#Правосудие

Когда судят не за то и не тех

25.03.2019 | Антон Привалов

В Санкт-Петербурге начался процесс по делу сообщества «Сеть». О деталях следствия специальный корреспондент NT Антон Привалов

Следствие по делу о так называемом террористическом сообществе «Сеть» завершено. Выездное предварительное заседание Московского окружного военного суда по двум питерским фигурантам, Виктору Филинкову и Юлию Бояршинову, назначено на 25 марта. Третий — Игорь Шишкин (чье дело выделено в связи с заключением соглашения со следствием и рассматривалось в особом порядке) в январе приговорен к 3,5 годам колонии общего режима. Защита Бояршинова также ходатайствует о выделении его дела и рассмотрении в особом порядке, то есть без исследования доказательств. Он, как и Шишкин, признал вину, но не заключал сделки со следствием и не намерен давать показания на других фигурантов, поясняет адвокат Ольга Бирюкова. Дело пензенских фигурантов: Дмитрия Пчелинцева, Ильи Шакурского, Армана Сагынбаева, Андрея Чернова, Василия Куксова, Максима Иванкина и Михаила Кулькова, — будет рассмотрено Приволжским окружным военным судом в Самаре, дата заседания еще не назначена. Формально дела автономны, каждое ведется своим региональным УФСБ. Однако, как отмечает защитник Филинкова Виктор Черкасов, материалы питерского дела в значительной мере воспроизводят добытое пензенскими чекистами — так, многие протоколы допросов «похожи до запятой».

Все началось с задержания 17 октября 2017 года студента физмата пензенского госуниверситета Егора Зорина, сокурсника Ильи Шакурского. Егора подловили с наркотиками — марихуаной и 15 таблетками МДМА, общая масса (4,043 г) потянула на «крупный размер». После суток в УФСБ Зорин пишет явку с повинной, сообщая о функционировании на территории Пензенской области террористического сообщества, указывая на Шакурского как организатора и называя еще несколько фамилий участников. 18 октября следственной службой пензенского УФСБ возбуждается «материнское» дело «Сети». К декабрю Зорин выйдет из СИЗО под домашний арест, а к исходу лета 2018 года уголовное дело по «террористической статье» в отношении него будет прекращено — благодаря явке с повинной и тому, что «активно способствовал расследованию преступлений».

Филинков, Пчелинцев, Шакурский и Сагынбаев заявили, что их заставляли заучить формулировки признательных показаний, подвергая пыткам с применением электротока. О пытках с электрошокером заявит и привлекавшийся лишь как свидетель петербуржец Илья Капустин

Судя по материалам дела, показания фигурантов так и остались главным козырем обвинения, на иные доказательства оно не богато.При этом Филинков, Пчелинцев, Шакурский и Сагынбаев заявили, что их заставляли заучить формулировки признательных показаний, подвергая пыткам с применением электротока. О пытках с электрошокером заявит и привлекавшийся лишь как свидетель петербуржец Илья Капустин (покинул Россию, запросил убежище в Финляндии). Он обратится в Бюро судебно-медицинской экспертизы, в заключении по результатам обследования укажут многочисленные ожоги — на животе, бедре, в паховой области, которые «могли образоваться от действия электрозарядного устройства (электрошокера), что подтверждается их морфологическими особенностями». Однако проводивший проверку ВСО СК России сочтет их «похожими на укусы клопов».

Признания под пытками

Члены ОНК Петербурга зафиксируют десятки ожогов с характерным для электрошокера парным шагом на телах Виктора Филинкова и Игоря Шишкина (не ставшего заявлять о пытках и написавшего объяснение, что травмы получил на тренировке по смешанным единоборствам). В деле есть справка из больницы, в которую Шишкин доставлялся после задержания, с диагнозом «перелом стенки глазницы». В записи фельдшера СИЗО, осмотревшего Шишкина при поступлении в изолятор, ожоги будут описаны как «мелкоточечные ушибы» — «по всей поверхности спины, ягодиц, задней поверхности бедер».

По словам Дмитрия Пчелинцева, при общении в Пензе (куда питерских фигурантов привозили на очные ставки), Игорь рассказывал, что «те истязания, которым он подвергся, выдержать было нереально… Говорил, что его ставили на дыбу и били током в пах». Виктор Филинков, призывая не осуждать Шишкина за выбранную им процессуальную позицию, добавляет: в ночь задержания Игоря силовики также привезли в УФСБ и допрашивали его жену. Со слов Виктора, ему самому угрожали, что доберутся и до его супруги Александры (также запросила убежище в Финляндии).«Мой подзащитный не уверен, как повел бы себя на месте Шишкина, когда твоя жена фактически в заложниках, — передает слова Филинкова его адвокат. — Виктор прекрасно понимает, что показания Шишкина утяжеляют его судьбу, но зла на него не держит». По всем заявлениям о пытках — от Филинкова, Капустина, Пчелинцева, Шакурского и Сагынбаева, — СК отказал в возбуждении уголовных дел. Обжаловать эти решения в российских судах не удалось. Жалобы Виктора Филинкова и Ильи Капустина приняты к рассмотрению ЕСПЧ.

