однозначна. В стране растет безработица — в феврале ее уровень составил 7,2% (два года назад этот показатель составлял 5%). Несмотря на экономический рост, эта проблема становится все более острой, ведь больше половины населения Индии — люди молодого возраста (до 25 лет). Ежегодно на индийском рынке труда появляется дополнительно 12 млн рабочих рук.

В лагере действующего индийского премьера уверены — время династии Неру—Ганди для Индии безвозвратно прошло, как и прежнее понимание индийской демократии. А вот эпоха Моди будет длиться еще долго

Еще одно узкое место — сельское хозяйство. В последние годы страну сотрясают протесты фермеров, недовольных низкими закупочными ценами на сельхозпродукцию и продолжающимся падением своих доходов. А ведь Индия остается аграрной страной, 70% населения которой живет в сельской местности. У этих людей, не мечтающих купить себе «пиджак Моди», растет ощущение, что они не сильно выиграли от пяти лет правления «Бхаратия джаната парти» и ее лидера. Однако в окружении Нарендры Моди верят в то, что, несмотря на растущее недовольство его политикой, «сильная рука» Индии не выпустит бразды правления, не отдаст их лидеру индийской оппозиции Рахулу Ганди, которого в «Бхаратия джаната парти» считают политиком-лузером, не способным понять, что же сегодня реально нужно стране. В лагере действующего индийского премьера уверены — время династии Неру-Ганди для Индии безвозвратно прошло, как и прежнее понимание индийской демократии. А вот эпоха Моди будет длиться еще долго.

Делая ставку на индусское большинство, на фоне резкого обострения отношений с Пакистаном, накануне выборов индийский лидер пообещал безжалостно уничтожать террористов, а также отменить особый статус единственного населенного преимущественно мусульманами приграничного с Пакистаном штата Джамму и Кашмир. Кроме того, он намерен завершить строительство храма бога Рамы на месте разрушенной мусульманской мечети в священном месте Индии — Айодхье.

Конечно, мусульмане будут от этих шагов не в восторге, но зато правоверные индуисты их оценят. А таких среди индийских избирателей подавляющее большинство. Так что переизбранию Нарендры Моди в мае этого года и его предстоящей поездке на Пятый Восточный экономический форум во Владивостоке, судя по всему, ничего не помешает. Здесь же, во Владивостоке, в этом году пройдет ежегодная российско-индийская встреча в верхах, на которой мы наверняка увидим Моди в его знаменитом пиджаке новой расцветки, пришедшем на смену пиджаку Неру.









Фото: regnum.ru, joslinv.files.wordpress.com, pngmart.com, cms.qz.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.