Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

«Конституцией не торгуют»

22.03.2010 | Мостовщиков Егор , Новиков Константин | № 10 от 22 марта 2010 года

31-го числа несогласные идут на принцип

 31 марта оппозиции вновь не позволят выйти на Триумфальную площадь. Мэрия утверждает, что площадь уже забронирована прокремлевскими молодежными движениями, планирующими культурно-массовое мероприятие. «Несогласным» предлагают другие площадки, но они намерены добиваться проведения митинга именно на Триумфальной площади. Аргументы сторон узнавал The New Times

«Я присутствовал на всех митингах 31 числа и меня дважды задерживали, — вспоминает 24-летний активист «Смены» Сергей Брутский. — Только так, отстаивая принципы и регулярно выходя на площадь, можно что-то изменить не только в Москве, но и в России. На первых акциях людей было мало, но уже последняя, 31 января, стала массовой. Дурдом, который устраивает мэрия, запрещая митинги, привлекает все больше людей — не только активистов, но и блогеров, обычных людей, которые до того были вне политики. Если каждый месяц мы будем выходить, что-то изменится. Через год-два — не знаю». Константину Косякину 63 года. Он участвует в каждой акции в защиту статьи 31 Конституции, каждый раз его задерживает милиция, через некоторое время его судят либо за участие в несанкционированном митинге, либо за неповиновение сотрудникам милиции. Сейчас он озабочен тем, что 31 марта, в первую годовщину «Стратегии-31», на Триумфальную площадь собираются вывести пять тысяч своих сторонников прокремлевские молодежные движения «Россия молодая», «Молодая гвардия Единой России» и «Местные». «Это чревато, — опасается он. — Придет толпа отмороженной молодежи, вполне возможен серьезный конфликт».
Автор «Стратегии-31» — писатель и оппозиционер Эдуард Лимонов. Ее суть: каждое 31-е число выходить на одно и то же место (на Триумфальную площадь) и устраивать митинг в защиту статьи Конституции, гарантирующей гражданам России право собираться мирно, без оружия, устраивать митинги, пикеты, демонстрации и шествия. После того как «Стратегия» была обкатана «в тестовом режиме» в марте и мае 2009 года, представители разных оппозиционных движений собрались в Сахаровском центре, чтобы решить — имеет ли смысл продолжать. Что интересно, поддержку в этом начинании им обещали представители «правого крыла» — организатор «Русских маршей» Владимир Тор и представитель Русского общественного движения Наталья Холмогорова. Приглашенный на обсуждение шеф-редактор сайта «Кремль.ORG» Павел Данилин порекомендовал «несогласным» защищать Конституцию «где-нибудь за городом, на пикничке». Схожие варианты предлагала все это время и московская мэрия. Потому что ни один митинг на Триумфальной площади ни разу не был, как выражаются в мэрии, «согласован».

Торг здесь неуместен

Такого упорства — как власти, так и оппозиционеры — не демонстрировали ни в одном городе России. Представители московской мэрии утверждают, что готовы на компромисс, и предлагают альтернативы: безлюдная набережная Тараса Шевченко, всегда пустынная Болотная площадь или крохотный пятачок возле памятника Грибоедову. Один из организаторов «Стратегии-31» Людмила Алексеева в свое время ответила на это фразой, которая стала девизом «несогласных»: «Конституцией не торгуют». Если в Основном законе прописано, что имеют право собираться без оружия, значит, имеют, и точка. Все остальные документы — будь то федеральный закон или местный — должны оставаться в русле Основного закона (Конституция у нас — закон прямого действия) и ему не противоречить.
Московский омбудсмен Александр Музыкантский, по сути, озвучил The New Times позицию властей: «Правительство Москвы регулярно, ссылаясь на ФЗ № 54,* * Ст.5 п.5 ФЗ № 54 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании»: «Организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если /.../ с органом исполнительной власти субъекта РФ или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия». вносит организаторам митингов на Триумфальной площади предложения о проведении их мероприятия в другом месте — предлагались и Болотная площадь, и Ново-Пушкинский сквер, и Чистопрудный бульвар, и метро «Улица 1905 года», — мотивируя это необходимостью проведения в то же самое время на Триумфальной площади других публичных мероприятий. Организаторы с той же степенью регулярности эти предложения не принимают, и их мероприятия оказываются несанкционированными со всеми вытекающими из этого последствиями».
Акции в поддержку статьи 31 за минувший год прошли в 18 городах. Но мэрия не намерена «терять лицо»: дать «несогласным» Триумфальную площадь — значит создать опасный прецедент, показав, что московские власти можно «продавить». Запрещать дальше — значит заниматься «раскруткой» мероприятия: силовое подавление демонстраций привлекает в ряды «несогласных» все больше сторонников: всего за пять акций число защитников Конституции в Москве увеличилось впятеро ( см. таблицу ).

Согласие на уступки

Владимир Познер в эфире Первого канала заявил, что «несогласные» нарушают дух Конституции...» Но буквально через неделю он уточнил, что «если власти скажут: «Никогда не дадим выйти на Триумфальной», то он сам будет готов примкнуть к демонстрантам. Но пока есть возможность настаивать и договариваться, это делать необходимо, убежден Познер. Этой же точки зрения придерживается и Александр Музыкантский: «Не так уж далеки от истины взгляды тех, кто говорит о том, что очередной «разогнанный» митинг приносит его организаторам больше дивидендов, чем десяток разрешенных — хотя бы и на той же Триумфальной площади». По мнению московского омбудсмена, сторонам не удается договориться из-за низкого уровня доверия друг к другу. «Я беседовал с представителями обеих сторон, — говорит Музыкантский. — Организаторы митингов сомневаются, что власти позволят им в дальнейшем регулярно проводить свои мероприятия в каком-либо одном месте, а власти боятся «потерять лицо» и, несмотря на очевидные и все нарастающие репутационные потери, намерены продолжать прежнюю тактику».

Март несогласных

31 марта сторонники «Стратегии-31» ожидают, что на площадь выйдет еще больше людей. Благодаря жестким действиям ОМОНа и милиции каждая акция на Триумфальной площади становится событием. После 31 декабря с критикой действий московских властей выступили глава российского отделения Amnesty International Сергей Никитин и председатель Европарламента Ежи Бузек, который заявил: «Я глубоко разочарован и шокирован фактом задержания российских правозащитников в Москве. /…/ В демократической стране у людей должно быть право на организованный протест, даже против правительства и властей».
Отсчет своим выступлениям сторонники «Стратегии-31» ведут с акции 31 июля 2009 года. По ее итогам автор «Стратегии» Эдуард Лимонов написал: «Вокруг живой борьбы за статью 31 Конституции можно объединить самые бесстрашные силы общества, невзирая на партийные различия; /.../ Видя пример сотен смелых, к нам придут тысячи». Писатель оказался прав: после первых же разгонов защищать статью 31 Основного закона решили правозащитники из Московской хельсинкской группы и движения «За права человека» во главе с Людмилой Алексеевой и Львом Пономаревым. 31 января на площадь впервые пришел один из лидеров «Солидарности» Борис Немцов. 31 марта к протестующим намерена присоединиться Ирина Ясина.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.