#Альтернативное ТВ

Человек как новость дня

05.12.2018 | Ксения Ларина

Театральные встречи в политических YouTube — эфирах оценила Ксения Ларина
_7643681.jpg

Прошедшая неделя стала рекордной по количеству интервью на альтернативных телеканалах. Человек и его мнения о главных событиях затмили собою сами события. Новости больше никого не интересуют — интересует, что думает о них известные политики, олигархи, артисты, писатели, топовые министры и популярные чиновники. Из их мнений о новостях складывается информационная картина не дня, а целой эпохи, имя которой — путинская Россия. Собственно, главные интервьюируемые эту путинскую Россию и олицетворяют, каждый по-своему.

Анатолий Чубайс идет войной на «либеральный обком» в программе «Ещенепознер», Никита Михалков вертится ужом под насмешливым взглядом Юрия Дудя, Михаил Ходорковский вскрывает подлую  сущность «упыриной политики» и  «крысиной стаи» в разговоре с Тимуром Олевским на канале «Настоящее время», Глеб Павловский кается в прошлых грехах Жанне Немцовой на DW («Дойче велле»), Мединский отчитывает, как крепостных, ведущих «Дождя». Про каждую встречу можно написать отдельную пьесу, в самых разных жанрах — от буффонады до античной трагедии. Ну вот например.

«Кого вы больше любите, — спросил Желнов, — Путина или Медведева?» «Люблю обоих, — честно ответил министр


«Голый король». Фарс

126854469.jpg

Владимир Мединский дает интервью Наталье Синдеевой и Антону Желнову Скриншот с youtube.com

Министр Мединский любит потрафить либералам и показать миру, что он открыт и доступен всем, и готов ответить на любые вопросы без специального отбора и согласования. Только список вопросов предоставьте))

Судя по всему, список вопросов ему предоставили. И поэтому он то и дело вскидывался и вскрикивал, как чайка: «Мы так не договаривались! Вы нарушаете правила игры! Я сейчас встану и уйду!»

Но не ушел. И полтора часа прямого эфира его мучали и истязали Наталья Синдеева и Антон Желнов.

За это время многое про себя министр рассказал. Что он не знает или не желает знать, что главные победы российского  кинематографа связаны с именами не очень лояльных режиссеров — Звягинцева, Серебренникова, Германа.

Что не может сформулировать, какие нарушения закона, зафиксированные в фильме, не позволят ему получить прокатное удостоверение.

Что в министерстве нет департамента рэпа, и вообще этот жанр искусства его лично не очень интересует (правда, пришлось переобуться «в прыжке» после уточнения ведущих о том, что глава СВР Сергей Нарышкин предложил минкульту поддерживать рэперов грантами).

Что его бесит разгул либеральных худруков театров, в которых артисты матерятся со сцены. Что он не знает тонкостей Театрального дела (Дело Седьмой студии), являясь при этом потерпевшей стороной.

Мединскому в этом эфире было плохо. Душно. Страшно. Потно.

Выражение его лица свидетельствовало о глубоком раздражении. Он периодически срывался в хамство и грозился встать и уйти. «Вы же с Нижнего Тагила?»— язвительно спрашивал уроженец райцентра Смела Черкасской области Украинской ССР у Антона Желнова, от чьих вопросов его мутило.

А Антон спрашивал об участии Минкульта в деле Седьмой Студии, демонстрировал министру документы с подписью его подчиненных, от которых министр сначала открещивался, а потом внезапно вспоминал.

Ведущие распределили роли традиционно: хороший и злой. Наталья Синдеева всей своей трепетностью воплощала хорошего следователя: она смеялась, пыталась найти точки соприкосновения, смело объединялась с министром в одно поколение, а потом вдруг спросила: «А почему вы ни разу не пришли в суд?»

И Наталья, и Антон почти два часа пытались выбить из министра не показания, а человека. Но Мединский показал себя настоящим партизаном, ни одного человеческого ответа, только показатели.

И даже злился, когда ведущие пытались остановить поток цифр, так и кричал хрипло: «Вы сбиваете меня с показателей!»

Но один раз «человек» из него все же вырвался.

