#Оппозиция/митинг

Ультрапутинисты против Путина

18.03.2019 | Иван Давыдов

Почему у нынешней российской власти не может быть настоящих сторонников — анализирует публицист Иван Давыдов

Иван Давыдов.
Состоявшийся 17 марта на Суворовской площади в Москве митинг «За справедливость, за Россию, за новый курс» заметным событием назвать трудно. Меньше тысячи участников, включая журналистов и городских сумасшедших, невнятные речи и неизвестно к кому обращенная резолюция. Очередной кулинарный фестиваль, приуроченный на этот раз к пятилетию присоединения Крыма, явно интересовал жителей столицы больше. Чебуреки и барабулька с легкостью переиграли протестующих, попытавшихся представить «оппозиционную альтернативу Алексею Навальному».

Но за мелкими событиями часто прячутся большие смыслы. Достаточно глянуть на список организаторов, чтобы слегка озадачиться. Сергей Удальцов — левый радикал, бывший одним из лидеров «болотных протестов», герой самой гнусной, пожалуй, из пропагандистских поделок НТВ — фильма «Анатомия протеста-2». Нет, серьезно, такие вещи, к сожалению, легко забываются, но это даже для НТВ было слишком. Авторы фильма обвинили оппозиционера в том, что он под диктовку грузинского политика Гиви Таргамадзе готовил захват власти в России, по мотивам фильма состряпали уголовное дело, и Удальцов честно отсидел свой срок — 4,5 года. Вышел в августе 2017-го. Всеволод Чаплин — человек, которого с важного поста в РПЦ выжили за чрезмерное мракобесие. Звучит как анекдот, но ведь так все и было. И, наконец, Игорь Стрелков, бывший министр обороны самопровозглашенной ДНР, человек, который не стесняясь хвастается, что это именно он развязал войну на Донбассе. Плюс сталинист Максим Калашников, визионер, пытавшийся в свое время учить президента Медведева инновациям. К счастью для родины, впрочем, — без успеха.

Религия войны

Компания, мягко говоря, разношерстная. Не сразу и сообразишь, что вообще может объединить всех этих людей. Однако ответ, который на первый взгляд может показаться парадоксальным, есть. Все они — ультрапутинисты. В гораздо большей степени путинисты, чем президент Путин и преуспевающие соратники президента Путина.

Удальцов прошел через тюрьму, Стрелков неоднократно заявлял, что Путина презирает. Все так. Но давайте посмотрим, чего требовали митингующие. Отставка правительства, смена руководства Центробанка, признание самопровозглашенных ДНР и ЛНР… В общем, выражаясь короче, они требовали, чтобы слова соответствовали делам. Чтобы пропагандистская риторика стала явью.

Конечно, они разные. Монархисту Стрелкову, должно быть, не особенно приятно стоять в одном строю с убежденным леваком Удальцовым. Но в главном они едины. Все они за то, чтобы борьбу за нормальную и свободную жизнь в России подменить реализацией некоей исторической миссии. И о сути этой самой миссии им проще договориться, чем кажется. Их миссия — война. За традиционные ценности, за территории, за освобождение братской Украины от фашистского ига, — это совершенно не важно. Важно, чтобы побольше пролилось крови.

Протоиерей Всеволод Чаплин так и вовсе войну считает божьей благодатью, легко забывая про то, что блаженны кроткие. Нормальная человеческая жизнь пугает его и печалит, зато рассуждая о войне, он превращается в настоящего поэта. Ну вот, например, что он говорил в свое время в эфире «Эха Москвы»: «Если общество живет в условиях относительного мира — спокойствия, сытости, — какое–то количество десятилетий, парочку–троечку, оно может прожить в условиях светскости. Никто не пойдет умирать за рынок или демократию, а необходимость умирать за общество, его будущее рано или поздно возникает. Мир долгим не бывает. Мир сейчас долгим, слава Богу, не будет. Почему я говорю «слава Богу» — общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни — это общество, оставленное Богом, это общество долго не живет».

У власти много лозунгов, но идея только одна — самосохранение. А для ее реализации нужны не идейные. Нужны мастера переобуваться в прыжке, умеющие забывать сказанное вчера или час назад и готовые восхищаться любым начальственным чихом

Ненужные идеалисты

Собственно, это ведь и есть доведенная до логического конца идеология России в посткрымскую эпоху. Кругом враги, но у нас — особая миссия, и мы готовы к любому конфликту. И к любым жертвам ради доказательства своей правоты. Однако режим, щедрый на слова, к счастью нашему и остального мира в делах крайне непоследователен. И это страшно огорчает тех, для кого война — и есть последний смысл бытия. Слова-то, может, из уст государственных людей звучат правильные, однако Донецк не признан, Киев не взят, экономикой рулят те, кого принято почему-то до сих пор считать либералами, и даже с внутренним врагом предпочитают бороться точечно и как правило бескровно.

Хочется сталинского размаха и нечеловеческих жертв, а на деле получаем разве что пенсионную реформу (которую, кстати, на митинге потребовали отменить, но это для организаторов тема явно вторичная, не больше чем дань конъюнктуре). И конечно те, кто мог бы стать ультрапутинистами, чувствуют себя обманутыми. Александр Проханов написал, правда, недавно, что у Путина еще есть шанс сделаться новым Сталиным, но Проханов-то как раз вписался в новую политическую реальность и на митинги к маргиналам не ходит. На заседаниях Валдайского клуба ему, видимо, комфортнее.

Удальцов смотрелся бы в Думе ничуть не хуже, чем старинный его приятель Сергей Шаргунов, но получил не мандат, а срок. Слишком идейный. Из Стрелкова лепили героя, но быстро сообразили, что герой получается опасный — непредсказуемый и неуправляемый. И чуть ли не силой вывезли из ДНР, выбросили на свалку, до того довели, что он теперь памятные медали вынужден распродавать. Чаплину, окормлявшему некогда погромщиков из движения «Божья воля», тоже есть за что не любить бывшее начальство.

Отсюда — обида, злость, раздражение, ненависть. И к «неправильной» оппозиции, которая озабочена поиском никчемных свобод, и к неправильной власти, которая льет слишком мало крови.

Да, кстати, характерный штришок. Удальцова на митинге не было — ему запрещено посещать массовые мероприятия. Он бродил чуть в стороне и, не имея возможности выступить с трибуны, засорял лозунгами Telegram.

Старый тезис в очередной раз подтвержден — идейные сторонники этой власти не нужны. В последние годы то националисты, то имперцы, то люди, грезящие о возрождении сталинского СССР, очаровывались ею, начинали ощущать своей. И обжигались молниеносно, оказываясь в лучшем случае на помойке, а в худшем — за решеткой. У власти много лозунгов, но идея только одна — самосохранение. А для ее реализации нужны не идейные. Нужны мастера переобуваться в прыжке, умеющие забывать сказанное вчера или час назад и готовые восхищаться любым начальственным чихом.

Фото: antimaidan.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.