#Страна

Почему в российских домах взрывается газ

15.01.2019 | Семен Новопрудский

Через полмесяца после трагедии в Магнитогорске сотрудники МЧС вновь достают людей из-под завалов – теперь в Шахтах. Взрывы бытового газа – прямое следствие провала реформы ЖКХ
Утром 14 января в квартире на последнем этаже девятиэтажного жилого дома в городе Шахты Ростовской области произошел взрыв газовоздушной смеси, были разрушены четыре квартиры на девятом и восьмом этажах. Шахты, Ростовская область, 14 января 2019 года

Следствие еще продолжает изучать версии новогоднего взрыва в жилом доме в Магнитогорске, унесшего 39 жизней, а спасатели уже работают в Ростовской области. 14 января бытовой газ взорвался в многоэтажке города Шахты, итог — один погибший, четверо под завалами. Если бы в Шахтах, как в Магнитогорске, взрыв произошел на одном из нижних этажей, а не на самом верхнем девятом, кусок дома тоже обрушился бы сразу, и жертв было бы больше. Впрочем, остается угроза дальнейшего обрушения дома.

Взрывы бытового газа в России уносят больше жизней, чем теракты. И происходят гораздо чаще. Почему так? Одна из причин – состояние жилищно-коммунального хозяйства в России и провал его реформы, которая начиналась еще в конце 90-х.

Газовые атаки

Казалось бы, взрывы бытового газа в помещениях – не только российская проблема. Буквально на днях пожар и взрыв бытового газа с человеческими жертвами случился в центре Парижа, на улице Тревиз. Но там это действительно из ряда вон выходящее происшествие. А в России — рутинное. Таких взрывов в жилых домах у нас происходят десятки каждый год. В 2017 году в нашей стране от терактов погибло 16 человек, а от взрывов бытового газа — 22. В 2018 году — 8 погибших в терактах и более 50 — от взрывов бытового газа.

В России действительно очень много ветхих жилых домов с прогнившими внутренними коммуникациями. По данным Росстата на 15 августа 2017 года (более свежих отыскать не удалось, но можно уверенно говорить, что с тех пор лучше не стало) в пяти российских регионах доля ветхого и аварийного жилищного фонда превышала 10%. Еще в 12 регионах такого жилья больше 5%. К слову, Челябинская и Ростовская области, где произошли последние по времени взрывы бытового газа (соответственно, в Магнитогорске и Шахтах) считаются в этом отношении сравнительно благополучными. Они этом рейтинге ветхого жилья рядом, на 64-м и 65-м местах, но и там больше 1,3% жилья — ветхое и аварийное. Всего по России количество аварийных домов, в которых продолжают жить люди, исчисляется десятками тысяч. По оценкам Минстроя, общая площадь аварийных домов, которые до сих пор не вошли в госпрограмму переселения, превышает 11 миллионов квадратных метров.

В 2017 году в нашей стране от терактов погибло 16 человек, а от взрывов бытового газа — 22. В 2018 году – 8 погибших в терактах и более 50 – от взрывов бытового газа
При этом нетрудно догадаться, что взрыв бытового газа в России запросто может произойти и не в «трущобном» доме. Главная причина таких взрывов — то, что миллионы россиян отапливают свое жилье газом. Потому что изношенные батареи центрального отопления в нашей северной стране не обеспечивают достаточно тепла зимой, поздней осенью и ранней весной. И взрывы происходят не только собственно в квартирах, но и из-за утечки газа из старых труб.

Идей, как предотвращать взрывы газа в домах, у государства не слишком много. Минстрой и Минпромторг предлагают добавлять в бытовой газ в домах специальные вещества, которые придают ему резкий запах. По мнению чиновников, так люди смогут раньше заметить (точнее, унюхать) утечку, позвонить в аварийную службу (если дозвонятся сразу) и быстро покинуть помещение.

