#Протест

Революция «желтых жилетов»

14.12.2018

Что привело к массовым протестам во Франции, и помогут ли успокоить демонстрантов обещания президента

17 ноября во Франции вспыхнули протесты, продолжающиеся до сих пор. Революция «желтых жилетов», начавшаяся как выступление против повышения налога на топливо, переросла в антиправительственные демонстрации и критику неравенства по всей стране. Самыми «горячими» днями с 17 ноября становятся субботы — десятки тысяч протестующих разгромили центр Парижа, в столкновениях с полицией пострадали сотни людей, в том числе и сами полицейские, разгонявшие демонстрантов с помощью водяных пушек, дубинок, резиновых пуль и слезоточивого газа.

Протесты 17 ноября вывели на улицы более четверти миллиона человек, ранения получили около 400. В последующие недели число протестующих сократилось до 150 тыс., но вот количество задержанных увеличивается — если 17 ноября полиция задержала 73 человека, то в минувшую субботу, 8 декабря, уже более 1200, подсчитал The Statistics Portal.

 chartoftheday_16418_yellow_vest_protest_n.jpg

Infographic: Yellow Vest Movement By the Numbers | Statista

На следующий день после беспорядков 1 декабря президент Франции Эммануэль Макрон, вернувшись с саммита G-20, лично приехал к одному из самых почитаемых памятников Франции, Триумфальной арке, которая серьезно пострадала от рук вандалов. Внутренняя часть Арки оказалась разграблена, статуя Марианны, символ французской республики, разбилась. Памятник «украсили» надписи — от антикапиталистических лозунгов до социальных требований и призывов к отставке Макрона. Пока президент беседовал с полицией и пожарными, протестующие скандировали: «Макрон, уходи!»  

Paris.jpg

Беспорядки в Париже

Макрон и его министры рассмотрели возможность объявления чрезвычайной ситуации, чтобы предотвратить повторение беспорядков. Пресс-секретарь Беньямин Гриво говорил тогда, что правительство открыто для диалога, но не изменит своего курса. В итоге заседания правительства 2 декабря было решено дать протестующим время, и режим ЧС введен не был. Правительство на полгода отложило повышение налогов на топливо и заморозило цены на газ и электроэнергию.

Но протесты возобновились 8 декабря. На улицы вышли 136 тыс. человек, 1220 были задержаны, в ходе столкновений демонстрантов с полицией пострадали 118 человек. Тогда Макрон выступил с телеобращением, в котором объявил о введении экономического и социального чрезвычайного положения. Это обращение во Франции смотрели больше телезрителей, чем финал Чемпионата мира по футболу-2018, который выиграла французская сборная.

Paris_2.jpg

Беспорядки в Париже

Макрон сообщил, что попросил правительство повысить с января минимальный размер оплаты труда на €100 в месяц. Кроме того, он обещал отменить повышение налога для пенсионеров с доходом менее €2000 в месяц. С премий, которые работодатели будут выплачивать работникам в конце года, планируется не взимать налог. А с 2019 года предлагается не облагать налогом выплаты за сверхурочные. Макрон подтвердил свою готовность бороться с уклонением от уплаты налогов, положить конец необоснованному обогащению и улучшить контроль за расходованием бюджетных средств. 

По подсчетам госсекретаря Франции Оливье Дюссо, который курирует бюджетную политику правительства, выполнение мер по выводу страны из социально-экономического кризиса обойдется государству в сумму от €8 млрд до €10 млрд.

Уличные протесты поддержала и парламентская оппозиция. Социалистическая партия, «Непокоренная Франция» и Французская коммунистическая партия, занимающие в палате меньшинство, инициировали голосование о вотуме недоверия правительству, но идею поддержали лишь 70 парламентариев из 577.

Участники уличных протестов между тем не намерены отступать и желают добиться отставки правительства и президента.

«У нас есть культура равенства. Это фундаментальная ценность, унаследованная от Французской революции, но передаваемая из поколения в поколение. «Желтые жилеты» очень злы, потому что они видят, что неравенство в стране растет», — объясняет в интервью Philadelphia Inquirer редактор Le Monde Сильвия Кауфманн (Sylvie Kauffmann).

Колумнист The Inquirer Труди Рубин (Trudy Rubin), предупреждая, что подобные протесты опасны не только для Франции, пишет: «Желтые жилеты» предупреждают нас о риске, когда экономическое неравенство становится настолько огромным, что те, кто находится на нижнем уровне, больше не могут терпеть унижения».

Материал подготовлен NT по материалам мировой прессы.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.