Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

В интернете продолжается кампания под лозунгом «Путин должен уйти»

22.03.2010 | Альбац Евгения , Крылов Дмитрий | № 10 от 22 марта 2010 года


 Реакции со стороны властей пока нет, хотя само обращение бурно обсуждается и в элитах, и в сети. По данным The New Times, российский Белый дом внимательно следит за кампанией ( putinavotstavku.ru )— если какая-то реакция от премьера Путина и последует, то только когда численность подписавших перевалит за 50 тыс. — кстати столько необходимо подписей, чтобы зарегистрировать новую партию. На 22 марта под обращением подписались 15 215 человек — The New Times снова проанализировал данные 

Анализ, сделанный The New Times 13 марта на основе выборки полутора тысяч подписей (к тому времени свои имена под обращением поставили 6 475 человек), наглядно показал: мотор протеста — средний класс ( см. материал "Путин должен уйти" ).
Спустя неделю мы ввели в специализированную статистическую программу данные уже 7500 человек — из тех, кто указал либо свой город, либо профессию, либо и то и другое.
Гипотеза, что протест постепенно охватывает всю страну, — подтвердилась. Исключением являются национальные республики и прежде всего Северный Кавказ — среди тех, кто поставил свои подписи, жители этого региона составляют меньше процента.

Дорогая моя столица  
     
Наиболее активны столицы — Москва дала чуть меньше трети всех подписей (28,79% плюс 3,7% — жители Подмосковья), Санкт-Петербург — 11,3% (Ленинградская область — чуть более половины процента).
Казалось бы, ничего удивительного: политическая наука давно определила, что образованный класс (а он концентрируется в столицах: здесь больше всего университетов и научных учреждений, а значит, и облегчен доступ к знаниям и источникам альтернативной информации) является одним из главных пропонентов демократического развития.
Москва и самый богатый город страны, по доходам на душу населения в разы опережающий другие регионы: следовательно, не только экономический кризис, но и устройство нашего политического миропорядка движет протестом. В этом смысле вполне предсказуема реакция российской диаспоры, живущей главным образом в демократических странах, — она дала 11% всех подписей. 

Другая страна 

18-G1b.jpg

А вот сравнительно большое число подписей жителей Сибирского (6,17%) и Уральского (4,63%) федеральных округов, где сосредоточен основной массив российской промышленности, оборонной в том числе, где многие заводы стоят или работают неполную неделю, — это как раз результат рецессии.
Очевидно, что активизируется протест в депрессивных регионах страны — в Приволжском федеральном округе (5,69%), Южном (3,13%), Дальневосточном (2,68%). Хотя близкие цифры дал и относительно благополучный Центральный округ (без Москвы и области) — 4,71%.

Достоинство — в лидерах

Гендерное распределение голосов также соответствует канонам политической науки для патриархальных обществ: среди оппонентов премьера Путина абсолютное большинство мужчин — 83%. Похожие цифры можно было получить в мусульманских странах, где тоже господствует мужской шовинизм, а место женщины — на кухне и в постели. Отдельного анализа требует определение, откуда пришли 17% «женских» подписей — скорее всего их дали более модернизированные столицы, где у женщин больший доступ и к рабочим местам с приличными зарплатами, и к образованию.

И снова средний класс

18-G2b.jpg

Возрастающий объем подписей потребовал очертить группы по типу деятельности, а не по конкретным профессиям. В абсолютные лидеры вышли «белые воротнички» (юристы, экономисты, IT-специалисты, менеджеры) — среди тех, кто требует отставки Путина, их пятая часть — 21%. Представители творческой интеллигенции (ученые, журналисты, писатели), которые лидировали по результатам первой недели онлайнового протеста, сейчас лишь на 4-м месте (9%), в то время как существенно увеличилось среди подписавших обращение число «синих воротничков», бюджетников и пенсионеров (в сумме они дали 30%). Ну а оппозиционные политики и правозащитники, которых в стране мало, и вовсе скатились в нашем анализе на последнее место — 1%, безработных среди протестующих оказалось в два раза больше. The New Times продолжит свои социологические упражнения и в следующих номерах познакомит с ними читателей. 
 
18-G3a.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.