Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

#Суд и тюрьма

Вниз с Олимпа

25.03.2010 | Милюгин Игорь | № 10 от 22 марта 2010 года



Игры в Ванкувере почти как месяц финишировали, а «разбор полетов» лишь набирает обороты. Только в ближайшие дни должным образом оформит отставку Леонида Тягачева исполком ОКР, затем Виталий Мутко отчитается в Совете Федерации. Как проиграли, так и спохватились. Но насколько на самом деле был неожидан провал Ванкувера? С этим вопросом The New Times обратился к недавнему руководителю Росспорта, а ныне сенатору, двукратному олимпийскому чемпиону Вячеславу Фетисову

56-1a.jpg

Могла ли сборная России выступить в Ванкувере успешнее?
Не то что могла — должна была. Обязана! Но давайте я спрошу в ответ: а что, собственно, можно считать успехом, если спортивные руководители наши даже постеснялись огласить медальный план? Они куда и зачем ехать-то собирались?! Потренироваться перед Сочи, как заявлял один подавший в отставку ответственный товарищ? Если так, то да, хоть какой-то результат достигнут. Жаль только, что это не во всеуслышание сказано было, иначе едва ли вся страна по ночам у телевизоров сидела бы, если бы знала, что мы не соревноваться, а репетировать в Ванкувер едем.

Идеология икры и водки

Но даже если выступление в Ванкувере посчитать за генеральную репетицию, не настолько же она должна была не удаться...
Да не бывает олимпийских тренировок! Туда сражаться, умирать приезжают. И атмосферу надо создавать соответствующую, причем для всей делегации. Когда я, будучи министром спорта, увидел в 2004-м в Афинах, какая олимпийская «программа» готовится в «Русском доме», то водка там закончилась, не успев начаться.

И где же «випам» пришлось расслаб­ляться?
Так они-то люди не бедные, найдут место. Но интересно, что под саму идею «Русского дома» подведена была идеологическая база: икрой и водкой мы, оказывается, собирались завоевать симпатии руководителей олимпийского движения, а без этого и результата не будет. И вот в Ванкувере «Русский дом» работал уже по полной программе, но на спортивных показателях это почему-то сказалось в обратную сторону...

Жена вместо тренера

А каким образом обладателями олимпийских аккредитаций от России становятся порой совершенно посторонние люди?
Федерация подает заявку на определенное количество мест, а там уж если кто жену везет вместо тренера — это дело его совести. Расскажу на своем примере: когда в 2008-м, перед Пекином, министром спорта был назначен Виталий Мутко, я, хоть и оставался главой Федерального агентства по физкультуре и спорту, отдал ему свою аккредитацию: даже если бы мы послали в МОК бумагу, где объяснили бы, что чиновников у нас стало вдвое больше, это бы не сыграло. Олимпийская квота — она не расширяется. Поэтому когда кому-то из, например, руководителей регионов преподносят ввиду его любви к спорту такой вот пригласительный билет на Игры, он чаще всего и не подозревает, что займет в делегации место тренера или кого-то из медперсонала. (Это притом что многие из этих людей наш спорт поддерживают не на словах, за что им отдельное спасибо.) И сам потом удивляется, что у него проход всюду, а кто-то из профессионалов дальше трибуны для зрителей двинуться не может.

Как вы — в Китае?
Меня в Пекин не Российский олимпийский комитет приглашал, а международный — с ограниченным посещением соревнований. А там, на месте, уже друзья помогали — как Шамиль Тарпищев на теннисном турнире. В Ванкувере же я отметился совсем коротко: приезжал на хоккей, не ожидая, понятно, что для нашей сборной все закончится так скоро.

И почему же так случилось?
Вот как раз хоккейной сборной не помешали бы лишние аккредитации... Вы посмотрите: Третьяк у нас и президент федерации, и генеральный менеджер сборной, и тренер вратарей! Ну не должно так быть: Олимпийские игры требуют полной сосредоточенности на чем-то одном. А канадцы — они показали нам пример консолидации всех резервов. Четыре главных тренера клубов НХЛ объединились ради одной идеи — победы на Олимпиаде, а пятым был Стив Айзерман, генеральный менеджер. Когда я спросил его, сколько получат канадцы в случае победы, он сначала даже не понял. Какие деньги, если честь страны на кону! И они, надо отдать им должное, изучили нашу команду вдоль и поперек, а мы смотрели на соперника из Уфы, где оба тренера сборной работают с местным клубом. И чего-то, видно, недоглядели... Хотя премиальные у нас были объявлены — всем на зависть.

Сами проглядели

Разговоры о том, что деньги, направленные на подготовку, зачастую не доходят до спортсменов и тренеров, имеют под собой реальную почву?
Смотря какие деньги: перед Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити в 2002-м общий объем финансирования олимпийской сборной едва превышал $50 млн, но мы же не опозорились, как сейчас, когда вложения возросли почти в 20 раз! А вместо реальной отдачи мы сегодня имеем разговоры про потерянное поколение спортсменов и не умеющих работать тренеров. Кого потеряли-то? Настю Кузьмину, которая Словакии золото принесла? Так сами же, наверное, в свое время здесь ее проглядели. А умеющим работать тренерам не создали никаких условий, вот они в том же фигурном катании конкурентов нам и наготовили... Но даже среди оставшихся есть у нас и кому выступать, и кому тренировать, надо только быстрее определяться, как правильно выстроить структуру управления.

Вы не опережаете события, ведь официально еще итоги не подведены: у нас же сначала — «кто виноват?», а потом уже — «что делать?»
А я бы и не стал их подводить: тем, кто понимает, и так все ясно. Времени при подготовке к Сочи и так столько уже упущено, что глупо просто дальше продолжать его терять, занимаясь взаимными упреками. Нам сейчас главное — не промахнуться с кандидатурой нового главы Олимпийского комитета. Здесь необходим не просто некий управленец, выполняющий представительские функции, а человек, известный в спортивном мире, с харизмой. Это если мы в Сочи действительно собираемся побеждать...


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.