Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Персона

#Суд и тюрьма

Непотопляемый

23.03.2010 | Алякринская Наталья , Вардуль Николай | № 10 от 22 марта 2010 года

Вернется ли в Россию Михаил Гуцериев
32-1a.jpg

Вернется ли в Россию известный бизнесмен Михаил Гуцериев — вопрос этот бурно обсуждается уже несколько месяцев. Если да — значит, путь из эмиграции домой, в Россию, возможен и прецедент откроет дорогу другим. Если нет, то история будет не менее поучительная. В секретах выживания на примере ингушского нефтяного короля — разбирался The New Times


Еще полгода назад он был лондонским изгнанником, которому сначала предъявили налоговые претензии, а потом отобрали бизнес. Да непростой, а крупный, нефтяной — Гуцериев владел компаний «РуссНефть», то есть трудился в той сфере, где имеют право зарабатывать только «свои», близкие к власти. Так созданная им в 2002 году компания спустя пять лет перешла в руки «своего» — Олега Дерипаски. Дальше случился кризис, Дерипаска оказался с колоссальными долгами на грани банкротства. И тут, в январе 2010 года, стало известно, что налоговые претензии с Гуцериева сняты, а «РуссНефть» возвращена: в совет директоров компании вернулись и сам Гуцериев, и его люди.
По данным из окружения бизнесмена, в марте 2010-го он собирался вернуться в Россию. Однако из Следственного комитета при МВД прозвучали заявления о том, что у правоохранителей по-прежнему есть к Гуцериеву вопросы. А в самом конце февраля выяснилось, что следователи, кроме обвинения в незаконном предпринимательстве, предъявили ему обвинение и в отмывании денежных средств — «тяжелую» статью (174 прим. часть 4 УК РФ), которая предусматривает от 10 до 15 лет лишения свободы и, как правило, досудебный арест. Так возвращение из эмиграции нефтяного короля вновь оказалось под вопросом.

Из ничего сделать бизнес

Свой первый бизнес он создал в Казахстане, где ингуши Гуцериевы оказались в результате сталинского переселения народов: 13-летний Миша наклеивал обычные открытки на деревянную основу, покрывал лаком и продавал. В 1982 году, 24-летним молодым человеком, он перебрался в Грозный, чтобы работать «по специальности» в местном производственном объединении художественных промыслов. Начав с инженера-технолога, уже в 1986 году Гуцериев стал генеральным директором этого объединения.
Закон о кооперации открыл новые возможности, которыми Гуцериев тут же воспользовался. В 1988 году он создал один из первых кооперативных банков и совместное советско-итальянское предприятие — мебельную фабрику «Чиитал». Однако когда к власти пришел мятежный генерал Дудаев, Гуцериев был вынужден бежать: в раздел Чечено-Ингушетии по-дудаевски он не вписался. По одной из версий, он успел вывезти «всего один грузовик имущества» и начинал в Москве с однокомнатной квартиры. В 1992 году он зарегистрировал товарищество с ограниченной ответственностью БИН (аббревиатура, как утверждали некоторые друзья будущего олигарха, расшифровывается как «братство ингушского народа»), которое спустя год стало банком.
В Москве Гуцериев вошел в ближний круг весьма могущественного в то время ингушского президента Руслана Аушева: «Когда я стал президентом Ингушетии, один из моих подчиненных сказал, мол, есть толковый парень, разбирается в экономике, финансах, организовал совместное предприятие с итальянцами. Я тогда позарез нуждался в кадрах, вот и пригласил Гуцериева», — рассказал The New Times Руслан Аушев. В те годы экономика Ингушетии была в руинах. Аушев вспоминает, как спросил у будущего олигарха: «Михаил, какой быстрый способ заработать деньги?» Тот ответил коротко: «Офшор». Так была придумана зона экономического благоприятствования «Ингушетия».
В 1994 году по рекомендации Аушева федеральное правительство назначило Гуцериева руководителем этой зоны.* * Зона экономического благоприятствования «Ингушетия», предусматривающая существенные налоговые льготы для зарегистрированных в ней компаний, была образована постановлением правительства РФ от 19 июня 1994 г. и просуществовала до июля 1997 г. В рамках особой экономической зоны было зарегистрировано около 5 тыс. предприятий, в том числе 500 иностранных компаний. В результате столица Ингушетии Магас была заново отстроена буквально на ровном месте, причем в рекордные сроки: за год здесь возвели современный аэропорт, появились гостиницы, коттеджные городки, несколько фабрик и комбинатов — всего около 200 объектов. «Это человек, который может из ничего сделать бизнес. Для меня и для республики это была находка», — говорит Аушев.