До этого в том же Минстрое предлагали оборудовать газифицированные дома газоанализаторами. А председатель комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ  Галина Хованская считает разумной идеей оборудовать дома газовыми плитами с системой автоотключения. Понятно, что на каждую из этих идей требуются огромные деньги — а регионы и так не в состоянии нормально содержать свой жилой фонд.

Деньгам — труба

«Деньги» — ключевое слово в реформе ЖКХ. Государство у нас думало не столько о том, как содержать и обновлять коммунальное хозяйство, сколько о том, как заставить потребителей платить больше. Точкой отсчета реформы можно считать 1996 год, когда правительство Виктора Черномырдина приняло госпрограмму, согласно которой по всей стране граждане и предприятия должны были постепенно переходить на 100-процентную оплату себестоимости коммунальных услуг.

Задача оказалась невыполнимой. Не только из-за нищеты россиян. Но и по той простой причине, что посчитать реальную себестоимость коммунальных услуг в каждом населенном пункте оказалось практически невозможно. Тарифы на разные виды услуг определялись настолько по-разному, а система посредников в ЖКХ оказалась настолько мутной, что ни федеральные, ни региональные власти не в состоянии понять, каковы реальные затраты на электричество, тепло, горячую и холодную воду в домах. Но тарифы ЖКХ повышают исправно дважды в год, хотя от идеи заставить россиян платить по себестоимости отказались давно — программа правительства Черномырдина просто была со временем забыта. В России в принципе нет привычки исполнять долгосрочные программы, принятые прошлыми правительствами.

Коммунальный Чубайс

Вот только две эпические главы из триллера «Реформа ЖКХ по-русски», эпиграфом к которому точно могла бы стать знаменитая фраза Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

29 мая 2003 года было зарегистрировано ОАО «Российские коммунальные системы» (РКС). Это событие подавалось как старт радикальной реформы жилищно-коммунального хозяйства. Ожидалось, что в течение двух лет к 2006 году будут завершены организационные мероприятия, связанные с антикризисным управлением объектами ЖКХ и решением вопросов управления собственностью. Фактически речь шла о создании единого оператора ЖКХ с участием крупного частного капитала.

Учредителями ОАО РКС стали Газпромбанк и РАО "ЕЭС России" (по 25%), ЗАО "Ренова", компании "Интеррос", "Евразхолдинг", "Кузбассразрезуголь" и банк "Еврофинанс" (по 10%). Уставный капитал компании — 1 млрд рублей — был разделен на 10 млн обыкновенных именных акций номинальной стоимостью 100 рублей.

В 2016 году долги граждан и предприятий за ЖКХ впервые превысили 1 триллион рублей. А по итогам 2018-го должны подобраться к отметке 1,5 триллиона. Из них порядка 600 миллиардов — долги граждан. Причем лишь 10% злостных неплательщиков — «асоциальные личности»
Идея навести порядок в российском ЖКХ путем создания единого оператора принадлежала Анатолию Чубайсу. Тогда он возглавлял РАО «ЕЭС» (которое прекратит свое существование в 2008-м) и лоббировал интересы своей компании, а не коммунального хозяйства. Чубайс хотел наладить сбыт продукции РАО и покончить с хроническими неплатежами за электричество. Ну и заодно — за другие коммунальные услуги. В мае 2003 года на момент регистрации ОАО «РКС» дебиторская задолженность ЖКХ составляла более 180 млрд рублей, а кредиторская — более 270 млрд рублей. По нынешним меркам, сущая мелочь.

Никакого единого оператора ЖКХ в итоге не получилось, хотя ОАО «РКС» живет и здравствует, являясь крупнейшим оператором водоснабжения и водоотведения. То есть за взрывы бытового газа не отвечает. Чубайс провел реформу электроэнергетики, упразднил РАО «ЕЭС», децентрализовал поставки электричества и навсегда покинул отрасль.