«Кого вы больше любите (в смысле, с кем более комфортно), — спросил Желнов, — Путина или Медведева?» «Люблю обоих, — честно ответил министр. «Как тонко умеет мотивировать на работу президент! Деликатно, тактично, никогда не повышает голоса! Я в холодном поту просыпаюсь от страха!»

Странно что министр изящных искусств до сих пор не объявил врагом народа Евгения Шварца, ведь все эти тексты для чиновников были написаны им больше восьмидесяти лет назад!

Ведущий и гость были абсолютно единодушны в своей ненависти к Навальному. И эта политическая тема — развенчание «самозванца» — Чубайсу явно была приятна

«Враг народа». Драма

126854476.jpg

Анатолий Чубайс и Николай Солодников в программе «Еще не познер» Скриншот с youtube.com

Анатолий Чубайс интервью дает редко, на актуальные темы высказывается еще реже, и его появление в программе Николая Солодникова «Еще не познер» скорее всего объясняется исключительно гуманитарной, а не политической направленностью разговора. На политические темы Чубайс выезжал случайно то на плечах Бориса Немцова, то на плечах Бориса Ельцина, то на плечах Алексея Навального. И, вероятно, намеренно из беседы были исключены некоторые «опасные» темы, вернее, потенциально опасные для чиновника столь высокого уровня — Украина и Крым, внешняя политика страны, коррупция, правосудие, пытки, политические преследования. Как только разговор подходил к опасной черте — Чубайс мягко напоминал ведущему, что давно не является политиком, поэтому сказать ему нечего. Однако кое-что все-таки сказал.

По версии Анатолия Чубайса мы живем в стабильной сильной стране, без войн и репрессий, что вчерашние горячие точки на карте родины благодаря мудрой политике Путина стали опорой мира и благоденствия, что главная причина нынешней изоляции России  кроется в обострившемся «высокомерии Запада», а внутренние устои государства разрушают такие циничные политики, как Навальный, и «диванные критики из либерального обкома».

Наши смешные и наивные мечты о построении подлинного демократического общества разбиваются вдребезги под мудрым взглядом Чубайса, убежденного в том, что «полная демократия, абсолютные права человека, реальная политическая конкуренция и свободные выборы» приведут к развалу страны. Темы принципиального спора Чубайса и Авена о том, что важнее — государство или свобода — собеседники впрямую не касаются, но возбужденные уши этого спора торчат из каждого угла. Пару месяцев назад Чубайс вслед за супругой Авдотьей Андреевной набросился на журналиста Андрея Лошака, якобы исказившего суть этого спора, а теперь, в передаче Солодникова, основные тумаки и затрещины достались Алексею Навальному.

Тут важно отметить, что ведущий и гость были абсолютно единодушны в своей ненависти к лидеру оппозиции. И эта политическая тема — развенчание «самозванца» — Чубайсу явно была приятна, он говорил свободно и эмоционально, забыв о том, что он «не политик», он не выбирал слов и выражений, клеймил широко, с экспрессией, чуть кулаками не размахивал.

Голову Навального ведущий преподнес Чубайсу по-шекспировски, как Гамлет в сцене с матерью — «вот два изображенья: вот и вот/ на этих двух портретах — лица братьев».  Образ Навального предлагалось сравнить с образом Ельцина (а они, действительно, похожи, — и по харизме, и по темпераменту, и даже внешне – молодой Ельцин с его широкой открытой улыбкой практически «брат Навального). Однако, такое сравнение привело Чубайса в ярость, и он перешел на риторику больше привычной в высказываниях главы ЦИК Эллы Панфиловой, которая советовала политику «отпахать», как она, на производстве. «Навальный кидает своих людей! — рубил Чубайс. «У него нет никаких целей кроме себя!», «Ельцин прошел жизнь!», «У товарища Навального ничего за спиной нет!», «Только корысть и лицемерие!» Смысл этих обвинений сводился к простой формуле гопника: да кто ты такой?!  Если отбросить эмоциональную «кривую» из этого монолога, то важно заметить, что это большое лукавство — сравнивать путь в политику номенклатурного работника времен СССР и гражданина демократической России.

