Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Хорошая мина при плохом «Едре»

23.03.2010 | Мостовщиков Егор | № 10 от 22 марта 2010 года

Более 20% голосов потеряла партия власти в ряде регионов по итогам выборов в местные заксобрания. The New Times интересовался, что за этим последует 


Нужный результат «Единой России» на выборах до сих пор обеспечивали губернаторы тремя способами: с помощью пенитенциарной системы, системы здравоохранения и образования. «Директорам больниц, тюрем, школ, вузов дается четко понять: если они не обеспечат нужную поддержку партии, могут не рассчитывать на финансовую поддержку со стороны властей — например, не включат в федеральную целевую программу», — пояснил в интервью The New Times один из региональных чиновников, говоривший на условиях анонимности.
Однако в этот раз отлаженная система дала сбой — и заложенный Москвой результат 66% голосов за представителей «Единой России» получить не удалось нигде. Ближе всех к идеа­лу был Ямало-Ненецкий автономный округ, где за партию власти отдали голоса 65% избирателей. В других регионах ситуация заметно хуже.
Теперь отделения партии на местах готовятся к кадровым перестановкам. Они начнутся в регионах, где провал партии власти по итогам голосования 14 марта был особенно болезненным. По сравнению с итогами парламентской кампании 2007 года ЕР потеряла 25% в Республике Алтай (44,3% вместо 69,5%), 23% — в Курганской области (41,2% вместо 64,43%), 22% — в Свердловской области (39,8% вместо 62%). Впрочем, руководство партии уверяет, что оно удовлетворено итогами народного волеизъявления. «Главный итог выборов — победа «Единой России», — подчеркнул на следующий день после голосования глава центрального исполнительного комитета партии Андрей Воробьев.

Первенство в СИЗО

«Сокрушительное поражение партии власти в Иркутске», «Настала пора — и проснулся народ», «Отменят ли результаты выборов?» — такими заголовками иркутская пресса откликнулась на победу на выборах мэра города беспартийного предпринимателя Виктора Кондрашова, которого поддержали коммунисты. Кондрашов опередил на 35% голосов выдвиженца «Единой России» Сергея Серебренникова (62,32% против 27,21%), который опередил своего конкурента на единственном участке города — в местном СИЗО. 17 марта губернатор Приангарья Дмитрий Мезенцев провел встречу с новоизбранным мэром, сухо сообщил, что больших торжеств по случаю вступления в должность нового градоначальника не будет: «Засучить рукава и работать». Впрочем, одним Иркутском проблемы Мезенцева не ограничились: на выборах мэра четвертого по величине города области Усть-Илимска кандидат от «Справедливой России» Владимир Ташкинов набрал аж 72,3% против 20,18% ставленницы партии власти Ирины Бондаренко. «Всплеск регионального патриотизма — одна из причин провала «Единой России» в Иркутской области, — считает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. — На фоне протестов против возобновления работы Байкальского ЦБК горожане не приняли чужака-губернатора, которого там считают москвичом, и отказали в поддержке его слабому кандидату, тоже чужаку, возглавлявшему ранее Братск». «Вина за провал лежит на самой «Единой России», — уверен эксперт Центра Карнеги Николай Петров. — Попытка посадить в это кресло чужого человека вылилась в протестное голосование».
Легкой жизни у нового иркутского мэра не будет. Проигравший кандидат Серебренников выразился туманно: «Проиграл не я, проиграл город. Со временем все станет на свои места». Секретарь президиума генсовета ЕР Вячеслав Володин был более откровенен: «Партия намерена отыграться и вернуть себе победу на следующих выборах мэра Иркутска». Виктору Кондрашову остается лишь надеяться, что следующие выборы не станут досрочными: о судьбе мэра Смоленска Эдуарда Кочановского, который имел неосторожность обойти на выборах единоросса и спустя год после избрания оказался в СИЗО, новый мэр Иркутска наверняка слышал.
23-1a.jpg

Гнущаяся вертикаль

Сильнее всего позиции «Единой России» пошатнулись на Алтае и в Свердловской области. Но если на Алтае провал единороссов был предсказуем (о росте недовольства на Алтае и волне митингов, прошедших в столице региона Горно-Алтайске, The New Times подробно рассказывал в № 45 от 14 декабря 2009 г.), то провал партии власти в Свердловской области был, как удар молнии.
«Всегда по спискам «Единой России» в Екатеринбурге шел мэр Аркадий Чернецкий, и голосовали больше за него, чем за партию, — объяснял местным журналистам Юрий Потапенко, руководитель екатеринбургской некоммерческой организации помощи бездомным и бывшим заключенным. — На этот раз его не включили в списки, и за кого голосовать — непонятно». «Если бы Аркадий Михайлович был включен в список, то и голосов партия получила бы значительно больше», — говорит и депутат гордумы Екатеринбурга Елена Дерягина. Но с Чернецким долгие годы враждовал прежний губернатор Эдуард Россель, а теперь, видимо, не сложились отношения градоначальника с новым главой региона Александром Мишариным, который пока не может соревноваться в популярности ни с Росселем, ни с Чернецким.
«Когда к власти начинают относиться как к оккупантам, когда власть навязывает гражданам руководителя, которого они не хотят, и снимает с должности того, кто пользуется поддержкой, когда власть заботится исключительно о лояльности губернаторов и мэров, не думая об их эффективности, — все это и приводит к таким результатам», — говорит Николай Петров из Центра Карнеги.
Другой аналитик, Михаил Виноградов, более осторожен в оценках: он считает, что губернаторы не сумели выполнить поставленную перед ними партией задачу привести в законодательные собрания единороссов. «Реальными паровозами для «Единой России» на этих выборах стали лишь губернаторы Калужской и Воронежской областей, Анатолий Артамонов и Алексей Гордеев, — подводит итог Виноградов. — В Кургане сказалась усталость от губернатора Олега Богомолова, в Рязани губернатор Олег Ковалев просто непопулярен. Что касается Мишарина, то он недавно на посту и не успел отстроить вертикаль власти в регионе».
Впрочем, глава свердловской «Единой России» Виктор Шептий не считает результат партии провальным: «Я бы назвал его сложным». Губернатор Мишарин тоже нашел свою ложку меда: «Эти без малого 40% есть результат в два раза больший, чем у других партий».

Ротация неудачников

Единороссы Иркутска, Екатеринбурга, Гор­но-Алтайска, Кургана и других регионов, где результаты голосования не устраивают их московских начальников, ждут кадровых изменений. О неминуемости перестановок говорят региональные политологи, хотя до конкретных решений дело пока не дошло. Более или менее спокойно чувствуют себя лишь хабаровские партийцы: хотя здесь ЕР тоже недотянула даже до 50%, но зато хорошо поработала с одномандатниками, которые занимают половину мест в краевом Заксобрании (13 из 26): благодаря административному ресурсу во всех 13 округах победили «правильные» кандидаты.
Намного интереснее, впрочем, не кто полетит, а что за этим последует. Осенний единый день голосования станет последней репетицией перед федеральной кампанией в Государственную думу. Какой путь выберут партия власти и ее лидер: разрешат регионам голосовать так, как они голосуют (то есть использовать административный ресурс, но не идти на открытые фальсификации, как было в Москве в марте 2009 года), или же еще больше закрутят гайки — проследит The New Times.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.