#Противостояние

На границе тучи ходят хмуро

12.04.2019 | Алексей Макаркин

Об очередном конфликте между Россией и Беларусью — политолог Алексей Макаркин

NT: Президент Беларуси Александр Лукашенко распорядился закрыть на ремонт несколько участков нефтяного трубопровода «Дружба», по которому осуществляются поставки российской нефти в Западную Европу. Также в начале апреля стало известно о повышении тарифов за использование этого нефтепровода для транзита нефти на 23%. Оба решения Минск объясняет техническими и экологическими причинами. То, что эти действия предприняты под демонстративно надуманными предлогами, подчеркивает их недружественный характер. Кроме того, местные телеканалы показали ролик, в котором Александр Григорьевич приказывает своим чиновникам действовать решительнее в отношении с Россией, объясняя это тем, что «там уже обнаглели до такой степени, что они начинают нам выкручивать руки». Поводом для столь резких заявлений стал запрет на экспорт яблок и груш из Беларуси, связанный с подозрением, что под видом белорусской продукции в Россию ввозятся товары из санкционных стран.

Алексей Макаркин.
Алексей Макаркин: Сейчас в России идёт борьба за решение «вопроса 2024». Один из рассматриваемых сценариев — белорусский. Он предусматривает то, что Владимир Владимирович Путин станет президентом Объединённого государства России и Беларуси. Но для этого нужно очень многое сделать. И формально, и фактически. Надо серьёзно менять законодательство, но самое главное — необходимо осознать, что недостаточно просто учредить пост президента, по сути, новой страны. Важно же наделить его какими-то полномочиями, чтобы он не оказался «английской королевой». Должно быть и общее правительство, хотя бы с основными ведомствами, парламент, способный принимать реальные решения. В том числе придется выстраивать единую финансовую систему.

Переговоры об общем рубле идут между Москвой и Минском уже много лет, но пока безрезультатно. Понятно, что для Лукашенко это всё весьма неприятно. В нулевые годы он избежал сценария единой валюты, настояв на создании двух эмиссионных центров: в Москве и Минске. Это обычный его подход — «замотать» вопрос. Он не говорит, что он «против», он только «за», но надо всё обсудить, взвесить, понять альтернативы. А когда в Москве увидели, что в Минске всерьез нацелились печатать российские рубли, от Лукашенко быстро отстали и интеграционные процессы заморозили.

Но теперь проблема стала жёстче, так как появился этот новый фактор путинского президентства. То есть, речь уже далеко не только о чисто пропагандистском проекте под названием «Интеграция постсоветского пространства». Для реализации заявленной цели создана новая структура — Евразийский Альянс. Она для Минска очень удобна, прежде всего тем, что там пока нет никакого общего президента и общей валюты.

Правда, теперь Лукашенко уже не высказывается против единого эмиссионного центра, но говорит, что он должен быть и не в Москве, и не в Минске, а где-то посередине. То есть опять тянет время. Но Кремль это уже не устраивает. Москва заменила посла в Минске, убрав очень удобного для Лукашенко Сурикова, и прислала на его место неудобного жесткого Бабича. Последовали многочисленные утечки, что именно он должен обеспечить интеграцию и что проект изменения Акта о Союзном Государстве чуть ли не готов. Якобы там уже прописана и единая валюта, и пост президента. Но Лукашенко по-прежнему не уступает, предлагает подумать, подождать и посмотреть. На этом фоне начинается давление на Беларусь, с тем чтобы она приняла хотя бы часть предложений Москвы.

После прямого запрета на ввоз в Россию якобы белорусской продукции дальше делать вид, будто бы ничего важного не происходит, Лукашенко уже не может. Но у него есть старый и надежный способ демонстрации своего недовольства — жесткие нападки на российских чиновников. Он не критикует президента Путина, а высказывается исключительно в адрес «бюрократов»

Беларусь последние годы много зарабатывает на санкциях. Хорошо известна шутка, что в Немане теперь водится лосось. Но не только. В Беларусь поступают фрукты из стран, находящихся в санкционной войне с Россией. Там они становятся «белорусскими» и дальше продвигаются на российский рынок.Москва уже неоднократно обращала на это внимание, но белорусская сторона, как всегда, «заматывает» вопрос. В Минске говорят, что разберутся, посмотрят, подумают, и как всегда спускают вопрос на тормозах. Именно поэтому Россия пошла на ограничение реэкспорта.

После прямого запрета на ввоз в Россию якобы белорусской продукции, дальше делать вид, будто бы ничего важного не происходит, Лукашенко уже не может. Но у него есть старый и надежный способ демонстрации своего недовольства — жесткие нападки на российских чиновников. Он не критикует президента Путина, а высказывается исключительно в адрес «бюрократов». И сейчас мы находимся как раз на этом этапе. Обычно на нём всё и заканчивалось. Потом Россия шла навстречу Беларуси, а Беларусь — навстречу России в каком-то важном вопросе. Например, связанном с обороной. (Впрочем, российскую военную базу на свою территорию Лукашенко не пускает.) 

Но сейчас цена вопроса совсем другая. Поэтому игра обостряется. В конце прошлого года царило оживление, Лукашенко несколько раз приезжал в Москву на переговоры, которые ничем не закончились. А сейчас наступил новый этап.

В следующем году в самой Беларуси пройдут выборы, и тогда многое станет ясно. В России по этому поводу было уже немало утечек. Поговаривали даже о том, что Лукашенко уйдёт и его сменит новый президент, более удобный для Москвы. В любом случае, какая-то ясность наступит только после белорусских выборов. Тогда Москва и будет принимать окончательные решения по поводу сценария «2024».

Фото: 4esnok.by


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.