Информация о деле «Сети» изначально подавалась ФСБ как итог оперативной работы, позволившей выявить «межрегиональное террористическое сообщество анархистского толка» с ячейками в Петербурге, Пензе, Москве и Беларуси и предотвратить теракты, запланированные к президентским выборам и чемпионату мира по футболу

После того как тема пыток была поднята на встрече членов СПЧ с Владимиром Путиным и он обещал «поразбираться», родители фигурантов обратились к нему с призывом провести судебно-медицинские экспертизы. Они ссылались на заключение руководителя лаборатории медико-криминалистической идентификации профессора Владимира Щербакова. В заключении этом утверждается, что современные комплексные исследования позволяют установить последствия воздействия электротоком по прошествии года и более. Недавно Илья Капустин предоставил свои свежие фото, на которых можно видеть — следы на теле (белесые пятна с отличимой фактурой кожных покровов) все еще сохраняются. Обращение родителей к президенту спустили на региональные уровни, где лишь повторили: проверка была, нарушений не выявлено, факты пыток не нашли подтверждения. Вопрос проведения судмедэкспертизы обходится молчанием. Информация о деле «Сети» изначально подавалась ФСБ как итог оперативной работы, позволившей выявить «межрегиональное террористическое сообщество анархистского толка» с ячейками в Петербурге, Пензе, Москве и Беларуси и предотвратить теракты, запланированные к президентским выборам и чемпионату мира по футболу — чтобы «раскачать народные массы», поднять «вооруженный мятеж» и «насильственным путем изменить конституционный строй в РФ». Однако, как заявляет адвокат Виталий Черкасов, в материалах завершенного предварительного расследования нет ничего о замышлявшихся в связке с выборами или мундиалем терактах. Не нашлось и никого, способного сойти за участников московской и белорусской «ячеек».

«Доказательства» «террористического умысла»

К доказательствам отнесены два документа — это распечатки электронных файлов с так называемым «Сводом Сети» (претендующим на манифест) и «Протокол съезда (2017)». Под съездом понимается встреча на съемной питерской квартире примерно дюжины представителей «Сети» от Петербурга, Пензы, Москвы и Беларуси. Которые будто бы обсуждали планы свержения власти посредством убийств чиновников и силовиков, вооруженных нападений на здания полиции, склады с вооружением, офисы политических партий, объекты инфраструктуры и государственные учреждения («с целью оказания прямого воздействия на принятие ими решений»).Но, как поясняет Черкасов, эти документы не оформлены должным образом: не известно, откуда они, кто и когда их составлял, подвергалось ли изначальное содержание файлов изменениям. А так называемый протокол вообще нельзя называть таковым: не указаны количество участников и их поименный состав (отдельные тезисы маркированы сокращенными названиями «ячеек»), голосования не было, итоговых решений не принималось.Следствие настаивает, что для достижения преступных целей участники террористического сообщества (созданного Дмитрием Пчелинцевым «в неустановленное время, но не позднее мая 2015 года») «разработали и внедрили методы конспирации», «распределили роли», «незаконно овладевали навыками выживания в дикой природе» и «изучали методы оказания медицинской помощи» во время «полевых выходов», где отрабатывали «тактику и методику разведывательно-диверсионных и боевых действий, приемов владения оружием».

Депутат городского парламента Петербурга Борис Вишневский и многие правозащитники едины в своем убеждении: дело «Сети» — это не дело о терроризме, это дело о пытках

Самим фигурантам такие обвинения представляются нелепыми. Да, разделяли антифашистские взгляды, участвовали в разных мероприятиях (фримаркеты и «Еда вместо бомб» для нуждающихся, экологические и зоозащитные акции, помощь приютам для животных и т.п.). Признают, что участившиеся нападения националистов и убийства антифашистов (Тимура Качаравы, Ивана Хуторского, Стаса Маркелова, Анастасии Бабуровой и других) убеждали в необходимости уметь защищать себя и «простой народ». Кроме того обсуждалось, что при обострении ситуации в стране власть может выбрать силовой сценарий, «пролить кровь», хлынут на улицы и вооруженные коричневые. Среди антифашистов стали популярны занятия единоборствами, страйкболом. Дмитрий Пчелинцев еще в армии овладел многими вменяемыми ему теперь «преступными навыками», работал после срочной службы инструктором по стрельбе. Юлий Бояршинов и некоторые его питерские товарищи прошли курс в легально функционирующем центре тактической и огневой подготовки «Партизан», где занятия ведут бывшие и действующие офицеры спецслужб. А пензенские «конспираторы» свои страйкбольные тренировки в лесу снимали на видео и выкладывали в социальных сетях.

Как и в случае с «Новым величием», в деле «Сети» не обошлось без засланного провокатора. В Пензе роль агента исполнил местный националист (в материалах дела обозначен как «секретный свидетель Кабанов»).С большой вероятностью стартующий в Петербурге судебный процесс решат проводить в закрытом режиме. Накануне с требованием открыть заседания для публики и прессы выступили правозащитники Лев Пономарев и Валерий Борщев. Депутат городского парламента Петербурга Борис Вишневский и многие правозащитники едины в своем убеждении: дело «Сети» — это не дело о терроризме, это дело о пытках.

Фото: inform.kz


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.