С Думой о родине

В декабре 1995 года Гуцериев стал членом Государственной думы, а потом и вице-спикером от ЛДПР. По словам Жириновского, он взял Гуцериева в свою партию, потому что тот «открытый, честный и принципиальный». Но знатоки утверждают, что укреплению дружеских связей способствовали застолья в принадлежавшем Гуцериеву рыбном ресторане «Немо», который в начале 90-х считался самым дорогим в Москве.
Не новость, что места в партийных списках и тогда, и сейчас покупаются: в кулуарах Госдумы ходили слухи, что должность вице-спикера Думы стоила в середине 90-х долларовой суммы с шестью-семью нулями.
Алексей Митрофанов, тогдашний зампредседателя ЛДПР, подтвердил The New Times, что Гуцериев финансово помогал ЛДПР: «Он по-кавказски уважал Жириновского». При этом депутатом Гуцериев был активным, особенно в тех вопросах, которые касались Кавказа. «В момент, когда произошло отделение Чечни, Михаил олицетворял собой ту часть Кавказа, которая была близка к России, — говорит Митрофанов. — Так или иначе свою роль по умиротворению на Кавказе он сыграл — в частности, принимал участие в обмене и освобождении заложников».

Нефтяной рубикон

Очередной кульбит, в конце концов приведший Гуцериева в лондонское изгнание, случился в 2000 году: в январе он отказался от депутатского мандата (он был переизбран в Думу в 1999 году) ради поста президента государственной российско-белорусской компании «Славнефть». Считается, что к этому назначению приложил руку всесильный Роман Абрамович. После прихода Гуцериева в «Славнефть» к ее экспорту получила доступ компания Runicom, аффилированная с Абрамовичем, а ключевые финансовые посты заняли бывшие сотрудники «Сибнефти». Сам же Гуцериев утверждал, что в «Славнефть» его «рекомендовал и назначил Владимир Путин».
По словам коллег из нефтяного бизнеса, Гуцериев на посту руководителя «Славнефти» работал по 18 часов в сутки, при этом многие важные решения брал на себя. «Он относится к тому типу руководителей, которые большую часть времени проводят в самолете, посещая производственные объекты, летая на переговоры, — говорит Валерий Нестеров, аналитик ИК «Тройка Диалог». «Даже будучи президентом «Славнефти»,— говорит Руслан Аушев,— Михаил раз в неделю прилетал в Ингушетию и очень много помогал». А во время трагических событий в Беслане, 1 сентября 2004 года, Гуцериев прилетел в город и вместе с Аушевым вел переговоры с террористами…
Казалось бы, все у Гуцериева шло хорошо, и он раз за разом подтверждал свою репутацию «непотопляемого» человека и рискового бизнесмена (у «Славнефти», например, был проект в Судане, где шла гражданская война). Но в марте 2002 года Гуцериева вдруг сняли с поста главы государственной нефтяной компании: не простили, как говорят, финансовой поддержки президентской кампании в Ингушетии брата, генерала МВД Хамзата Гуцериева.
Это была первая серьезная ошибка Гуцериева: Кремль тогда уже строил «вертикаль», продвигал Мурата Зязикова и не терпел, когда представители бизнеса, не получив на то разрешения, вмешивались в политику.