Ельцин, по сути, политиком-то стал только в годы перестройки, ведь до этого никаких политиков не было, а были советские партийные деятели.  А вот политик Ельцин в полной мере хлебнул и опалы, и унижений, и неравной борьбы, и масштабной народной поддержки.

Вообще в этой беседе много сомнительных утверждений и допусков: и то, что Ельцин одобрил бы присоединение Крыма, и что нельзя молчать, когда при тебе пинают Родину, что 95% руководителей театров можно посадить, что критиковать за сотрудничество с властью тех, кто занимается благотворительностью, подло мерзко и бессовестно.

Хочется все время перебить и напомнить: что Кирилла Серебренникова судят не как руководителя театра, а как руководителя АНО «Седьмая студия», получившей финансирование министерства культуры на проект «Платформа».

Что, превращая руководителей благотворительных фондов в свою обслугу, государство поступает подло, мерзко и бессовестно. Государство, а не общество. Что праведный гнев в этом случае должен быть обращен не к «либеральному обкому», а к власти, которая требует расплаты за свое покровительство.

Однако в той России, которую построили Путин и Чубайс, такие вопросы не вписываются.

Про Бориса Немцова в передаче вспоминали немало. Чубайс теплел лицом, рассказывая, как Немцов не раз извинялся перед ним за горячность, но сути идеологических расхождений с другом не касался, как и предпочел не раскрывать причину своего разрыва с Жанной Немцовой. Ведущий не настаивал. Такая неожиданная секретность в отношении этой интимной темы довольно удивительна, ведь сам Чубайс в июле 2015 года выложил в открытом доступе свою переписку с Жанной. В этой переписке Чубайс довольно недвусмысленно советовал Жанне поменять адвокатов в расследовании об убийстве и не раздувать в прессе тему чеченского следа.

Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров прокомментировал этот жест Чубайса одной фразой «Бог ему судья».

За два года до этого, в июле 2013-го Борис Немцов, поздравляя Чубайса с днем рождения на страницах «Собеседника», назвал его «лояльным вольнодумцем, вынужденным скрывать свои убеждения», и пожелал ему свободы. Похоже, сегодня Анатолий Борисович обрел долгожданную свободу и убеждения свои демонстрирует совершенно открыто. И от этого страшно.

В этом интервью МБХ был совершенно открыт, уязвим, остроумен и бесстрашен.И с готовностью, и даже с каким-то облегчением согласился с определением «упыри» и « крысы» 

«Суд идет». Свидетельский театр

126854471.jpg

Михаил Ходорковский в программе «Настоящее время» Скриншот с youtube.com

Михаил Ходорковский строит вокруг себя гражданское общество, как мы в фейсбуке формируем свою френд-ленту. Всю свою политическую деятельность после выхода на свободу он подчиняет одной идее: гражданское общество есть, и я вам его предъявлю.

В беседе с Тимуром Олевским на канале «Настоящее время» Ходорковский рассмеялся в ответ на вопрос: «Вы не устали от гражданского общества?»

У МБХ железный несгибаемый характер, он не любит демонстрировать эмоции, не любит пустых разговоров о чувствах и прочих химерах.

Но вот в этом интервью он был совершенно открыт, уязвим, остроумен и бесстрашен.

И с готовностью, и даже с каким-то облегчением согласился с определением «упыри» и « крысы» —  кажется, что в этих категориях рассуждать о нынешней российской власти ему удобней и комфортней, что тут стесняться.

Он подтвердил свою убеждённость в утопической идее парламентской республики  и назвал президентский пост — «пост всевластного царя» — вредным и опасным для страны и пожелал России поскорее от него избавиться. И от царя, и от его трона. Он высказал очень опасную (на мой взгляд) мысль о допустимости свободной продажи оружия, мотивируя это тем, что оружие у людей должно быть, чтобы защищаться от собственного правительства.

Он выразил уверенность, что суд будет.  Что суд будет.

Разговор МБХ и Олевского на «Настоящем времени» – это тоже диалог единомышленников, как и в случае Чубайса с Солодниковым.

Вы можете выбрать свой клуб.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.