В 2016 году долги граждан и предприятий за ЖКХ впервые превысили 1 триллион рублей. А по итогам 2018-го должны подобраться к отметке 1,5 триллиона. Из них порядка 600 миллиардов — долги граждан. Причем, даже по самым алармистским подсчетам, лишь 10% злостных неплательщиков — так называемые «асоциальные личности». У подавляющего большинства должников просто нет денег на оплату коммунальных услуг. Вовремя оплачивают счета за услуги ЖКХ порядка 60-65% населения, остальные (из тех, кто платит в принципе) — в срок от месяца до трех.

В апреле 2009 года тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков подписал приказ об учреждении открытого акционерного общества «Славянка» со штатом в 17 человек. Первоначально эту компанию хотели использовать для управления 22 гостиницами министерства обороны. Однако планы быстро изменились. В июле 2010 года АО «Славянка» стало победителем конкурса на обслуживание всего казарменного и жилищного фонда Минобороны. Министр Сердюков решил убрать из армии все хозяйственные функции и возложить их на специальных операторов. Минобороны при этом было и остается крупнейшим должником по ЖКХ в России.

В итоге после отставки Сердюкова вокруг «Славянки» возникли уголовные дела. А сменивший его на посту главы Минобороны Сергей Шойгу поначалу активно пытался отдать военные городки на баланс вполне «штатских» населенных пунктов. 21 июня 2016 года Арбитражный суд Москвы признал АО «Славянка» банкротом. В апреле 2017 года при Минобороны было создано Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центральное жилищно-коммунальное управление». Его цель — заменить все коммерческие организации, ранее обслуживавшие ведомственный жилфонд и другие объекты Министерства обороны. К тому времени общая задолженность организаций Минобороны перед ресурсоснабжающими организациями составляла около 29 млрд рублей. Она продолжает расти до сих пор, причем часть старых долгов оборонного ведомства так и осталась неоплаченной.

Кривой закон прямого действия

2018 год ознаменовался новым заходом на реформу ЖКХ. Вступил в силу закон о прямых договорах с ресурсоснабжающими организацими. То есть граждане получили юридическую возможность платить поставщикам воды — за воду, поставщикам газа — за газ, электричества — за электричество. Сейчас в большинстве регионов люди платят посредникам — управляющим компаниям или ТСЖ. Причем часто эти деньги не доходят до самих поставщиков.

Однако по предварительным прикидкам этот новый закон может оказаться не более успешной попыткой реформировать российское коммунальное хозяйство (хотя бы в части сбора денег, а не эксплуатации коммуникаций), чем все предыдущие.

Закон предусматривает два способа заключения прямого договора с ресурсоснабжающими организациями (РСО). Во-первых, это могут сделать собственники жилья на общем собрании в многоквартирном доме. Во-вторых, сами РСО по собственной инициативе могут прекратить договорные отношения с управляющими компаниями (при наличии подтвержденной задолженности за два месяца) и автоматически заключить со всеми жильцами договор об оплате ресурсов напрямую.

При этом на общем собрании собственников жилья, которое может инициировать любой собственник, для прямого договора с РСО надо получить «конституционное большинство» голосов — более двух третей. В подавляющем большинстве домов вы в жизни не соберете физически более двух третей жителей на общее собрание. Правда, голосовать можно и заочно. При этом РСО дано право даже при прямом договоре в течение трех месяцев разрабатывать свою схему отношений с потребителями.

Идея благая: закон о прямых расчетах в ЖКХ должен снять с управляющих компаний функции сбора и распределения денег. Сейчас УК отвечают за внутридомовые сети, но не за поставку туда газа-света-воды. При этом УК сплошь и рядом вынуждены покрывать из средств, не предназначенных для этих целей, долги за ресурсы конечных потребителей.

Но как по новому закону УК будут получать свои деньги за эксплуатацию внутридомовых сетей, неясно. Ведь они вообще перестают быть стороной договора между потребителями и ресурсоснабжающими организациями.

Так что если бытовой газ в домах будет взрываться и дальше — не удивляйтесь. Коммунальное хозяйство в России — за редким исключением — запущенное, старое, неэффективно управляется и долгах, как в шелках.


О том, как Россия вступает в эру долгосрочной бедности, читайте здесь

Фото: Следственный Комитет РФ


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.