Тень ЮКОСа

Впрочем, проигрыш Гуцериева был весьма относительным: он не только не ушел из нефтяного бизнеса, но и создал с нуля новую нефтяную компанию «РуссНефть». При этом сумел приобрести у своей бывшей  «Славнефти», перешедшей под крыло ТНК, неплохой актив — «Варьеганнефть». Нашел и серьезного партнера — швейцарскую Glencore (ее оборот в докризисный 2006 год составил $116,7 млрд,): так под крылом «РуссНефти» оказалось около 30 нефтяных компаний разной величины.
Рубежным стало приобретение нескольких активов уходящего в небытие ЮКОСа (долю в СП с венгерской компаний MOL, Yukos Operational Holding, ряд предприятий в Томской области). И вот тут Гуцериев во второй раз совершил серьезную ошибку: перебежал дорогу государственной «Роснефти», главой совета директоров которой является нынешний вице-премьер Игорь Сечин. Вмешательства в дележ ЮКОСа Гуцериеву не простили.
Дальше все пошло по отработанной схеме. В ноябре 2006 года появились дела против «дочек» «РуссНефти», в январе 2007 года материнской компании и ее владельцу инкриминировали неуплату налогов на сумму свыше 20 млрд рублей, в мае появились уголовные дела, в августе «был произведен заочный арест». Правда, Гуцериеву в отличие от Ходорковского не устраивали показательного задержания на борту самолета — ему позволили не только скрыться в Лондоне, но и продать «РуссНефть» Олегу Дерипаске за $3 млрд.
Как же случилось, что Гуцериев, человек тертый, прошедший все круги российского окологосударственного бизнеса, пошел на столь рискованный шаг, как участие в дележе «наследства» ЮКОСа? «Когда у ЮКОСа начались проблемы, мы стали смотреть, какие активы можно продать, — рассказывает бывший зампред правления ЮКОСа Александр Темерко. — Но тогда все очень опасались иметь с нами дело, потому что понимали: будут проблемы с государством. А Михаил Сафарбекович не боялся, он получил добро на эти переговоры от некоторых высокопоставленных кремлевских чиновников и считал, что его не тронут. Видимо, он попал в жернова серьезного конфликта интересов среди кремлевских чиновников». Позицию самого Гуцериева Темерко понимает так: «Он постоянно демонстрировал, что, в отличие от всех нас, купил все за живые деньги на пике стоимости активов, а не на залоговых аукционах и приватизационных конкурсах. Он искренне верил, что тем, кто начинает с нуля и играет по правилам, установленным государством, дадут подняться».
Короче говоря, Гуцериев неправильно выбрал себе «прикрытие» в Кремле: поставил не на ту «лошадку» и — проиграл.

Возвращение с «того света»

Однако 27 октября 2009 года вновь заговорили о легендарной непотопляемости Гуцериева: в этот день мера пресечения ему была неожиданно изменена с заочного ареста на подписку о невыезде и снято обвинение в неуплате налогов. А через 3 месяца бизнесмену вернули и «РуссНефть»: всего за $600 млн, которые он заплатил остро нуждающемуся в деньгах Олегу Дерипаске.
Причиной чудесного воскрешения опять стала политика. Если опала Гуцериева была вызвана «делом ЮКОСа» и прямо связана с активностью вышедшей на политическую и экономическую авансцену путинской силовой команды, то своим возвращением с «того света» он обязан, как утверждают, Дмитрию Медведеву.
Бывший нефтяной король оказался нужным Медведеву не в Лондоне, а на Кавказе. Он отлично встраивается в его «новую кавказскую политику», ключевыми фигурами в которой должны стать не генералы, а чиновники и бизнесмены, которые в состоянии найти решение накопившихся социально-экономических проблем. Осведомленные собеседники The New Times считают, что Кремль принял решение: для нормализации жизни в Ингушетии — беднейшего российского региона, где официальный уровень безработицы превышает 50%, — необходимо создание финансового потока, контроль над которым имела бы команда президента Юнус-Бека Евкурова. Обеспечение этого финансового потока и должно было лечь на плечи и кошелек самого богатого ингуша.
При этом эксперты единодушны: Гуцериев — это выбор именно Медведева. «Гуцериева и Евкурова не связывают ни родственные, ни клановые и никакие другие отношения», — утверждает независимый журналист Татьяна Гантимурова. Подтверждает это и Руслан Аушев. Пресс-секретарь главы Ингушетии Калой Ахильгов предельно дипломатичен: «Мы знаем, что Михаил Сафарбекович является большим специалистом в области экономики, в социально-экономической сфере. Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров готов сотрудничать с бизнесменом Михаилом Гуцериевым, в случае если он действительно вернется в республику».

