Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Одинокий президент

27.03.2010 | Хрущева Нина, Нью-Йорк | № 10 от 22 марта 2010 года

В ходе запланированного на 21 марта голосования в палате представителей Конгресса США решится судьба законопроекта о реформе здравоохранения, которую продвигает президент Барак Обама. Из-за этого он даже отложил турне по странам Тихоокеанского региона. Сейчас у 31 млн американцев нет медицинской страховки. Реформа означает, что они будут ее иметь. Обаму обвиняют в расточительстве: реформа обойдется в $940 млрд в течение ближайших 10 лет. Но за три дня до решающего голосования бюджетный комитет Конгресса объявил: ряд статей расходов удалось существенно сократить. В итоге Америка окажется в плюсе.
Впрочем, для противников Обамы это — не аргумент. Другое дело — теория заговора. В Америке ее свежеиспеченных адептов называют коротким словом «бёфер» (от слова birth — рождение). Все то время, что Обама находится в Белом доме, они долдонят: президент на самом деле родился в Кении и занял свой пост незаконно. Они завалили власти штата Гавайи, где Барак Хусейн Обама официально появился на свет в 1961 году, письмами с просьбой подтвердить это документально. И вот пришла новость: законодатели штата обсуждают законопроект о присвоении бёферам статуса «сутяг», чьи запросы, по закону, не подлежат обязательному рассмотрению.
Велика ли армия сутяг — неважно. В сегодняшней Америке на них есть социальный заказ. Барак Обама уже больше года в Белом доме. Но складывается ощущение: Америка не в состоянии адекватно осмыслить то, что ее президент — не WASP (белый англо-саксонский протестант). В среде людей, интересующихся политикой, постоянно слышишь: «Обама — другой». В смысле: может быть и американец, но не наш. И ладно бы дело было только в консерваторах-республиканцах, тормозящих все его начинания — от реформы здравоохранения до закрытия базы в Гуантанамо. Ладно бы только ерничал близкий им по духу радиокомментатор Раш Лимбо, начинающий свои программы с издевательской по отношению к президенту песенки Barack the Magic Negro — «вот придет негр-кудесник и всех нас спасет». Но ведь и среди сторонников президента периодически проскальзывают простодушные восторги «с душком»: «Ах, представьте, он (президент) говорит (выглядит, ведет себя и т.д.) как нечерный». Слушая все это, вспоминаешь, что Америка лишь 40 лет назад официально ниспровергла расовую сегрегацию, и от этого никуда не деться. И приходишь к выводу: президент Барак Обама драматически одинок. Циникам в политике проще: они безжалостные практики. Обама — идеалист, проповедник. Таким проще влюбить в себя Америку. Но им сложнее удержаться на гребне.
Стена отчуждения, воздвигнутая вокруг Барака Обамы дома, похоже, видна уже и за границей. Не припомнить другого американского президента, с которым бы так непочтительно обошелся ближайший союзник Америки — Израиль, объявивший, вопреки мирному плану Обамы, о строительстве новых домов на спорных территориях, да еще во время визита вице-президента США Джо Байдена...
Все это означает, что для Барака Обамы начинается решающий период его президентства. Эпоха увещеваний и благих намерений закончилась. У президента на это больше нет времени: через год грядут промежуточные выборы в Конгресс, а там уже и очередная предвыборная кампания. Дабы во всеоружии встретить и то и другое, Обаме нужно, сломив сопротивление оппонентов, довести до конца свои начинания. Провести законопроект о реформе здравоохранения. Добиться закрытия тюрьмы в Гуантанамо. Наконец, подписать соглашение с Москвой по стратегическим наступательным вооружениям — СНВ. И тогда бёферам придется замолчать.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.