Меж двух огней

Однако, даже получив назад контроль над «РуссНефтью» и расставив в ее руководстве своих людей, Гуцериев не торопится возвращаться в Россию. В феврале глава Следственного комитета при МВД генерал Алексей Аничин заявил: несмотря на то, что по решению Высшего арбитражного суда налоговые претензии к бизнесмену сняты, уголовное дело по статье «Незаконное предпринимательство» лишь приостановлено, «пока Гуцериев не появится».
Генерал дал понять: уголовное дело строится на том, что его компании добывали нефть сверх установленной квоты. Нефть экспортировалась подставным фирмам по заниженным ценам, в результате российский бюджет оказывался внакладе: «По такой схеме очень многие работали. Тот же Ходорковский. Никакого тут ноу-хау у Гуцериева нет», — заключил Аничин. Однако дальше Следственный комитет при МВД предъявил Гуцериеву еще и обвинение в отмывании денежных средств: «В соответствии с УПК следователь может закрыть дело только в случае, если его фигурант лично явится на допрос», — сообщила представитель СК Ирина Дудукина. Вице-президент компании «РуссНефть» Эдуард Саркисов отказался комментировать The New Times готовность Гуцериева последовать этому совету. Точно так же отказалась от комментариев и адвокат Михаила Гуцериева Алла Яминская.
«Я бы не рекомендовал ему возвращаться в Россию, это рискованно, — говорит адвокат Юрий Гервис. — Для расследования по данной статье личного присутствия подследственного не требуется. Поскольку Гуцериев больше не находится в розыске, существуют другие формы получения данных. В конце концов, следователи могут приехать к нему в Лондон и допросить его в присутствии сотрудников МВД Великобритании, что является обязательным условием».
Опасения Юрия Гервиса разделяет и адвокат Владимир Краснов: «Зная нашу правоохранительную систему, возвращаться при наличии такого обвинения очень опасно. За шесть с лишним лет участия в деле Ходорковского—Лебедева я убедился в том, что доверять нашим властям нельзя. Они не держат слово и действуют иезуитски».
Все опрошенные The New Times эксперты убеждены: Гуцериев не вернется до тех пор, пока гарантии его безопасности не станут 100-процентными.
Но если власти дадут гарантии (а такое решение должен принять не только Медведев, но, что может быть даже важнее, и контролирующий силовиков премьер Путин), то это станет сенсацией. Глядишь, и другие лондонские изгнанники получат шанс на возвращение.



Михаил Гуцериев: скандальные хроники
Апрель 1995 г. Налоговая служба предъявила претензии к руководству зоны экономического благоприятствования «Ингушетия» и группы «БИН»: по данным Минфина, из-за деятельности группы в 1995 году бюджет недосчитался налогов на 9 млрд руб­лей. Однако налоговикам не удалось доказать свою правоту.
Апрель 2002 г. Хамзат Гуцериев, который по настоянию своего брата Михаила баллотировался в президенты Ингушетии, был обвинен в подкупе избирателей: в аэропорту Магаса были задержаны мешки с $4 млн наличных (часть из них оказалась фальшивками), якобы принадлежавшие кандидату. Обвинение сняли, после того как президентом республики стал ставленник Кремля Мурат Зязиков.
Ноябрь 2006 г. Генпрокуратура возбудила и передала следователям МВД уголовные дела по факту незаконного предпринимательства 11 дочерних компаний «РуссНефти».
Май 2007 г. Следственный комитет при МВД России предъявил Михаилу Гуцериеву обвинение в незаконном предпринимательстве, сопряженном с извлечением доходов в особо крупном размере. 31 июля Лефортовский районный суд Москвы арестовал 100% акций «РуссНефти». 24 августа Гуцериев объявлен в международный розыск. 28 августа Тверской районный суд Москвы заочно арестовал Гуцериева, нарушившего подписку о невыезде.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.